Хорошие новости! Авторизация Регистрация Наш Форум Герои Футурамы Рейтинг персонажей Содержание серий Актёры в Футураме Интервью Фильм-о-рама Языки инопланетян Мультики на экранах Как их рисовать
ФанАрт СканАрт Фанфики ФанМузыка ФанВидео ФанКомиксы Поделки Фанов Сценарии серий ФанВидео старое ASCII картинки Соревнования Обои для рабочего стола Флэш-анимация Игры для ПК Статьи
Баги в Футураме Разные видеоролики Сценарии эпизодов Время до Футурамы Иконки для WinXP DVD менюшки Шрифты Для игр Кэти Сэгал | Лила Лила и спорт DVD с Футурамой Почтовые марки Разные картинки Другие дизайны English Navigation Bar Архив новостей Сайты о Футураме О нашем сайте
Parts78.com - автозапчасти на заказ по низким ценам в Санкт-Петербурге (812) 970-02-28

Зэпп Бранниган Капитанский дневник, звездная дата 3003… (278)

Знаешь всю Футураму наизусть? Проверь свои знания! Игра "Угадай цитату"!

Фанфики

Обычная доставка


Автор: Sergey
Опубликовано: 04.03.2011


Филипп Джей Фрай, курьер, развалился на диване в комнате отдыха и в одиночестве смотрел телевизор. Шла очередная серия «Всех моих деталек», до конца рабочего дня оставалась пара минут. Остальные работники под разными благовидными предлогами уже покинули офис, благо доставок не было. Бендер сразу после утренней планерки, завел песни об очередном каком-то религиозном робопразднике и благополучно смылся. Лила и Эми пошушукались и покинули здание без объяснения причин. Зойдберг исчез в районе обеда и помойки. Профессор весь день не выходил из лаборатории. Гермес сидел в своем кабинете, где сводил дебет с кредитом. Уже около пяти часов Фрай находился в офисе один, в обществе сов и четвероногого друга – телевизора, оставшись, можно сказать, «на хозяйстве». Срочных, да и не очень срочных, дел у него не было. Желания идти в общежитие для роботов или в бар – тоже. Короче говоря, Фрай сидел на диване и потягивал слёрм. Конечно, в здании еще были и Профессор, и Гермес. Может быть, и Зойдберг был где-то рядом, но Фраю до них не было дела. Тяжело сидеть на работе, когда тебе нечем заняться, да еще, если ты сидишь в одиночестве и без кондиционера, даже если у тебя есть телевизор и спутниковая антенна к нему. Был тот случай, когда Фрай грустил о родителях, и о том, что оставил в прошлом. В последнее время это случалось все чаще. Слёрм незаметно подошел к концу. Фрай встряхнул банку, потом посмотрел в нее. От этих его действий слёрма в банке не прибавилось, только брызги жидкости попали курьеру в глаз. Помотав головой, как бодливая корова, и протерев глаза, Фрай додумался, что надо взять еще слёрма из холодильника. Нужно было встать с дивана, а этого не хотелось. Попытку Фрая разрешить дилемму: «как оказаться у холодильника не вставая с дивана», прервал звук открывающейся банки.

- Как все-таки хочется пить, - подумал Фрай, отбросив сомнения, решительно встал и пошел в сторону источника звука. Как это часто бывает, ноги привели курьера, не туда, куда он шел. Вместо кухни, он оказался в ангаре. Поняв с первого раза, что он попал не туда, Фрай скорректировал направление и двинулся в сторону кухни. Дойти туда он не успел, внимание Фрая приковала к себе открытая банка слёрма, каким-то чудом, на взгляд курьера, оказавшаяся внутри гигантской клетки. Не раздумывая, Фрай шагнул в клетку и взял банку. Дверца клетки мгновенно захлопнулась, и где-то в тиши здания раздался перезвон колокольчика. В первый момент курьер не обратил на это никакого внимания. Допив банку, Фрай решил вернуться к прерванному просмотру сериала, но это оказалось затруднительно. Дверца клетки не открывалась. Разогнуть прутья у Фрая тоже не получилось. Звон колокольчика оборвался, и клетку накрыло гигантским колпаком. Очутившись в полной темноте, Фрай решил, что самое лучшее будет дождаться появления кого-нибудь кто сможет его спасти, а до того времени можно поспать. Он подумал о Лиле, которая такая сильная и добрая, придет и спасет его, и, не заметно для себя самого, уснул. Всю ночь его тревожили странные сны, которые не имели ничего общего с теми, что снились ему обычно. А в это время в лаборатории профессор танцевал ритуальный танец вокруг нарисованной мозгами мартышек пентаграммы с горящими свечами и стучал в шаманский бубен.

Утром, на ежедневной планерке, отсутствовал только Фрай. Его отсутствие (или опоздание, как говорится, на выбор) было нормальным явлением. Сидящие за столом, в той или иной степени, переживали последствия вчерашней возможности задвинуть работу, и на внешние раздражители реагировали вяло. Только профессор был бодр и гиперактивен.

- Хорошие новости! У вас сегодня доставка! – буквально расцвел профессор.

- Не шуми. Без тебя тошно, - едва выдавил Бендер, отнимая от головы бутылку с закипающим пивом, которое, за минуту до приложения к голове, было честно украдено из морозильной камеры.

- Постойте, профессор. Надо подождать Фрая… - начала было Лила.

- Какие глупости! - возмутился профессор. – Зачем его ждать? Фрай ночевал сегодня здесь, и с ним, безусловно, все в порядке.

- А где он сейчас? – к разговору присоединилась Эми.

- Право слово, какая чепуха. Я уже выпустил его из клетки, где-нибудь на кухне сидит – запасы уничтожает, - скривился Фарнсфорт.

- Зачем вы посадили его в клетку? И что с ним сделали? – буквально взорвалась Лила, и тут же схватилась за голову от нестерпимой боли, последствия вчерашнего возлияния с Эми. Наверное, даже, можно сказать, чрезмерного возлияния и смешивания всяческих напитков. Причиной загула стало наредкость отвратительное настроение Лилы, и ее попытка следовать совету Эми немного развеяться.

- Я же уже сказал, с ним все будет хорошо! Он только добровольно поучаствовал в моем эксперименте, - сказал профессор, и улыбнулся одной из своих улыбок, от которой кровь стыла в жилах. - Но он абсолютно бесполезен. Я хотел сделать из него мутанта с восьмиугольным телом, изменив его цепочку ДНК, но он настолько туп, что его ДНК не поддается изменениям, - и профессор впал в маразматическое состояние, раскачивая головой.

- А теперь если вы закончили болтать, быстро на корабль, доставка не ждет, вы летите на планету Ницше-10… - перехватил инициативу в свои руки Гермес.

- Но, Гермес, надо же узнать, что с Фраем и где он… - на этот раз Лила и Эми высказались почти синхронно.

И тут в комнате появился Фрай с банкой слёрма в руках и крошками на губах. Выглядел он как обычно потрепанным. Подруги смогли лично без посредников убедиться, что с Фраем все в порядке. Гермес продолжил:

- … нужно доставить этот небольшой груз, - рука бюрократа была направлена на огромную груду ящиков, ящичков и коробок, стоящих на платформе, размерами превосходящей корабль «Планетного экспресса». – Клиенты, провели двойную оплату за то, чтобы они могли сопровождать груз.

- Фрай, Бендер, бегом на погрузку, - сказала Лила твердым голосом. – И никаких возражений, бегом, я сказала, - тут же продолжила она увидев, что курьер пытается открыть рот и сказать очередную глупость, и про себя подумал: «Ну, когда же он повзрослеет?»

- Лила, зачем ты так? Я ведь уже взрослый, и тебя старше, и ты прекрасно это знаешь…- неожиданно высказался Фрай.

Повисла напряженная тишина, которая была нарушена появление двух гуманоидоподобных блондинок. Гермес вскочил со своего кресла, и поспешил к ним на встречу.

- Не извольте беспокоиться! Все уже готово, как вы просили! Ждали только вас! – он всеми силами, изображал преданность и безмерное уважение клиенткам. Одновременно, чтоб они не увидели, Гермес грозили кулаком нерадивым работникам, требуя от них немедленного начала погрузки.

- Мы настаиваем, чтобы контейнер был погружен на корабль целиком, - высокомерно проговорила одна из блондинок.

- Конечно, конечно, госпожа Аврора. Мы используем сеть для ловли жирафов. Все будет в лучшем виде, - продолжал источать потоки елея Гермес. – Вы все поняли, - бюрократ грозно посмотрел на команду.

«Сколько же они заплатили», - подумала Лила.

- Я не знаю, - сказал Фрай.

- Что ты не знаешь? – удивилась Лила, думая о предстоящих сложностях вождения корабля с грузом за бортом, у которого, судя по внешнему виду, и вес был немаленький.

- Не знаю сколько они заплатили, - продолжил курьер.

- А тебя никто и не спрашивал, - фыркнула Лила.

- А кто тогда сейчас… - начал Фрай.

- А ну прекратили этот базар, - глаза Гермеса полыхнули гневом. – Вы сделаете все, чтобы госпожа Аврора и госпожа Венера остались довольны полетом. С командой летят Эми и Зойдберг. Вам все ясно?

Естественно, всем все было ясно, вопросов больше не последовало. Члены команды поспешили заняться делом, чтобы не вызвать новую вспышку гнева бюрократа. Эксцессов при погрузке не произошло, единственное, что Лиле пришлось помучиться, выводя корабль с негабаритным грузом через крышу.

Обычно, время во время доставок, команда «Планетного экспресса» проводила на мостике. Космический корабль работал в штатном режиме, если вообще такое можно сказать о любом из изобретений профессора. Все были предусмотрительны и обходительны друг с другом (странно, но это никого не настораживало). Никаких проблем не предвиделось, этот сектор космоса был свободен от пиратов, «Нимбус» вообще был в другой галактике. Гостей на корабле разместили в комнате отдыха профессора. Лила включила автопилот, и наслаждалась редкой свободной минуткой. Рейс проходил на удивление спокойно. Это даже заставило Лилу засомневаться в том, что это задание ей не сниться. И, конечно, тут же произошло событие, вернувшее все в прежнее состояние. Причиной стала Эми, которая громко спорила с Фраем и Бендером.

- Так не честно, он жульничала, - напирал Эми.

- Детка, все было честно, - с чувством собственного превосходства произнес робот, и прикурил сигару.  – Не будь я - Бендер.

- Что у Вас опять стряслось, - спросила Лила, понимая, что сами они не разберутся, и будут выяснять отношения друг с другом до конца полета. И от этого занятия их сможет отвлечь только какое-нибудь неординарное событие, например, взорвется рядом сверхновая. Лила вдруг сильно захотелось, чтобы это произошло, но чудо не состоялось, и ей пришлось выслушивать бредни своего экипажа.

- Я проспорила Фраю желание, они требуют, чтобы я подложила кнопку тебе, ой.. Вам, на капитанское сидение, - в запале выкрикнула Эми. Увидев выражение лица своего капитана, Эми сразу же, и очень сильно, пожалела о том, что сейчас сказала. Выражение лица лилововолосой фурии было таким, что Медуза Горгона удавилась бы от зависти, увидев такой испепеляющий взгляд. В это время два балбеса хихикали, стоя у дверей, за спиной практикантки. Не успев закончить свои инсинуации, Эми сразу начала движение в сторону от возможной линии удара, освобождая сектор атаки для Лилы.

Тут Фрай внезапно перестал смеяться и посмотрел на капитана.

- Бендер, Лила нами недовольна, и хочет … - последовал звук двух ударов и падения двух тел, - … нас побить, - договорил курьер, лежа на полу.

- Почему хочет? Уже ударила. Эй, кусок мяса, если ты знал, что сейчас случиться, мог бы предупредить раньше, - возмутился с пола Бендер, и тут же заткнулся, едва посмотрев на капитана.

Лила нависала на двумя приятелями громадой безмолвного гнева.

- Лила, а почему ты сказала, что нас побьешь, когда уже начала бить, - пытаясь приподняться с пола, спросил Фрай, и услышал хруст сжатых кулаков.

- Нет, Лила, я не издеваюсь. И если тебе от этого станет легче, то извини.

Эми видела, какой эффект произвели слова Фрая на Лилу, и поняла, что через пару мгновений придется вызывать робосвященника для отпевания того, что останется от Фрая.

- А Вы разве не слышали предупреждения? – Фрай посмотрел на Бендера и Эми. В ответ он увидел, только мотание головой, означающее «нет». Бендер к тому времени уже успел уползти под пульт управления, и насмерть в него вцепиться, несколько раз обмотав свои манипуляторы вокруг рулевой колонки. Как нестранно, глупость, которую ляпнул курьер, помогла Лиле расслабиться и взять себя в руки.

- Фрай, тебе не за что извиняться, наверняка это была идея Бендера, - Лила села в капитанское кресло. – Бендер, это ведь была твоя идея?

Поняв, что его не будут бить, Бендер повел себя в своей излюбленной манере.

- Какая тебе разница. Бить ты нас больше за это не будешь, и теперь, когда тебя предупредила, вот эта вот, представительница женского племени, фокус с кнопкой не пройдет, - Бенедр достал бутылку пива и залпом всю выпил, пробормотав про себя, что-то вроде: «Пронесло».

Не став дальше слушать своих подчиненных, Лила приказала им заткнуться и разойтись по каютам. Те сочли за благо не раздражать капитана и без вопросов потянулись в каюты.

Дверь открылась, и на мостике появились госпожа Аврора и госпожа Венера. Надо сказать, те смогли произвести неизгладимое впечатление, как на мужскую, так и на женскую половину экипажа «Планетного экспресса». Нейтральной оказалась только ракообразная часть экипажа, которая в этот момент тоже ввалилась на мостик. Доктор Зойдберг пресмыкался перед гуманоидноподобными блондинками, который имели неосторожность предложить ему объедки.

Одна из блондинок (команда еще не запомнила, кто из них кто) начала держать речь.

- Госпожа капитан, мы заплатили двойную цену не для того, чтобы скучать в полете.

После этих слов повисла напряженная тишина. Лила все еще не могла привыкнуть к тому, что профессор решал вопросы доставок, а потом забывал сказать команде, что ее ждет в дороге. Хотя девиз компании «Наша команда заменяема – ваша посылка нет» становился Лиле с каждым разом все понятнее. Ей уже не раз, за это короткое время работы в «Планетном экспрессе», пришлось пожалеть о своем решении уйти с прежней работы. И Зеп Брениган уже успел стать не единственной причиной для сожаления. Порой ей казалось, что Фрай был тем, героем, который восстал против системы, что он ее герой, и что в подземелье она в него влюбилась, или просто он ей показался тем, с кем она хотела бы быть, и ей показалось, что и ему она небезразлична, но всё последующее поведение по отношению к ней этого рыжеволосого идиота указывало, на то, что у него нет к ней серьезных чувств. А она ведь, как дура, всеми силами старалась, хоть как-то заинтересовать и расположить его к себе. Разрешая много такого, чего никому никогда не разрешала по отношению к себе. Даже таскалась с ним во время его поисков жилья (будто у меня других дел не было, снова обозлилась Лила). Из задумчивости ее вывел конечно же голос Фрая, сообщавший очередную глупость.

- Лила, а разве у тебя были другие дела, когда мы искали мне квартиру? И я не понял… - на этот раз договорить ему не дала Эми, которая дернула его за рукав, строя страшные глаза. Эми не могла понять, кто мог это Фраю разболтать из ее подруг, и уже представляла нелицеприятные разговор с Лилой по этому поводу. Лиле не успела сообразить, что имеет в виду курьер, да и времени сразу ответить ему ей не дали.

- Капитан, ваши подчиненные совсем разболтались, - вступила в разговор вторая блондинка. – То, что они не уважают и не слушаются Вас, нас не волнует. Но то, что вы не выполняете условия контракта выльется вашей фирме в большую неустойку.

Тут в разговор влез Бендер: - А чего вы хотите, клуши? Может поиграете с Фраем на желания, а? Как проиграете – он пожелает, чтобы вы остаток пути летели рядом с кораблем в открытом космосе без скафандров, - и робот включил имитатор гомерического хохота. Естественно, искрометный юмор Бендера никто не оценил. А одна из блондинок стала делать рукой движение, напоминающие расстегивание кобуры на поясе.

В этот момент Зойдберг стал танцевать вокруг блондинок и клянчить еду. Воспользовавшись секундной паузой Лила вышибла Бендера в коридор. Лила не представляла, как исправить ситуацию, надежды на остальных не было, рассчитывать приходилось только на себя, и Лила уже собиралась предложить блондинкам уменьшить стоимость доставки, пусть даже за свой счет, а не за счет фирмы. Но все в очередной раз поменялось после того, как Фрай уставился на блондинок. Неожиданно они оказались польщены таким повышенным вниманием. В довершение ко всему на мостик поступил входящий сигнал тревоги. «Только бы не Брениган!» - только и смогла подумать Лила, подтверждая принятие входящего вызова.

На экране, на фоне флага возникла заставка «Обращение президента Мак-Нила к гражданам Земли». После на экране появился сам Мак-Нил и начал: «Друзья мои, я опечален. Вы все в курсе об идущем глобальном космическом потеплении. Из-за аномальной жары в отдельных секторах, подконтрольных Д.С.П., начались торфяные космические пожары. Концентрация загрязняющих веществ близка к критической норме. Председатель Д.С.П. Глаб ввела чрезвычайное положение. Всем гражданам Земли, оказавшимся в опасной зоне, необходимо ее немедленно покинуть. Для эвакуации граждан и кораблей срочно отозван из соседней галактике Зепп Брениганн. Всем остальным для пролета через опасные сектора необходимо воспользоваться космическим лифтом».

Обращение закончилась, на экране снова появился флаг, тут же исчез и на экране появился ухмыляющийся Брениган.

- Кого я вижу, сексуальная леди Лила. Приползла к Зеппу через всю галактику. Ты как раз вовремя. Сегодня пройдет презентация видеофильма о нашей любви. Видишь - вот кассета, а это мой постер в полный рост. А вот этот контейнер весь набит кассетами. Сейчас я нажму на кнопку, и вот эта кассета и мой постер с автографом окажутся рядом с тобой. Наслаждайся и оставайся со своим кораблишком на месте, мы сейчас примем его на борт.

- Не надо так возбуждаться, Брениган. Во-первых, мы не в опасной зоне, а, во-вторых, воспользуемся лифтом. Чао! - Лила прервала передачу, и резко повела корабль к космическому лифту. От такой быстрой перемены скорости хода и направления движения корабля, все кто не сидел в креслах рухнули на пол, ну, и на перегородки. Тут уж кому как повезло. Бендер, хоть и был за секунду до падения в коридоре, умудрился смягчить падение, оказавшись на Фрае. Блондинки впечатались в стенку перегородки, справа и слева от двери, и медленно стекли на пол. Лила не обращала на это никакого внимания маневрируя из последних сил, и думая только о том, как успеть добраться до лифта, пока корабль «Планетного экспресса» не попал в затягивающий луч «Нимбуса». К счастью для Лилы, эту игру в кошки-мышки она выиграла у Брениган за явным преимуществом.

Помимо основной части: ухода от «Нимбуса», Лила выполнила и произвольную программу. Она растоптала кассету, разорвала в клочья плакат, и умудрилась выкрасть контейнер с кассетами и сбросить его в ближайший очаг пожара. Захват контейнера с кассетами был достоин отдельного описания, жаль не родилось такого писателя. Рукоплескать проделанному было некому – народ безмолвствовал.

Корабль «Планетного экспресса» уже пятый час стоял в очереди к лифту. Проверка корабля после гонок с «Нимбусом» показала, что ничего серьезно не пострадало. Груз, вещи пассажирок, имущество экипажа и корабля осталось в относительной целости. А вот часть провизии, в которую упал доктор Зойдберг и не успел съесть, пришлось отдать ему доедать. После картины – «натюрморт с доктором Зойдбергом», у команды пропал аппетит, и любое упоминание о еде вызывало рвотный рефлекс. Конечно же, впоследствии этот эффект исчез, и после многочисленных повторений подобных ситуаций, уже не появлялся, он стал привычным, как стряпня Бендера, и у команды выработался иммунитет прозекторов морга – они могли есть что угодно и где угодно (в разумных пределах, естественно), была бы только нормальная еда. Бездействие и, главное, невозможность повлиять на ситуацию сильно раздражала Лилу. Она все сильнее выходила из себя. Сильный удар по психике капитана нанесли последние события на корабле, и, особенно, появление Бренигана. На все это накладывалась неустроенная личная жизнь без перспектив что-либо в этом изменить и как-то на это повлиять. Просто бесило её и то, что конфликт с клиентками не был улажен. Когда проблема с «Нимбусом» была решена, они ничего не стали слушать, ничего не стали говорить, а просто ушли в отведенную им каюту отдыха. И это молчание было гораздо хуже, чем возмущение, к которому команда уже успела привыкнуть на других доставках. Прогоняя по кругу все случившееся за последние десять часов, Лила все сильнее себя накручивала, и, чтобы успокоится, решила пойти в спортзал в трюме. На всякий случай, чтобы хоть кто-то был на мостике, она решила оставить у пульта Эми, и вызвала ее по внутренней связи. Не смотря на строгое требование капитана: «Всем находится в своих каютах», коммутатор в каюте, где должна была находиться Эми, не отвечал. Лила с упорством маньяка продолжала вызывать Эми. Когда она уже решила плюнуть на все и пойти прочистить марсианке мозги, Эми сняла трубку. Лила увидела веселую Эми и за ее спиной обоих обалдуев, и к ее удивлению, там же были и блондинки.

- Слушаю, капитан, - весело проговорила Эми.

- Давай немедленно ко мне, - проговорила Лила. Выражение ее лица, говорило о том, что любые споры чреваты серьезными последствиями. Лила нажал на отбой, чуть не раздавив коммутатор. Долго ждать не пришлось, не прошло и пяти секунд, как Эми буквально влетела на мостик.

- Практикантка Вонг прибыла по вашему приказанию, - с серьезным выражением отрапортовала Эми о своем прибытии, и замерла в стойке смирно.

Как не хотелось Лиле сорвать зло, придраться было не к чему. И она просто сказала:

- Я в трюм размяться, а ты остаешься на мостике за главного, - Лила посмотрела на Эми, ожидая вопросов. Вопросов не последовало, возражений тоже. Эми продолжала все также стоять по стойке смирно. Когда Лила поравнялась с ней, Эми на свой страх и риск попыталась высказать свое мнение.

- Капитан ... мэм … Мисс Туранга, - запинаясь, начала она. Лила остановилась рядом с Эми. – может быть это не мое дело…

- Вот именно, не твое, - прервала ее Лила. Но Эми не собиралась сдаваться.

- … но мне кажется, что вам надо научиться получать удовольствие… - на этот раз договорить она не смогла от нехватки воздуха. Лила приподняла ее, схватив за грудки, сверля взглядом, буквально прожигая насквозь.

- Ты, маленькая дрянь, еще будешь меня учить. Не все такие как ты. Есть еще порядочные женщины.

- Ну да, которые любят порядок: сегодня одни, завтра другой, - дверь уползла вверх и на мостик ввалились все пассажиры и команда корабля. Короткий удар одной из блондинок по бицепсу Лилы, и удар без замаха Лиле в голову другой, быстро разрядили взрывоопасную обстановку.

Последнее что помнила Лила, проваливаясь в беспамятство были слова Фрая:

- Госпожа Венера, зачем же вы так сильно ударили, Лила сейчас потеряет сознание…

Согласившись с этим утверждением Лила провалилась в забытьё.

- Что Вы наделали, - завопил Фрай. – Вы ее убили!

- Успокойся, Шарапов, с ней все будет хорошо. Проспится часов пять, и будет в норме, - сказала госпожа Венера. – Вот дашь ей это выпить, когда придет в себя.

- А как я определю, что она пришла в себя? – поинтересовался Фрай.

- Ну, ты ведь смог определить, что отключается, - только пожала плечами блондинка.

- А что теперь делать? – вмешалась Эми.

- Ну, вы что маленькие что ли? – начала злиться госпожа Аврора. – Тащите ее в каюту, и быстро узнайте, когда мы проедем этот дурацкий лифт.

- Молодой человек! Куда вы так спешите? – позвала Фрая женский голос. Для Фрая этот голос был как манна небесная. Он уже битых полчаса торчал на подходах к космическому лифту. На него никто не обращал внимания, и никто из рабочих, обслуживающих лифт не хотел с ним разговаривать. Кислород в скафандре, конечно, еще не заканчивался, но длительное пребывание в безвоздушном пространстве уже успело порядком надоесть. А тут удача сама пришла к нему в руки.

- Я, Фрай. Я член команды корабля «Планетного экспресса», - представился он, пытаясь разглядеть лицо в скафандре, человека который его окликнул. Он наделся, что у женщины хорош не только голос, но и все остальное.

- И что же ты здесь делаешь? – услышал он в ответ. - Проверить бы, какой он на самом деле. Вроде не совсем уж урод, - услышал он неожиданное продолжение.

- Дама, а что Вы хотите у меня проверить? – Фрай как-то сразу понял, что женщина не шутит и настроена весьма решительно.

- Что за чушь! – в голосе послышались возмущенные нотки. – Интересно, что он о себе возомнил, - прозвучало уже с вопросительно-мечтательными интонациями.

- Леди, а вы могли бы уже определиться со своими желаниями? А то я никак не могу понять, чего вы хотите, - попытался прояснить ситуацию Фрай.

- Нахал! Не будь ты в скафандре, одной пощечиной не отделался бы, - резко прозвучало в ответ. – А в нем что-то определенно есть.

- Мадмуазель, а что вас останавливает? Я всегда готов помочь женщине, и без скафандра тоже. И даже у меня это лучше получается, - неожиданно для себя, Фрай начал подыгрывать девушке. – И если у Вас есть место, где мы могли бы продолжить наш разговор, то я с удовольствием Вас провожу.

- Парень, а тебе не кажется, что ты хочешь слишком много? Я с первым встречным не знакомлюсь, - тон уже был примирительным, Фраю стало ясно, что разговор еще не окончен. – Пора вести его ко мне.

- А как к вам пройти? – без задней мысли спросил Фрай. Все, что его сейчас интересовало, это возможность найти кого-нибудь из обслуживающего персонала, кто бы смог ему растолковать, сколько времени кораблю «Планетного экспресса» еще предстоит торчать в очереди перед лифтом. Заговорившая с ним девушка, как раз и была в скафандре, который был раскрашен в цвета обслуживающего персонала.

- Ступай за мной, не потеряешься, - прозвучало уже более дружелюбно. – Только бы другие не заметили.

- Девушка, а почему вы так резко меняете свои суждения? – поинтересовался Фрай.

- Что ты имеешь в виду? – легкомыслие в голосе было явно наигранным. - Какой-то он странный, как бы чего ни случилось. И что он думает, я почему-то не слышу. Переведу-ка я лазер в боевой режим.

- В этом нет никакой необходимости. Я безоружен, и обещаю вести себя хорошо, - сразу заверил Фрай девушку.

Шедшая рядом с Фраем девушка подпрыгнула от неожиданности (насколько, вообще, можно подпрыгнуть в невесомости), и наставила на Фрая пистолет.

- Ты, что можешь мысли читать? Мужчины не могут этого делать, – в голосе звучала паника. – А вдруг он еще и гипнотизер?

- Девушка, не надо говорить так быстро. Да еще и взаимоисключающие друг друга вещи. Я даже не знаю, что такое гипнотизер, - попытался разъяснить Фрай, но эффект оказался прямо противоположным тому, чего он хотел добиться. Фрай еще не успел понять то, что сам только что выдал, как девушка бросилась бежать в сторону ближайшего строения.

- Только бы успеть добежать, - пронеслось в его голове. Фрай не стал спрашивать, а тоже поспешил за девушкой. Скафандр, созданный профессором во время очередного приступа гениальности, позволил Фраю оказаться у дверей, в которые вбежала девушка, одновременно с ней, не прилагая усилий. Наружная дверь закрылась автоматически, и в переходном тамбуре включилась освещение. Тут Фрай смог рассмотреть девушку подробнее. Он перестал что-либо понимать из ее бессвязных высказываний, и чтобы хоть как-то разрядить обстановку – взял девушку за руку.

- А ты красивая, - сказал он, первое что пришло ему в голову. – Но Мишель была лучше. А как тебя зовут?

На любую девушку сравнение ее с другой в подобной манере действует, как ушат холодной воды. Колет не стал исключением. На Фрая обрушился словесный торнадо, смысл которого сводился к двум постулатам, что он - козел, и что его невольная спутница - лучше всех. С трудом переварив эти два открытия, Фрай задумался, что делать. Нечего в голову не приходило. Фрай уже было решил посоветоваться с Лилой, но вспомнил, что та все еще без сознания. Спасения пришло само собой, открылась внутренняя дверь, и девушка сразу шмыгнула внутрь. Немного подумав (что для курьера было не свойственно, и он даже успел удивиться этому факту), Фрай шагнул следом. В момент прохода через дверь, Фрай услышал слова о том, что его сейчас ударят сковородкой. Приняв это во внимание и пожелав избежать этой неприятности, Фрай упал на пол и пополз. В это момент он услышал смех, и остановился, перевернувшись на спину. Девушка выронила сковородку и смеялась во весь голос. Фрай понял, что буря миновал, и решил повременить с вопросами.

- Откуда ты такой взялся? – спросила девушка сквозь смех. – Кстати, меня зовут Колет.

- Я уже говорил. Я Фрай, курьер с корабля «Планетный экспресс», - проговорил Фрай, лежа на полу.

- Это я уже поняла. А что ты тут делаешь?

- На полу?

- Нет, в космосе, у лифта.

- А! Лечу на доставку на Ницше10 на корабле, но вот уже пять часов прошло, а мы еще с места не сдвинулись, и наши заказчики послали меня узнать когда мы сможем лететь дальше.

- Не хочу тебя огорчать, но еще не скоро. Пролет в этих секторах закрыт, пока не погасят пожары.

- Вот, черт! Лила расстроиться. Да и Эми, говорила, что ей сегодня на свидание.

- Постой, постой. О ком ты сейчас говоришь.

- Ну, это те с кем я сейчас лечу.

Фрай посмотрел на девушку. Она казалась обычно женщиной Стройная фигурка, небольшого роста.

- Ну раз уж ворвался, давай ближе знакомиться, - предложила она. – У нас тут такая скука, пока пожары не начались, за месяц один корабль в лучшем случае здесь появлялся. Мужчин на станции-лифт мало. Вот и приходится как-то выкручиваться. Только обычно здесь корабли не задерживаются, тут и ресторана то приличного нет, - Колет вздохнула. Фрай во все глаза смотрел на нее, он видел что ее губы не двигаются, а голос продолжал звучать. И это поразило его до глубины души, даже не то что она говорила, а как она это делала.

- Стой! Ты можешь мысленно разговаривать? – ляпнул Фрай первое пришедшее в голову.

- Нет, конечно. С чего ты взял? А ты слышишь мои мысли? - на это раз все было, как должно быть: губы Колет шевелились. Фрай понял, что с ним, что-то случилось, и сразу вспомнил ночь под колпаком. Что же со мной случилось, думал Фрай. Он не обращал внимания на слова и мысли Колет, оставаясь лежать на полу. Что-то изменилось вокруг, и ему пришлось отреагировать на эти изменения. Он почувствовал губы на своем лбу. Вдруг Фраю стало приятно, и он подумал, что вот так в детстве должна была делать мать, и к горлу подступил комок. Он посмотрел в сторону, где только что была Колет. И увидел лишь стену. Фраю захотелось сжаться в маленький комок, и ничего не видеть, и не слышать. И тут дверь распахнулся и в комнату ввалился … Бендер.

- Привет, кусок мяса. Уже отдыхаешь? Какие же вы все-таки белковые неженки. Узнал, когда мы проедем через эту дыру?

Меньше всего Фраю хотелось сейчас говорить. Но горящая сигара, приставленная к щеке, заставила Фрая подскочить над полом.

- Ну? Читай по губам, или мысли улавливай, что узнал-то? – продолжил Бендер, упиваясь своим превосходством.

- Как ты сюда попал? – Фрай был поражен и возмущен одновременно. Когда он позвал Бендер выяснить, когда корабль полетит дальше – Бендер демонстративно отказался. А теперь стоит в дверях как будто, так и должно быть, и при этом сверх меры демонстрирует чувство собственно превосходства.

- Нет такой рободевочки, которая устоит перед Бендером, - Бендер демонстративно затянулся сигарой. – И робо-дверь в этот свинарник не исключение.

- Так ты давно мог договориться с лифтом, чтобы он нас провез без очереди? – возмущению Фрая не было предела.

- Конечно! Ведь я же Бендер! Только мне на вас белковые отходы наплевать, еще для вас стараться и договариваться, - наглости Бендера не было предела. Фрай пожалел, что рядом нет Лилы, которая могла бы поставить Бендера на место, и вбить в его электронные мозги хоть капельку почтения. Какого же было его удивление, когда он увидел, что Бендер получил свое. Его новая знакомая все-таки нашла место для приложения своей сковородки. Голова Бендера отлетела к пожарному люк, где ее еще для полного счастья залило струей пены по самые гланды.

Надо ли говорить, что после этого у Фрая, и примкнувшего к нему Бенедра, не было других вариантов, кроме как пригласить свою новую знакомую в случайно подвернувшийся ресторан, как нестранно рестораны тоже летают по космосу, и один из этих летающих ресторанов стоял в очереди к лифту. Друзья успели с пользой для дела провести время: пообедали, завели первое (возможно, единственное в дальнейшей жизни, но которое им все равно не пригодилось) полезное знакомство, которым смогли воспользоваться, и не прошло и трех часов, как корабль «Планетного экспресса» продолжал свое движение. Все время нахождения корабля в лифте Колет не отходила от Фрай, пользуясь тем, что была ее смена, и она должна была контролировать самочувствие пассажиров лифта. Колет наслаждалась возможностью взаимопонимания, и не отходила от Фрая, постоянно мысленно разговаривая с ним. Не имея другого выхода, Фрай вынужден был отвечать на все ее прихоти. Так что, к концу поездки на лифте, курьер уже единственное, что на стену не лез от чрезмерного общения с лифтершей. Фрай попытался читать мысли других людей. Если с Эми все прошло как по маслу, он и раньше уже мог слышать, что она думает, то мысли ни Бендера, ни Зольдберга, ни других мужчин-лифтеров были для не скрыты. И еще, что очень сильно его удивило и озадачило, он не мог читать мысли блондинок. Приняв все это как должное Фрай решил обязательно узнать у профессора, что тот с ним сделал. Когда лифт дошел до своей верхней точки оказалось, что корабль «Планетного экспресса» только последним сможет вылететь из лифта, и когда это произошло Фрай увидел слезы на глазах Колет. Вопросы задавать не пришлось, все ответы он мог услышать в мыслях лифтерши, которая и не пыталась скрыть свои чувства. Единственное, что смог сказать на прощание Фрай, что он будет звонить. Получив пинок от реальности, которая таким странным образом открыла Фраю глаза, на приобретенную им способность читать мысли женщин, Фрай на многое посмотрел другими глазами. И его взаимоотношения с Лилой и Эми заставили его глубоко задуматься.

Лила открыла глаз и увидела, что лежит в своей каюте на корабле. Неприятно саднила рука, кружилась голова и немного тошнило. Сквозь иллюминатор были видны пролетающие кометы. Лила встала с кровати, и осмотрелась вокруг. Первое, что ее удивило – это идеальный порядок в каюте. Весь мусор был выкинут, урны вычищены, вещи были аккуратно уложены, строго в том порядке, как будто всё было уложено ей, а сама она была в своей любимой спальной одежде и, как она только что заметила, спальные принадлежности были те, которые ей больше всего нравились. Лила не любила таких неожиданных приятных сюрпризов и сразу приготовилась к самому худшему. К неприятностям можно было отнести отсутствие на руке коммутатора. Без которого Лила чувствовал себя так, будто ее лишили части тела. Лила чуточку успокоилась, когда увидела коммутатор на тумбочке, но напряженность и настороженность от этого не прошли, а только увеличились. Тут Лила призналась сама себе, что проголодалась и, раз уж пошли такие чудеса, то не отказалась бы и от завтрака в постель. Постоянно ожидая подвоха, Лила быстро переоделась в рабочую одежду и надела коммутатор. И только тут ей бросилось в глаз, что коммутатор выглядит не так, как обычно. Приглядевшись, она поняла, что коммутатор был непривычно чистым, как изнутри (поверхностью, которой он надевался на руку), так и снаружи. Лила еще раз взглянула на иллюминатор, тот просто блестел. «Что все это значит? И что со мной случилось?» - пыталась понять Лила. «Я на корабле «Планетного экспресса», в своей капитанской каюте. Вроде бы все выглядит нормально. Зеппа не видно, если он, не задумал очередную мерзость», - Лила содрогнулась. Больше версий по поводу происходящего не возникло. Последнее, что вспомнила Лила, было искаженное лицо Эми, которую она держала за грудки на уровне глаза.

Размышления Лилы были прерваны стуком в дверь. «Час от часу нелегче», - подумала Лила, и ее настроение еще больше упало. «Кто бы это мог быть? Ведь мои, обормоты, никогда не стучат, и уж тем более не ждут когда я им разрешу входить», - Лила тяжело вздохнула, не зная, что и сказать. Пауза затягивалась, Лила уже начала думала, что стучавший ушел, как за дверью раздалось деликатное покашливание. После этого прозвучало: – Лила, я рад, что ты уже пришла в себя. Это я, Фрай. Ты разрешишь войти? Или мне прийти позже?

От всего случившегося и продолжающего происходить Лила сильно растерялась и не знала, что ответить.

- Лила, так мне уйти? – снова раздалось за дверью.

Лила продолжала колебаться, но тут ярость и страх взяли свое. Она подскочила к двери и распахнула ее. Вопреки ее ожиданиям, за дверью стоял Фрай и держал поднос. Лила так и не поняла, что она сама ожидала увидеть за дверью. Но то, что произошло дальше, шокировала ее еще больше.

- Лила, ты хотела завтрак в постель. Вот, я принес, - только и сказал Фрай.

Это уже было перебор, Лила затащила Фрая в каюту.

- Что ты себе позволяешь? – зловеще начала она.

- Ничего более того, что ты сама хочешь, - на удивление спокойно отреагировал курьер, как будто ждал именно такой реакции от Лилы.

Лила, ничего не понимая, ослабила хватку.

- Надо полгать, что разрешение на вход дано? – весело и непринужденно проговорил Фрай.

- Конечно! Какого черта ты все это вытворяешь? – Лила буквально сверлила взглядом курьера.

- Знаешь, Лила, у нас очень ответственная доставка, и плюс нам на шею повесили двух клиентов, которые сопровождают груз... – Фрай не успел договорить.

- Думаешь я этого не знаю? – фыркнула Лила.

- Я так, на всякий случай, вдруг последствия оказались серьезнее, чем определили доктор Зойдберг, – сказал Фрай и улыбнулся. – Сегодняшняя доставка такая не обычная.

- Ну, что в ней такого может быть? И где мы сейчас? – возведя глаз к потолку, спросила Лила.

- Выйдешь и сама все узнаешь, только вот… - и Фрай выразительно посмотрел на поднос с завтраком.

Лила стоял перед дверью на мостик, и волновалась как девочка. Она даже не стала, как обычно, заниматься внутренним самоанализом и определять, с чем это связано. Все ее существо было преисполнено блаженства. За ней никто никогда так не ухаживал. Сначала завтрак, потом абсолютная обходительность во время завтрака, потом Фрай так естественно, все сам убрал и деликатно порекомендовал ей принять душ, а когда Лила вышла из душа, на кровати лежала одежда, которая полностью соответствовала её настроению. И, что было странно, это не вызвало у Лилы никакого желания прогнать Фрая, или каким-то другим образом выразить ему свое недовольство. Все происходило именно в тот момент, когда она сама этого хотела. И за все это время Фрай ни разу не отвлекся, не сказал никакой глупости, а был сама обходительность, и ни разу не заикнулся о клиентках. Сердце Лилы запело, чего не бывало со времен, когда Шон согласился жить с ней в одной квартире. Даже воспоминания о Шоне не смогли ухудшить настроение Лилы. Она надеялась, что Фрай ждет ее на мостике, и просто физически мечтала о том, как она войдет и увидит восхищение в его взгляде. Весь мир блистал перед Лилой в радужных цветах. «А может быть он мне наркотики в еду добавил?» - спохватилась Лила, и тут же отмахнулась от этого предположения. «Просто, он хочет загладить свою вину, за то, что натравил на меня этих блондинок. Все-таки надо будет сходить к нормальному человеческому доктору», -решив это Лила успокоилась, выровняла дыхание и открыла дверь.

Картина на мостике смутила Лилу. Там царил какой-то неправдоподобный образцовый порядок. Вопреки ожиданиям Лилы, Фрая на мостике не было. У пульта стоял Бендер. Увидев капитана, Бендер вытянулся в струнку:

- Какие будут приказания, мэм?

Хорошее настроение Лилы помогло ей адекватно отреагировать:

- Доложить текущую обстановку!

- Мэм, летим строго по курсу, мэм. Происшествий, нештатных ситуаций в пути не было. Вахтенный Бендер, - быстро отрапортовал тот. Все это было настолько не реально, но полностью было в русле происходивших событий.

- Хорошо, продолжайте вахту, – Лила села в капитанское кресло и попыталась выяснить, куда этот самый курс лежит. – Бендер, а почему ты себя так образцово-показательно ведёшь? И что означают все эти перемены? Откуда такой образцовый порядок?

- Это все Фрай! – в голосе робота звучали обида и возмущение в одном флаконе. – Мы все проспорили ему кучу желаний, и вот теперь видишь до чего он нас довёл!

– Бендер, а куда мы летим? – казалось все предыдущие слова робота Лила пропустила мимо ушей.

Вылезшие из орбит глаза Бендера, после этого безобидного вопроса, характернее всего отразили, куда они летят (не глаза естественно, а команда «Планетного экспресса»).

- Дай, угадаю. Галактика Ужасов, в зону невозвращения? – легкомысленно сказала Лила.

В ответ Бендер лишь слабо помотал головой, выглядя при этом чрезвычайно испуганным. Больше Бендер ничего не успел сказать – на мостике появились новые лица. Это были блондинки в сопровождении Фрая.

- Капитан Туранга, я прошу простить нас за случившийся инцидент, - начал одна из них. – Так, Вы, и есть тот самый прославленный капитан Лила? Много о вас наслышаны.

- Что-то вам наплели про мой глаз? – ни с того ни с сего вдруг ляпнула Лила, и поняла что с этим своим высказыванием села в калошу.

- Хм, старина Фрейдини XIV был прав. В стрессовой ситуации комплексы проявляются. Да, Вы не переживайте так, милочка. Мы о Вас слышали только положительные отзывы, - сказала одна из вошедших, платиновая блондинка. Она достала из сумочки сигареты и зажигалку.

- На мостике курить нельзя, - жестко сказала Лила.

Рука в перчатке махнула в сторону робота, который дымил сигарой. Хорошее настроение Лилы улетучилось как дым. Она увидела, как Фрай наклонился к одной из дам и что прошептал той на ушко, результат был такой, что у Лилы челюсть отпала аккуратным балконом – ницшеанки погасили сигареты, и гордо удалились. Фрай пошел с ними. Лила так и осталась сидеть в кресле с открытым ртом.

Все время пути Лилу продолжал удивлять Фрай. Во-первых, он освободил остальных от необходимости общаться с клиентами, выполняя все их требования, и как ни странно никаких нареканий со стороны этих двух самодовольных дамочек не было. Во-вторых, ему постоянно названивала какая-то дамочка из лифтовой службы, которая даже подарила Фраю коммутатор для постоянного общения. Удивляло Лилу, то, что Бендер полностью разделял ее негативное отношение к Колет (Фрай не стал, а Бендер не захотел рассказывать всю предысторию их знакомства). В-третьих, несмотря на предыдущее во-вторых, Лила первый раз в жизни, благодаря Фраю, чувствовала себя леди, настоящей леди – изысканной и утонченной (Именно такой, как в разговорах описывала настоящую леди Эми). Фрай был всюду и выполнял все ее не высказанные желания. Правда при этом Лилу сильно напрягали еще и взаимоотношения Фрая и Эми. Марсианка эксплуатировала Фрая как хотела. Даже Зойдберг воспользовался моментом и всячески использовал возможность быть в обществе Фрая и что-нибудь у него выклянчить. Лила несколько раз наблюдала забавную картину: Фрай приносит Эми какую-либо вещь, и та начинает возмущаться, что она хотела другую. В ответ Фрай только улыбался, и тут же доставал требуемое. Лила, не могла понять, почему эта улыбка, когда она была адресована не ей, вызывала у неё чувство зависти к тому, кому она была адресована (хоть это была Эми, хоть блондинки, а иногда и Бендер с Зойдбергом). Несмотря на то, что поведение Фрая уже становилось привычным (и не сказать, что Лиле это не нравилось), Лила решила на обратном пути выяснить истинные причины случившегося.

Лифт, пожары и Брэниган остались далеко позади. В новых условиях время текло не заметно, но все хорошее кончается и вот на обзорных экранах показалась планета Ницше10. Команда, как всегда, разгильдяйски отнеслась к сему факту. Лиле пришлось по всему кораблю искать планшет с документами на груз. Почему-то тут ей не смог помочь даже Фрай. Что, в конечном счете, оказалось не удивительным, т.к. документы нашлись только на платформе. Пришлось просить сопровождающих (чего Лила сильно не любила) снять силовое поле, и передать ей документы. Лила заметила что, как только в пределах видимости корабля оказалась цель назначения, отношение сопровождающих груз к команде резко изменилось. Дамочки стали относится к сотрудникам «Планетного экспресса» как к пустому месту, и ничего с этим нельзя было поделать. Оставалось только смирится и воспринять как должное, про себя высказывая все, что думаешь про профессора и бюрократа, и их чертовы доставки.

Неожиданно на корабль поступил вызов. Лила непроизвольно вздрогнула (чего раньше с ней никогда не бывало). Находившийся тут же, на мостике, Бендер сразу выдал пошлость про Лилу и её отношения с Брениганом. Лила только вздохнула, её ошибка обходилась ей все дороже и дороже. Вызов становился все настойчивее. Лила дала команду на прием сообщения. На экране возник человек в форме Д.С.П.

- Неизвестный корабль отзовитесь, или будет сбиты! – без раскачки и рассуждений прозвучало в эфире.

Уже привыкшая к такому повороту событий Лила отреагировала спокойно:

- Я командир корабля «Планетного экспресса» Туранга Лила. Осуществляем межпланетную доставку груза на планету Ницше10.

- Прекратите движение, и оставайтесь где находитесь. Подготовьтесь к приему на борт челнока с проверяющими, - сказал, как пролаял человек (хотя Лила усомнилась, человек ли) с экрана, и тут разорвал связь.

- Ничего не понимаю, - сказала Лила в пространство. Находившиеся на мостике были с ней солидарны.

- Лила! Все будет хорошо! – как всегда в последнее время в нужный момент прозвучали слова курьера. Лила с благодарностью посмотрела на него, и постаралась больше ничего не подумать. Она еще не знала как, но женским чутьем на уровне подсознания уже догадывалась, что Фрай каким-то образом может читать её мысли.

Тем временем, по кораблю прошли ощутимые вибрации, и корабль начал движение в сторону планеты назначения. Сквозь лобовое стекло можно было видеть, что движение происходит к орбитальной станции около Ницще 10. Дверь открылась, и на мостик ввалилась толпа в скафандрах.

- Лила! Привет, Лила! – заверещал один из вошедших. – Как долго мы не виделись! Ты меня не помнишь?

- Вы что смотрели страничку Зеппа Бренигана? – непроизвольно выдала Лила, и тут же поняла, что опять сморозила глупость.

- Лила, что с тобой? Ты выглядишь утомленной, - первый из вошедших снял шлем, и оказался старым лилиным знакомым по автошколе. – У вас на фирме не соблюдают режим отдыха? Это же я, Стэнли! Здравствуй, моя лилововолосая прелесть. Как твои успехи в овладении искусством парковки?

Лила взвизгнула и бросилась к Стэну. Сказать, что команда была шокирована, значит не сказать ничего. Напротив, всех пришедших со Стэном, при виде Лилы синхронно передернуло. Стэн посмотрел поверх головы Лилы на стоящую в молчании команду.

- А это что за неудачники? – кивнул он в их сторону.

- Это моя команда. Я ведь теперь капитан космического корабля, если ты не заметил, - Лила бросил на Стэна призывный взгляд из-под челки, ничуть не пытаясь защитить или просто сказать доброе слово о команде «Планетного экспресса».

- Лила сначала дела, встречу потом отметим, - Стэн хмыкнул. – Надо двигать на станцию. Корабль переходит под наш контроль. Шеф ждет.

- И без глупостей! – это он добавил, легко поигрывая лазером, когда увидел, что Фрай собирается прыгнуть на вошедших.

Последующие полчаса, пока корабль доставлялся на орбитальную станцию и проводились все формальные процедуры, Лила ни на шаг не отходила от Стэна. Остальные даже не пытались вмешаться. По прибытию Лила сразу ушла со Стэном к шефу станции. О чем они там говорили, команда так и не узнала, но Бендер по просьбе Фрая переговорил с робосекретаршей шефа станции, и команде стали известны кой-какие подробности. Настроение у всех ухудшилось, только Зойдберг был доволен, что летит с друзьями. И никто не заметил, что надписи на двери шефа станции гласила «Орбиталфюрер Гесс».

Вкратце суть разговора сводилась к пожеланию, которое высказал от лица сотрудников и руководства станции, шеф станции о нежелательности посещения командой «Планетного экспресса» планеты Ницше10, и уж ни в коем случае не осуществлять выход из корабля на планету, если уж Лила такая упертая и не понимает простых вещей. Причины подобного пожелания не были озвучены, даже после прямого вопроса Лилы, которая смогла собраться и попытаться осмыслить то, о чем ей говорят. Присутствие Стэна напрочь выключило Лиле мозги, и она не могла адекватно оценивать обстановку.

Реакция членов команды «Планетного экспресса» на информацию нежелательность приземления на планету была не однозначной. Бендер, сразу смекнув, что есть полузаконный повод побездельничать, потребовал выкинуть весь груз в космос, вместе с блондинками, и лететь на Землю. Эми одновременно думал два вариант ответа, и Фрай так и не понял, что же она решила. Зойдберг оставался на корабле с блондинками (от них его теперь было пинками не отогнать). Лилу совершено не волновал текущий момент и возникшие проблемы, все ее мысли занимал Стэн.

Фрай, на всякий случай, прослушал мысли робосекретарши, и обнаружил, что она думает о них как о покойниках, и уже готовит тексты некролога, уведомления работодателю о несчастном случае и соболезнований близким и родственникам покойных. Нельзя сказать, что Фрай этому не удивился, но и сильно стал тревожиться он не стал, Бендер ведь тоже мечтал убить всех людей. Смутило его, что мысли о смерти были связаны с преждевременной кончиной и планетой Ницше10. Фрай подумал, что там планета с большим тяготением и их раздавит, но не нашел этому подтверждения. Тогда Фрай решил действовать тем же способом, что принес ему удачу у лифта – пошел искать того, кто ему все расскажет. В этот момент поступил вызов на коммутатор, подарок Колет. Самой собой, что кроме нее Фраю на коммутатор никто больше не звонил. Курьер нажал на прием, засветился экран, и Фрай то, что он увидел встревожило его еще больше. Звонившая Колет была очень взволнована.

- Фрай, немедленно покинь то место, где ты сейчас находишь! Улетай оттуда как можно быстрее и как можно дальше! – с места в карьер сразу начала она. – Тебе грозит опасность! Немедленно, слышишь…

По экрану пошли помехи и связь прервалась. «Какого черта! - подумал Фрай. – Это явно не розыгрыш. Что бы это могло значить?» Настроение резко понизилось, хотя, казалось бы, понижаться ниже было некуда. Фрай в задумчивости стоял в коридоре около иллюминатора и смотрел на проплывающую внизу планету, которая ничем не напоминал Землю. Совсем недавно Фрай был в Лунопарке, и совершенно точно убедился в том, что Земля из космоса выглядит зеленовато-голубой. Ничего подобного на проплывающем внизу куске скалы не наблюдалось. Размерами Ницше10 превосходила Землю, и была даже больше, чем Юпитер. Его взгляд скользнул мимо и уперся в стенд на стене коридора. Назывался он незамысловато: «Кому можно выходить на поверхность Ницше10». Фрай ничего не понял в изображенных там черепах, носах, разрезах глазах, и еще много чём, о чём он даже не имел ни малейшего представления, и тем более не знал, что это такое и как называется. Из всей медицины он помнил только свой диагноз, и с большим трудом мог вспомнить группу крови. И все же почему-то он сразу решил, что тут замешана медицина. Врачом на корабле был доктор Зойдберг, познания которого в человеческом теле сводились к возможности его свежевания, и некоторым приемам хирургии, которые по странной прихоти природы совпадали с приемами, используемыми в человеческой хирургии. Так что помощи ждать было неоткуда. На коммутатор снова поступил вызов. Странно, но это была не Колет, а Эми, которая попросила Фрая бросать все, чем он сейчас занят, и бежать на корабль. Фрай еще мгновение посмотрел на плакат, и поспешил на корабль.

Фрай удивился, что во время поисков в коридорах орбитальной станции все люди, которых он встречал, шли строем. Подойдя к доку, где стоял корабль «Планетного экспресса», Фрай увидел усиленную охрану у дверей, и мигающую тревожную лампочку. Возглавлял группу охраны Стэн, выглядел он, мягко говоря, предрассудительно: под глазом наливался всеми цветами радуги синяк, а правая рука была на перевязи. Фрай пошел вперед на автопилоте, не осознавая того, что делает. На удивление его никто не окликнул, охрана расступилась, и Фрай вошел в ангар. Когда он поравнялся со Стэном, тот здоровой рукой достал из кармана пакет:

- От меня тебе на память, - Стэн протянул пакет курьеру. – Подарок!

- Спасибо, Стэн. Но это не правильно, за что мне подарок? Я вижу Вас второй раз в жизни. - Фрай попытался уклониться, но даже однорукий Стэн был гораздо сильнее, и буквально, всучил курьеру пакет. - А что это?

- Когда вскроешь – узнаешь. Открой его на корабле, и не поминай лихом. Да, и не верь всему тому, что она обо мне будет рассказывать, - Стэн отдал честь, и отошел в сторону.

Фрай постоял еще пару секунду на пороге, потом тяжело вздохнул и сделал шаг за дверь. Внутри дока охраны не было. Корабль «Планетного экспресса» был именно в том, где он был, когда Фрай уходил, только горело аварийное освещение, и мигали лампы. Над выходом (точнее сказать вылетом) из ангара на табло зажглась надпись «Готовность первой степени». Фрай поспешил к трапу и устремился внутрь корабля. Взойдя по трапу, он двинулся по направлению к капитанскому мостику. Вся команда была уже там, даже Зойдберг.

- Не прошло и полгода, и вот он явился, не запылился, - саркастически прокомментировала появление Фрая Эми. Остальные промолчали, но было видно, что недавно случилось что-то серьезное. Самой эмоциональной из присутствующих была Лила. Хоть она и молчала, но было видно, что она сдерживается из последних сил. Лила вывела корабль из ангара и направила его полным ходом от орбитальной станции. Фрай начал размышлять на тему: «не пора ли почитать мысли?», когда Зойдберг жизнерадостно заявил:

- Я так счастлив, что капитан Лила летит с нами, - и от избытка чувств забрызгал всех присутствующих и помещение чернилами.

Фрай обтерся первым и спросил членистоногое: - А почему она должна была остаться?

Зойдберг заохал: - А ты не знаешь?

Тут взорвалась Лила: - А ну все вон отсюда, и не сметь меня обсуждать!

Никто не стал выяснять, какие будут последствия в случае не исполнения, и всех как ветром сдуло. Разговор продолжился в коридоре.

- Ты ведь знаешь, что профессор приказал доставить груз на планету, а местное начальство не советовало нам туда лететь, - начала издалека Эми.

- Ну, да – подтвердил Фрай. – И что с того?

- А то, - весело пощелкивая клешнями продолжил Зойдберг. – Этот лилин приятель Стэн пытался от нее добиться отказа от приземления на планету, просил и умолял её остаться на станции пока корабль будет летать на разгрузку на планету…

- И тут всех спас Бендер Великолепный, - вмешался сгибальщик. – И Лила летит вместе с нами.

- А что ты сделал? – спросил Фрай, подозревая, что что-то робот не договаривает.

- Он предложил Стэну купить кассету с Лилой и Брениганом, - за Бендера отозвалась Эми. – Последовала довольно бурная реакция со стороны Стэна, а потом еще когда тебя та девица из лифта искала, она попала на Лилу, у которой в это время как раз был разговор со Стэном. Ну, она Лиле и рассказала какие мысли и чувства Стэн питает к своей бывшей знакомой. Последовало бурное выяснение отношений, потом еще невесть откуда объявились невеста и родители Стэна. Вобщем, жуткое дело – смерть всему живому! Стэну еще повезло, что он только переломом руки и синяком под глазом отделался. А что это у тебя за пакет?

Фрай только тут вспомнил о подарке: - Да вот, Стэн перед отлетом подарил.

- Открывай быстрей! – запрыгала от нетерпения Эми. Остальные ее поддержали, всем было интересно, что такое мог подарить Стэн Фраю. Фрай неторопливо открыл пакет. Из него выпала маленькая звуковая записка, а в руках Фрая осталась объемная фотография Лилы. На ней Лила выглядела просто потрясающе, невообразимая прическа в романтическом стиле и прекрасное платье. Эми с завистью вздохнула увидев такой наряд. Довершала фотографию надпись: «На память тому, кто меня ценит. Туранга Лила». Про упавшую записку все позабыли, и этим попытался воспользоваться Зойдберг, он попытался записку съесть, но не рассчитал, и на записке включился звук: «Слушай, парень. Я не помню как тебя зовут, но хочу попросить: позаботься о Лиле. Она ведь очень хорошая, только очень несчастная. А раз ты сейчас с ней (я видел как ты на нее смотришь) не допусти её отчаяния. Сделай ее счастливой. Ты сможешь, я чувствую. И прошу тебя, не показывай это фото больше никому. Удачи тебе, парень». Голос замолчал, и тут дверь отварилась и перед экипажем возникла Лила. Увидев во рту Зойдберга записку, а в руках Фрая свое фото, без дальнейших разговор выхватив и то и другое, Лила стремительно исчезла в направлении своей каюты.

Последние часы были для Лилы кошмаром. Можно сказать, Брениган - отдыхает. Лила поняла, что и её тайная любовь Стэн никогда не хотел на ней жениться, а собирался только поиграть с ней и выбросить как ненужную вещь. Новые знания кованым сапогом прошли по ее самооценке и сильно отразились на психическом состоянии, Лила была на грани нервного срыва. Она уже снова достала свой неприкосновенный четвертак, прилепила на задний обтекатель корабля наклейку с надписью «Завещание – в багажнике» и написала письмо душеприказчику. Еще она хотела написать письмо Фраю, но желание объясниться с ним хотя бы после смерти, было перечеркнуто неизвестно откуда взявшейся холодной ненависти. В своем нынешнем состоянии, Лила не пыталась провести анализ событий, она была не в состоянии этого сделать. Мысль о том, что Фрай копался в ее мозгах (о чем ей под большим секретом сказала Колет), и еще большее количество догадок и предположении о том, что он мог накопать в её сознании и подсознании, просто сводили Лилу с ума. Единственное, на что Лила не обратило внимание, оказалось как раз то, что она так переживает из-за Фрая, вернее из-за того, что он о ней мог узнать. Страх того, что новые полученные Фраем знания о ней, навсегда отвернут его от нее, было просто паническим, и просто срывало Лиле башню. Лила разнесла все свои тренажеры, что еще оставались на корабле в трюме. Но уровень адреналина в крови не снижался. Сослуживцы обходили Лилу за версту, хотя в пределах корабля это было практически не возможно. Не подходил к ней и Фрай, который после событий на станции, как будто надел шапку-невидимку. Лила одновременно, и хотела его увидеть, и не хотела с ним встречаться. Как по заказу, и Колет перестала звонить Фраю. А прямых обязанностей на мостике у курьера во время полета не было, чем он успешно и воспользовался. Идти в каюту Фрая и Бендера Лила не хотела. Да и Бендер тоже оттуда носу не казал. На ком не сказалась изменение ситуации и состояние капитана, так это на ницшианках. Они вели себя по-прежнему. А так как они с Лилой и раньше особенно не встречались, то в отсутствии контактов и после отлета со станции не было ничего не обычного. Попытка Стэна перед отлетом в последний раз предупредить Лилу закончилась для него больничной койкой. Многострадальный штурвал, в который вцепилась Лила, держался на честном слове, и его поломка была не за горами. В обычном своем состоянии Лила бы задумалась, почему расстояние до планеты, которое можно было пересечь за пару минут корабль летит уже второй час, но сейчас ей до этого не было никакого дела. Пребывать обычному человеку в таком состоянии долго не возможно, но Лила была не совсем человеком, и довольно легко переносила такое состояние.

Местом посадки оказался старый заброшенный пандус. Это удивило Лилу, из интернета она узнала, что планета Ницше10 относится к мирам с высокотехнологическим уровнем развития и их экономика находилась на подъеме далеко опередив земную. Приняв это как данность, и вспомнив, что и на Земле не все блещет новизной, Лила оставила при себе свои сомнения, и отправила Бендера с Фраем (которому можно было даже этого и не говорить, он так и продолжал выполнять все невысказанные мысли Лилы) на разгрузку, а сама с клиентками спустилась на планету. Хотя разгрузка как таковая была чистой формальностью, нужно было только снять сеть для ловли жирафов с платформы и занести ее в трюм. Зарядить ею пушку можно будет и на обратном пути, или вообще на Земле.

Лила подала одной из блондинок (вроде бы Авроре) планшет и попросил расписаться, в бланке произведенной доставки, что блондинки не имеют претензий. Расписываться та не спешила. Лилу уже начало это раздражать, и она держалась из последних сил.

- Вы поможете нам с разгрузкой? – неожиданно спросила другая блондинока. – Не хотим портить маникюр, а нужно снять груз с платформы и перегрузить его.

- Конечно, с удовольствием. Фрай, Бендер, берите тележку и на разгрузку, - скомандовала Лила. – А Вы пока расписывайтесь, сейчас все будет сделано.

Из открытого грузового люка показался Бендер, около выгружаемой платформы с ноги на ногу переминался Фрай. Бендер подошел к платформе и начал отрывать с неё коробки, одновременно наваливая их на тележку.

- Куда топать со всем этим барахлом? – через пару минут поинтересовался робот. Госпожа Венера неопределенно махнул рукой в сторону ближайших развалин.

- Давай работай уже, - неожиданно Бендер проявил сознательность и заставил Фрая вести тележку.

- Железный болван, ты перепутал все вещи! – казалось блондинки говорили в унисон. - Как теперь в этой куче подделок мы найдем настоящую машину судного дня?

И тут все события завертелись с калейдоскопической быстротой.

Фрай толкнул платформу в сторону указанную блондинкой, а сам развернулся и побежал назад к кораблю и закричал: - Лила! Беги на корабль и быстро взлетай!

Лила видела Фрая который бежал к ней и кричал слова предупреждения, одновременно она видел как дамочки достали из сумочек, что-то явно не похожее на машинку для пирсинга, и в это же время к кораблю из ближайших развалин направлялась группа вооруженных людей. Оглядевшись вокруг Лила заметил, что подобные группы движутся со всех сторон. Отступать Лила не захотела, весь накопившейся в ней негатив требовал выхода наружу, а тут подвернулся прекрасный повод развеяться.

Но мечтам Лилы было не суждено сбыться, захватчик тоже были не пальцем деланы, и первый же заряд из парализующего пистолета, лишил Лилу возможности сопротивляться. С момента появления коммандос прошло не более десяти секунд, а корабль «планетного экспресса» был взят ими под полный контроль. Сопровождавших груз ницшеанок постигла та же участь, только их сразу увели в неизвестном направлении. Команду «Планетного экспресса» после захвата на пандусе посадили под арест в помещение морга на корабле. Лила, как капитан пыталась выяснить, что с ними будет, но захватчики её игнорировали. «Ну, что ж, - подумала Лила. - Не в последний раз корабль захвачен, и команда арестована, надо их как-то подбодрить. Да и самой взбодриться не мешало бы».

- Лила, нас везут на космодром для прохождения официальной таможни и для суда за незаконное пересечение границы. А если найдут, что мы привезли, что-то запрещенное, то еще и за это будут судить. А как ты нас хотела подбодрить? – Фрай был как всегда в своем репертуаре, но на этот раз Лила решила оставить возмущение при себе, и еще раз твердо себе пообещал, что обязательно поговорит с курьером, чего бы ей это не стоило.

- Не знаю как. Стриптиз уж я вам точно тут танцевать не буду, - попыталась пошутить Лила, но увидев какие искры интереса разожгло в глазах всей команды (даже у Эми, но, конечно же, не у доктора Зойдберга) это заявление, закончила как-то неуверенно: - руки ведь связаны…

После этих слов Фрай покачал головой, и обхватил её руками, приговаривая: «Ну, почему, почему мне так не везет?»

Лила увидев, что руки Фрая свободны, сразу приободрилась.

- Фрай, ты, что не связан? У тебя руки свободны, - с возмущением спросила она.

- Какое это имеет значение? - махнул рукой Фрай. – Ты просто стесняешься своего нижнего белья. А, на мой взгляд, твоя розоватая комбинация просто…

Как всегда в подобных случаях договорить он не успел, гнев Лилы помог ей разорвать путы, и первым же ударом она послала говорильщика в нокдаун.

- Тебе что так не нравиться розовый цвет? – спросил Бендер. – Зачем тогда носишь?

Когда Фрай пришел в себя, он понял, что лежит на полу, а оглядевшись вокруг, заметил разъяренную Лилу, и Бендера, ползающего по полу в поисках своих окуляров. Эми стояла в сторонке, изображая мебель, и, видя к каким последствиям приводят любые высказывания, благоразумно молчала.

- А теперь можно рассчитывать на приватный танец? – спросил Фрай, и свет снова померк в его глазах, теперь уже от глубокого нокаута, случившегося от удара ногой в голову.

Избиение Лилой подчиненных прекратилось само собой, когда в помещение морга ввалилась группа коммандос. Знаете ли, как то странно бить другого, если на тебя направлены с десяток стволов. Пленникам без слов дали понять, что им необходимо покинуть помещение, а направление движения было указано движением оружия. Лила, Фрай, Бендер, Эми и Зойдберг под конвоем спустились по трапу. Ярко светило солнце, корабль «Планетного экспресса» стоял около гигантского здания. Приглядевшись на нем можно было различить вывеску с надписью «Рейхстаможня», а на фасаде были гигантские буквы: «Что нас не может уничтожить, делает нас сильнее». Все также, с руками за головой, команду провели в это здание. У двери «Таможенная очистка» их расставили лицом к стене. В столь жуткие условия обращения команда «Планетного экспресса» попала впервые. Никто не мог предположить, что будет дальше, и только Фрай был абсолютно спокоен. В мыслях, сопровождавших их коммандос он прочитал, что причин для волнения нет и им ничего не грозит. По крайней мере пока, до результатов каких-то измерений. Каких именно Фрай не понял.

Спустя некоторое время ожидания у моря погоды, показавшееся команде вечностью, властный голос спросил: - Вы все арестованы! Кто из вас, генетического мусора, командир этого корыта?

- Я, - Лила попыталась отойти от стены в сторону этого голоса, но тут же получила удар прикладом.

- Это урок, - прозвучал всё тот же голос. – Двигаться и говорить будите только после разрешения.

- Значит, мутанты рулят на этом корабле, - Лила хотела было заявить, что она инопланетянка, но вовремя спохватилась. – Солдаты, вот этот рыжеволосый отброс в кабинет, девчонку в розовом - в соседний, а остальных - в камеру.

Фраю завернули руку до затылка и куда-то потащили, что в это время происходило с остальными, он не видел. Его с силой втолкнули в дверь, около которой они все только что стояли, после чего дверь захлопнулась и Фрай смог оглядеться. В кабинете за столом сидел гуманоид в черной форме, над ним на стене был портрет человека, стилизованного под гуманоида, как показалось Фраю, в старинной одежде, а под портретом еще один лозунг: «Главная сила – это воля к власти». Приглядевшись Фрай, сам не зная как, понял, что этот человек Уинстон Черчилль. «По прилету схожу в музей голов и обязательно пообщаюсь с ним», - решил для себя Фрай. Хозяин кабинета не дал ему время на более подробный осмотр.

- Вы все генетический мусор, я это могу заявить даже без проведенных измерений по черепному указателю, - начал хозяин кабинета. – Какого черта вы сюда припёрлись?

Фрай стоял и молчал. Такое поведение заставило нервничать хозяин кабинета. Фрай почувствовал в его мыслях панику и беспокойство. Он никак не мог разобраться в местных терминах и понятиях, но понимал, что в этом их спасение. Фрай уже перестал удивляться произошедшим с ним переменами и воспринимал все как должное. Наконец, он уловил имя - «Ганс Гюнтер». Курьер не знал кто это такой, но следовавшие за этим имением статьи и параграфы однозначно указывали, что это тот, выход на легальное пребывание на планет Ницше10.

- Пока, ты с дружками отдыхал в коридоре, вас обмерили, вы не подходите ни под один из типов людей, - продолжил сидящий за столом. – Черепной указатель не соответствует даже низшим расам, пропорции тела и лица – без боли не взглянешь, а уж про абсолютные размеры и пигментацию - слова доброго не скажешь. Откуда такие взялись? Клешни вместо рук и ног, один глаз, металлическое подобие человека… Он что так в аварии пострадал, что ему все заменили?

- Они не люди, а инопланетяне, - наконец ответил Фрай. – Только я человек.

- Не смеши мои коленки, - рассмеялся ницшианин. – Ты человек? Да про тебя слова доброго не скажешь. Настоящий человек – вот, - и он протянул руку в сторону портрета.

- Сами вы смешные, ребята, - обиделся Фрай, что раньше ему тоже было не свойственно. – Вы хоть знаете, что ваши предки прилетели с Земли.

Его слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. На хозяина кабинета было больно смотреть.

- Откуда ты... Вы знаешь... знаете…, - мямлили тот, но тут же собрался. – Это все клевета! Ты ничтожный агентишка нелюдей узнаешь всю мощь нашего закона.

- Родной, а ты внимательно определитель Ганса Гюнтера читал? - Фраю надоел этот поток обвинений. – А посмотрел бы ты внимательно на примечания, да достал бы эталонный экземпляр. А если хочешь с головой твоего настенного портрета поговорить, так я тебе ее с Земли в два счета привезу. Сидите с Черчиллем, и общайтесь, сколько влезет. А если его покормить, так он про всё расскажет.

- Голова не может быть без тела, - попытался возразить ницшеанин.

- А вы вообще инопланетян то признаете? – Фрай уже прочитал ответ в голове хозяина кабинета. – Тех двух блондинок, которых с нами задержали, поспрашивайте, им много есть чего рассказать.

- Я вижу ты придумывать мастак, - хозяин кабинет разъярился. – Веди себя уважительно, или сам окажешься в банке.

- Сложно быть уважительным к людям, которые к тебе относятся как к мусору, - ответил Фрай.

- Все, ты меня утомил. Посиди со своими дружками в камере да про жизни подумай, а завтра пойдете под суд, - несмотря на грозную отповедь, и последовавшим за ним путешествием в качестве тюка, волоком до дверей камеры, Фрай остался доволен, что они всё ещё живы, и был рад, что вновь будет вместе с Лилой.

Команда «Планетного экспресса» почти в полном составе сидела в тюремной камере. Отсутствовал только Зойдберг, местоположение, которого после тестов, оставалось неизвестным. Насколько смогла определить команда, рядом были другие камеры, в которых, судя по витавшим в воздухе запахам, было много узников. Фрай уже пересказал разговор в кабинете, остальные рассказали, что произошло с ними, и теперь просто устраивались на ночь. Эми сразу пристроилась на Фрае, мотивировав это тем, что ей нельзя лежать на холодном, и она может простудиться. Бендер, попытавшийся последовать примеру Эми, и сделать себе матрас из Лилы, лежал разобранным под нарами, а голова была подвешена на лампочке. Терпимость и всепрощение капитана еще не достигло тех размеров, когда Бендер смог использовать её как санки. Да и последние события не способствовали улучшению настроения Лилы. В камере было холодно и сыро. Предстоящие завтра судилище навевало на всех унылые чувства. Где были блондинки, тоже было не известно. История, в которую они попали с этой доставкой, становилась все хуже и хуже. Рука Лила непроизвольно уже продолжительное время сжимала передний манипулятор Бендера как дубину (Бендер сразу бы признал в ней хваталку, но его никто не спрашивал). Пленники уже засыпали, как вдруг из угла камеры отделилась тень. Рефлексы Лилы были отточены ещё в приюте, точно пущенная её рукой нога Бендера попала прямо в лоб тени. Тень ойкнул, и рухнула как подкошенная. Лила зажгла зажигалку в пальце Бендера. Стало видно, что Лила погорячилась, лежавший на полу подросток явно не относился к господствующему на планете классу. Он был абсолютно обычно человеком для своих лет. К счастью, Зойдберга рядом не оказалось, и парня быстро привели в чувство. На лбу у него красовалась здоровая шишка.

- Простите, что без предупреждения, - сказал парень. – Меня зовут Майк. Мы с вами соседи по камерам. Вот пришел познакомиться.

Команда «Планетного экспресса» представилась, и Майк предложил им перейти в соседнюю камеру для разговора со старейшинами. После небольшого совещания предложение было принято. Как в последствии оказалось, эта встреча стала катализатором для спасения команды «Планетного экспресса». В соседней камере, которая была значительно больше, находились обыкновенные люди, похожие на землян. Они рассказали, историю колонизации планеты Ницше10, о произошедших мутациях в ходе освоения материков, об уничтожении природного мира и последовавших за этим мутациях людей, в тех монстров, которые сейчас правят планетой. Их приход к власти был обусловлен группой психологов, которые для поддержания психики мутировавших людей, переработали расовую теорию Ганса Гюнтера, подогнав её под измененный генотип. Второй частью плана была орбитальная станция, которая сдерживала ницшиан от космической экспансии. Но всегда находились желающие обойти существующие порядки. Госпожа Аврора и госпожа Венера были самые известные и неуловимые контрабандистки, они имели связи на станции и легко проходили кордоны, как с планеты, так и на планету. В этот раз к их поимке была подключены спецслужбы, которые использовали заносчивость и гипертрофированное чувство собственного превосходства этих дамочек и смогли их арестовать. К концу рассказа и Лила, и Эми слегка посапывали, только Фрай дослушал все полностью. Он выяснил, что все еще, после приложения соответствующих усилий как его учила Колет, может читать только мысли нормальных женщин, мысли ницшианок ему были не подвластны. На протяжении всего рассказа Бендер скучал, и взбодрилось он только при упоминании золотого эталона сверхчеловека. Он сразу начал задавать наводящие вопросы, и выяснять где находится хранилище. Напоследок команда узнала, что доктора Зойдберга закатали в стеклянную банку и заспиртовали. На таможне Зойдберг спорил с врачом, который пришел уточнить антропологические измерения. В результате Зойдберга сначала пытались пробить током, потом направляли в газовую камеру с газом «Циклон Х-ББ». А когда на него это не подействовало, то Зойдберга накормили и заспиртовали. Банку с Зойдбергом поместили в местную кунсткамеру. С новым багажом знаний команда под утро отбыла обратно в свою камеру.

Долго спать им не дали. Побудка началась, едва стало светать.

Лила открыла глаз, огляделась вокруг и издала протяжный крик. Так случалось всегда, когда пробуждение проходило не в одиночестве. А сейчас, несмотря на годы безумного гедонизма, зрелище было совсем уж предосудительное - Лила проснулась под одним одеялом с Фраем и Эми. Лила решила тихонечко вылезти из-под одеяла (ну, хотя бы, в той степени, в какой это было возможно в ограниченном пространстве камеры) и, как всегда, сделать вид, что ничего не было, но не успела.

- Доброе утро, капитан, - Фрай открыл глаза. – Как спалось?

- Не хотелось бы беспокоить попусту, - вмешалась Эми. – Но мне показалось, а хотя может быть и приснилось, что кто-то сейчас истошно кричал.

- А вы что считаете, что все нормально? – Лила попыталась удержаться на волне сарказма.

- Конечно, - дружно ответили Эми и Фрай.

- Если не считать того, что нас сегодня будут судить, - добавила практикантка.

- А как все это объяснить? – Лила обвела рукой вокруг себя.

- А что тебя смущает? - Фрай окончательно проснулся, и с тревогой посмотрел на капитана.

- Да, Лила, что? – Эми села на нарах, зевнула и потянулась.

- Спокойно, Туранга, спокойно! Этому должно быть логическое объяснение, - Лила пыталась взять себя в руки. – Почему мы спим вместе? Вам что места было мало? Или… я что-то вчера пропустила? И, вообще, как мы здесь очутились? И что за уроды нас сейчас разбудили? И о каком суде идет речь?

Вопросы все лились и лились, как из рога изобилия.

Выждав паузу в словесном потоке, Фрай попытался успокоить капитана.

- Лила, все в порядке. У нас доставка, - курьер глянул в глаз капитана, ответа не последовало. Лила молчала. Курьер заволновался. – Ты это помнишь?

- Злобоглазка проснулась и сразу у всех начались проблемы. Ха-ха! Не все старику Бендеру отдуваться.

- Замолчи, Бендер! Не видишь, с Лилой что-то странной происходит, - Фрай попытался угомонить робота. Эми старательно отводила глаза.

- А почему ты такой заботливый и понятливый? На тебя это совсем не похоже, - взвилась Лила. – Или ты улучшенная копия Фрая?

Лила никак не могла вспомнить, что было вчера и как они здесь очутились. Это ее сильно пугало, раньше провалов в памяти у нее не было. Сложившаяся проблема требовала срочного решения.

- Лила! Вчера у нас был сложный день. Профессор заставил нас сопровождать груз с пассажирами, - Фрай взял Лилу за руку, та фыркнула, но руку не отдернула. Фрай продолжал говорить и слегка поглаживать руку Лилы. – Мы сейчас на планете Ницше-10. По дороге нам пришлось отклониться от маршрута из-за торфяных космических пожаров. Еще мы по дороге встретили кой-кого, - Фрай замялся не зная как помягче рассказать про встречу с Брениганом. Лила поняла эту заминку по-своему.

- Кое-кого кто меня загипнотизировал, чтобы я согласилась на это! – Лила выдернула руку и еще раз показала на нары, на которых разместилась тройка из «Планетного экспресса».

- Ты все неправильно поняла! – Эми взмахнула руками. – Фрай здесь ни при чем. Во-первых, никто никого не гипнотизировал, просто в камере было очень холодно, чтоб не замерзнуть пришлось вместе спать. И, во-вторых, Фрай здесь не причем.

- А кто причем? И почему Бендер разобран на запчасти? – Лила пыталась восполнить информационный вакуум, и выстроить какую-то стройную картину вчерашнего дня. Конец дальнейшим расспросам положил вошедший конвойный.

- Почему вас только трое? – с места в карьер начал охранник. – Где четвертый? Если он не здесь, у вас будут большие неприятности!

- Куда уж больше? – вместе с сарказмом к Лиле постепенно возвращалась и былая уверенность в себе.

- Вчерашнего урока вы не поняли, - спокойно констатировал конвойный. – Повторить.

В тот же момент в камеру ворвалась бригада коммандос, и команда «Планетного экспресса» на себе почувствовала «горячий прием» ницшиан: били резко и больно. По окончании этой процедуры следов побоев на заключенных не осталось, но сил сопротивляться у команды уже не было никаких. Первый вошедший в камеру, осмотрел заключенных, удовлетворенно хмыкнул и спросил:

- Ну, всем всё понятно? – команда «Планетного экспресса» смогла положительно ответить на его слова только мотанием головой. Восприняв этот ответ как должное, тюремщик продолжил: - Где четвертый?

- Да здесь я! Сейчас только самосборку закончу, - отозвался Бендер.

- Значится так, на суде вести себя тихо, спокойно, - тюремщик выразительно похлопал дубинкой по ладони. – Если кто будет дергаться – очень сильно пожалеет. Вопросы есть?

- А если... – тут же последовал удар в голову, и Лила сразу замолчала и отключилась.

- Теперь ясность достигнута? – заключенные опять только помотали головами. – Молодцы! А теперь, уроды, вперед, в суд, и без глупостей.

Как оказалась, тюрьма была в подвалах здания правосудия. Заключенных втащили вверх по лестницам в зал суда. Процесс был показательным, народу набилось - яблоку негде упасть. Команду «Планетного экспресса» разместили в клетке, на скамье подсудимых. На состояние Лилы никто даже не обратил внимание. Судьей оказался ницшианин-мужчина. Он зачитал собравшимся антропологические данные каждого из членов команды, снятые накануне в результате измерений на таможне. После оглашения результатов, судья постановил, что все они официально считаются генетическим мусором и подлежат утилизации. Вопросов команде не задавали, и слова тоже не дали, про адвоката никто даже и не заикался. Удивленные такой постановкой судебного процесса и быстротой, с которой их списали в расход, члены команды оказались в прострации. Фрай, Эми и Бендер, помня демонстрацию силы в камере, не знали, что делать и как им дальше быть. В это время Лила начала приходить в себя. Все, что было после тоста Эми «за нас, красавиц», для Лилы было подернуто дымкой. Оглядевшись вокруг, Лила вспомнила, что они полетели на какую-то очередную доставку и сообразила, что команда попала в очередную переделку. Радости это открытие ей не прибавило. Беглый осмотр команды – тоже. Постепенно в памяти Лилы стали проступать воспоминания о вчерашнем дне. Лила потрогала голову в том месте, куда пришелся удар ницшианки. К ее удивлению шишки не было, на этом месте кожа выглядела как после удара током. День сегодняшний тоже проступал смутно. Болезненные ощущения от утреннего удара самочувствие тоже не поднимали. Капитан снова ощутила провалы в памяти, а в той части которая еще вспоминалась Лила никак не могла понять мотивы своего поведения. Сформировать какое-то мнение по этому поводу капитан не успела, к скамье подсудимых подошли коммандос.

- Я еще слишком молод, чтобы умирать, - запричитал Бендер. – И, вообще у меня нет ДНК, у меня - РНК. Я - робот, из титана и железа. Убедитесь сами, - Бендер постучал по корпусу рукой, добиваясь металлического звучания, и неожиданно завопил: - Лила спаси меня!

- Прекратить беспорядки! – судья ударил молоточком по столу. – И почему же из этого генного мусора никто не соглашается на прохождение испытаний?

- Лила, ты слышал про испытания? – Фрай попытался привлечь внимание своего капитана.

- Не сейчас, Фрай! Может быть не заметил, что нас сейчас будут утилизировать, - Лила попыталась не выходить из себя, и не ссориться с курьером в последние минуты жизни, проблем хватало и без того. И самой главной была проблема её неадекватного поведения в течение прошедшего дня. Как Лила не билась она не могла найти ответ на этот вопрос. Лила сама не могла понять почему, но ей казалось, что как только она найдет причины своего поведения, то разрешится и проблема с судом.

- А вы слышали слова судьи об испытаниях? – курьер обратился к Эми и Бендеру.

- Фрай ты опять несешь чушь! – Эми была категорична.

- А как нам это поможет?– Бендер был в своем репертуаре. – Да, и откуда ты это взял?

- Я все понял! – Фрай хотел помахать рукой, чтобы привлечь внимание судьи, но его рука застряла в прутьях клетки. Но своего он добился, и судья обратил внимание на подсудимых.

- Ну, что там ещё? – несмотря на свои мысли, судья уже собрался уходить. - Охрана, почему генетический мусор требует нашего внимания?

К скамье подсудимых тут же выдвинулся группа коммандос.

- Стойте! – Лила поняла, что нужно выиграть время.

- Говори быстрей! Не задерживай суд! – судья поднял руку. – Хоть бы эти что ли сказали, про свои права, что они рабочие и по закону Ницше-10 имеют право пройти испытание на подтверждение расовой состоятельности. Видно ведь, что они из сопротивления. Но эта одноглазая ведьма, какой-то ужас просто.

- Эй! За Лилу сейчас ответишь! – Фрай забыл, что застрял в решетке, и сделал попытку пойти к судье.

- Эй, рыжий! Еще слово в таком тоне и получишь пожизненный ицих с гвоздями! – судья рассвирепел, когда понял, к кому были обращены слова курьера.

- Фрай! Ты что-то узнал? Соберись! Ну! – Лила взяла голову Фрай в ладони и смотрела ему в глаза.

- Лила, нужно согласиться пройти питание. Я не совсем понял, какое и что такое из питание, но если мы это сделаем, нас сразу не убьют, - курьер улыбнулся.

- Что за бред? Какое питание? – Лила лихорадочно пыталась сообразить, что делать дальше.

- Итак? – судья возвышался над столом, сжимая молоток в руке. Что-то подсказало Лиле, что нужно довериться Фраю.

- Мы готовы пройти из питание, - Лила зажмурила глаза, ожидая реакции судьи. То, что произошло дальше, превзошло все ее ожидания. Все в зале вскочили в едином порыве, крики радости звучали со всех сторон.

- Сразу бы так, - судья расцвел в улыбке. – Тащите их на испытания. Дело закрыто.

Судья ударил молоточком, стащил с себя парик и подбросил его в воздух, стянул через голову мантию и стал её раскручивать над головой. В зале тоже творилось что-то невообразимое.

- А чего это они так радуются? – Лила выглядела, как будто проглотила аршин, да и другие члены команды «Планетного экспресса» были поражены не меньше.

- Да у них уже почти сто лет никто не проходил из питание. Хм, а зачем его проходить, питание надо ведь есть, - Фрай задумался. Его задумчивое состояние могло продолжаться еще долго, но Лила не могла так долго ждать, и решительно вывела курьера из состояния прострации.

- Что это для нас значит? – вопрос вывел курьера из состояния задумчивости.

- Сейчас узнаю. Думай! Думай! - Фрай закрыл глаза и стал массировать виски. Спустя несколько секунд он продолжил: - Они думают, что мы сможем пройти испытания для рабочих. Нужно пройти тесты на выживание и умение подчинить себе волю других людей.

Выдав это, Фрай открыл глаза и улыбнулся Лиле.

- Откуда ты это узнал? Ты умеешь читать мысли? - Лила выглядела ошарашенной. По обрывкам вчерашнего дня и по нынешнему поведению Фрая она уже подозревала, что с ним что-то не так, но эта новость была для неё как удар кувалды по голове. А голова и без того раскалывалась.

- Да, умеет. А ты разве не знала? – Эми невинно хлопала ресницами.

- А ты откуда знаешь? – тут уже удивился Фрай.

- Бендер продал информацию, - в этот момент робот демонстративно насвистывал мелодию. - Так что кнопку я теперь не должна подкладывать, ты сжульничал.

От таких откровений Фрай и Лила выглядели одинаково потерянными, хоть каждый и по-своему поводу. И опять выяснить все до конца не удалось, несмотря на всеобщее ликование, охрана работала четко, и команду «Планетного экспресса» быстро и профессионально доставили в камеру ожидания испытаний.

Команда «Планетного экспресса» (теперь уже без Зойдберга) была размещена в отдельных помещениях, размером чуть больше конуры, визуальный контакт отсутствовал, но они могли переговариваться друг с другом.

- Фрай! Скажи на что мы, по твоей милости, подписались? Как я теперь поняла, нас направят на какие-то испытания? – в голосе Лилы сквозила усталость и опустошенность, причины которых она никак не могла понять.

- Конечно, генетический мусор. И не какие-то испытания, а испытания на выживание, в которых ставка ваша жизнь, – кто-то вмешался в разговор. Но команда, не могла установить, кто вмешался в разговор.

- Бендер! Это опять ты так шутишь?

- Какие уж тут шутки, - говорящий вздохнул. – Это снова я, Майк. Приветственные и радостные возгласы прошу попридержать. Вы глубоко влипли, сможем ли мы вам помочь – большой вопрос. Конечно, преимуществом местных тюрем является возможность спокойно передвигаться по скрытым ходам, про которые тюремщики не знают. Они и подумать не могут, что кто-то из местных может не подчиняться их приказам. Чувство собственного превосходства у них на генном уровне. А уверенность в том, что они могут подчинять себе волю других людей (точнее они считают нас нелюдьми) мы старательно у них поддерживаем. Кто вас за язык тянул, так бы вас направили в утилизатор, и вас бы по отработанной схеме спасли. Была бы сейчас ночь … - и он тяжело вздохнул еще раз.

- Майк, что с нами будет? – к Лиле возвращались капитанская хватка.

Хотя пришедшего было не видно, сразу почувствовалось, что тот в замешательстве. За Майка ответил Фрай:

- Классическое ницшианское испытание: не смеяться, не плакать, не ненавидеть, но понимать.

- А что это значит на нормальном языке? – команда «Планетного экспресса», включая Эми, которая редко всерьёз о чем-то задумывалась, высказывали крайнюю заинтересованность.

- Не знаю, как вам это объяснить, но я постараюсь, - решился Майк. – Помните наш вчерашний разговор?

- А мы с вами уже знакомы? – удивилась Лила.

- Не знал, что стресс во время суда так на них подействует, - пробормотал себе под нос Майк.

- Теперь я знаю, Лила, почему у тебя до сих пор нет пары! Ты их просто не запоминаешь! – тут же вставила свои пять центов Эми. Но тут же резко замолчал, словно что-то вспомнив.

- Давайте не будем сейчас это выяснять, - Майк сразу перешел к делу. – Через несколько минут вас поведут на испытания, а я не успеваю вам даже сказать, что надо делать.

- А сам ты знаешь, что надо делать? – подозрительно спросил Фрай. – Если знаешь, то почему в тюрьме сидишь? Не нравишься ты мне, по тюрьме как дома разгуливаешь…

- Не это сейчас главное, - Майк резко поменял тему. – Вас надо спасать…

- С чего это ты так о нас печёшься? Фрай, почитай-ка его мысли, – в разговор влез Бендер.

Как раз в это время Фрай решил проверить, получиться ли у него читать мысли Майка, попытка оказалась неудачной. Но после слов Бендера наступила тишина. Через пару минут послышались тяжелые шаги конвоя. Конвой подошел к клеткам, в которых сидела команда «Планетного экспресса». Практически сразу поднялся визг и шум, Лилу, Эми и Бендера без всякого почтения и соблюдения видимости какого-то приличия вытащили из клеток и потащили совсем не туда, куда они ожидали. Их снова посадили в тюрьму, в ту же камеру, где они провели ночь накануне. Численность команды снова уменьшилась, в дополнение к Зойдбергу теперь отсутствовал и Фрай.

Казалось, прошла целая вечность с момента возвращения в камеру, Лила не находила себе места от того, что не знала куда делся курьер. В тысячный раз она обходила камеру по периметру, и в тысячный раз задавал себе вопрос, что она сделал не так и что можно сделать сейчас, чтобы исправить ситуацию. Ответ не приходил, вариантов не было, но Лила не сдавалась, продолжая искать выход. И он пришел с совершенно неожиданной стороны. Коммутатор Лилы, про который она совершенно забыла, завибрировал, сигнализируя о входящем вызове. Лила нетерпеливо ткнула кнопку приема и замерла, с экрана на нее смотрел Стэн. Взгляд его отображал грусть и еще какое-то чувство, от которого у Лилы заныло в груди. Игра в гляделки могла продолжаться долго, первым молчание нарушил Стэн.

- Ну, что, подруга? Снова помощь требуется? – попытался с улыбкой сказать он, но грусть в глазах его выдавала.

Лила хотела скрестить руки на груди, но вспомнила, что коммутатор надет на руку и просто с вызовом посмотрел на своего бывшего возлюбленного.

- Мало получил? И решил обратиться за добавкой? – сквозь зубы процедила Лила. – Твоя невеста и её родителями тебе добавят только за один этот звонок, а я уже, похоже, отплясалась, так что обратился не по адресу.

- Зачем ты так? – в голосе Стэна прозвучало страдание. – Я всего лишь хочу тебя спасти! Двое ваших уже готовы, я не хочу, чтобы ты тоже пострадала! Поверь мне! Все, что было между нами – я никогда не забуду. Не считай меня подлецом, просто время прошло, я повзрослел и встал перед выбором, ты ведь тоже сделал свой выбор, тогда... помнишь?..

Стэн замолчал, и это молчание было красноречивее слов. Лила тоже молчала. В разговор влез Бендер:

- Эй, мужик! Как там тебя? Спаси меня, я не хочу умирать молодым!

- Бендер, не сейчас! Стэн, а как я могла поступить иначе? Особенно после того, как узнала, что ты говорил про меня «страшна до блеска»?

- Может, хватит уже мусолить вчерашний день? – вмешалась Эми. – Разбежались и разбежались. Чего теперь то страдать? У меня таких расставаний по пять штук на неделе.

- Да, ты права. Стэн, пойми, у меня теперь другая жизнь. Мы оба сделали свой выбор.

- Фрай, был бы рад это слышать, - снова вмешалась Эми.

- Эми, не лезь.

- Лила! Я тебя немедленно заберу с планеты…

- А вот на это не имеешь права, старлей, - встрял в разговор еще один голос. – Или живо вылетишь со своего теплого места.

- Кто тут еще? – Лила инстинктивно приготовилась защищаться.

- О, мисс Туранга, не бросайте в меня манипуляторами вашего робота. Судя по всему, Вы не помните вчерашних событий. Жаль, что все так получилось, - продолжил тот же голос. – Вы сделаете мне большое одолжение, если прекратите разговор с вашим недалеким поклонником со станции. Спасибо.

В углу камеры проявились очертания человеческой фигуры, последовал полупоклон, в движении кланявшегося сквозила ирония.

- Прости, Стэн, пока, - Лила отключила коммутатор. – Кто Вы и что Вам от нас надо?

- Простите, что помешала вашему разговору, но обстоятельства того требовали. Еще немного, и этот идиот наделал бы непоправимых глупостей, - сказала фигура. – А теперь разрешите представиться, Элеонора Рузвельт, узник соседней камеры, и по совместительству глава Сопротивления.

- А что Вы здесь делаете, и зачем мы вам понадобились? А самое главное, как вы все гуляете по камерам, когда сами говорите, что сидите в тюрьме? - воспоминания о вчерашнем днем возникали в мозгу Лилы, но этой информации все еще было недостаточно для составления полной картины произошедшего и происходящего.

- Еще раз прошу прошения, мисс Туранга, мы не рассчитывали, что последствия применения препаратов, который нам предложил профессор, будут настолько плачевны, а самое главное бесполезны.

- Мне кто-нибудь объяснит, в конце концов, что здесь происходит, и откуда вы знаете профессора? – Лила автоматически сжала кулаки, Эми отводила глаза и пыталась слиться с окружающей обстановкой, используя вчерашнюю практику изображения мебели.

- Конечно, я все вам объясню, - Элеонора подняла руки в успокаивающем жесте. – Минуточку терпения, и вы все узнаете. Я была аспиранткой Марсианского университета, возлагала большие надежды на полученные знания, и надеялась, что смогу все исправить на нашей планете. Под руководством профессора Фарнсфорта я разработал модель общества, в котором в силу условий проживания на планете доминируют мутанты.

- А как это касается нас? – не выдержал Бендер.

- Впрочем, я все уже рассказала вам вчера. Меня давно так внимательно не слушали, - гостья мечтательно прикрыла глаза, и казалось, не обращала внимания на то, что ее грубо перебили. – Такой обходительный молодой человек.

- Это Фрай-то? – Лила только пренебрежительно фыркнула.

- Лила, ты не права, - за отсутствующего Фрая заступилась Эми.

- Кстати, а где он? – Элеонора осмотрела камеру и заметила отсутствие симпатичного ей рыжеволосого парня.

- Мы, думали вы знаете, перед испытаниями приходил какой-то Майк, но потом он куда-то исчез, началась паника и нас перевели сюда, - сказав это, Лила развела руками.

- Странно, - заметила Элеонора. – Майк, всегда все делает аккуратно. У него не было еще не одного прокола. Сейчас выясним, что там стряслось.

- Стойте! – Лила так и не услышал, что хотела. – Когда нас выпустят и где Фрай и Зойдберг?

- Единственное, что сейчас вам могу сказать – это то, что вам всем надо успокоиться и подождать, - гостья пошла в угол камеры. – До скорой встречи… надеюсь.

- Мы с Вами, - крикнула Лила.

- Это глупо и неразумно, - голос Элеоноры звучал глухо и уже из-за стены. - Кроме того, вызовет не нужный ажиотаж, если это заметят. Сидит и ждите.

Лила попыталась последовать за гостьей, но наткнулась на стену. Поиски прохода результата не дали. Лила хотела было еще раз связаться со Стэном, но передумала. Осталось только воспользоваться советом, и ждать.

Только в камере стояла звенящая тишина, и было слышно пролетающую муху, как вдруг, словно по мановению волшебной палочки, экипаж «Планетного экспресса» завертел калейдоскоп событий.

Конечно же, первой частью марлезонского балета стала доставка в кабинет для допроса («мордой в пол»), с применением подручных средств, с целью добиться признания, куда делся один из заключенных. Допрашивать здесь не только умели, но и любили. Со сменой декораций и следователей. Как и следовало ожидать, внятного ответа получено не было. Заключенным пообещали, что завтра для них все будет гораздо хуже, если они за ночь не осознают, и не скажут то, что от них требуют. К удивлению команды, вторая часть марлезонского балета началась раньше, чем они думали, сразу после возвращения в камеру. Как только шаги конвоя стихли, в камеру ворвалась Элеонора. Она сообщила безрадостные вести. Майк и блондинки похитил Фрая, и требуют у сопротивления и команды «Планетного экспресса» завершить начатое: свергнуть существующий порядок.

- Понимаешь, Лила, - женщина заискивающее посмотрела на капитана. – Ты должна была устранить диктатора-фюрера. А после под угрозой применения машины судного дня власть должна была быть передана сопротивлению.

- Зачем вам это? Вы же говорили, что сами придумали модель общества, которая сейчас действует, - после знакомства с местными особенностями допросов, говорить не хотелось, но Лила заставила себя поддерживать разговор.

- Если сказать в двух словах, события вышли из-под контроля, - Элеонора отвела глаза. – Мы слишком им доверяли.

- А наличие контрабандистов, разве не говорит об обратном? Рыльце-то и у вас в пушку, - Лила старалась рассуждать логически и пыталась оставаться вежливой, что, учитывая пережитое за последние почти три дня, ей удавалось с трудом.

- Мисс Туранга, не ошибается тот, кто ничего не делает, - глава сопротивления заговорила жестко. – Сейчас надо действовать, а не рассуждать. Если машина судного дня попадет в плохие руки - жить всем нам останется недолго.

- Почему же вы не хотите воспользоваться помощью с орбитальной станции? – вступила в разговор Эми, до этого как бы не следящая за разговором.

Ответить Элеонора не успела, причина была более чем уважительная. Часть стены рассыпалась в прах, и находящихся внутри накрыло облако пыли и ударная волна. В образовавшийся проем ввалился Стэн и группа бойцов. Бойцы действовали слаженно, заключенные сразу получили по противогазу, аккуратно подхвачены под руки и вызволены из камеры. Вся операция заняла десять секунд. В спасательном челноке спасенные, наконец, получили возможность пообщаться со спасателями. Отдуваться за всех пришлось Лиле, которая как капитан корабля была вынуждена разбираться со всеми возникающими проблемами. И первое что она сделала, потребовала от Стэна объяснить, что ему известно про Фрая. Тот объяснил, что точно не знает, что с Фраем, но от маячка, который был навешен на нем, перестал поступать сигнал.

- А откуда на Фрае маячок? – подозрительность всегда была отличительной чертой Лилы.

- Откуда, откуда? Я повесил, в последнюю нашу встречу, - Стэн замялся. – А ты зря свое фото у него забрал, и тем более на корабле оставила. Я бы вас раньше нашел, а то пришлось твой коммутатор пеленговать. Да, и верни мне записку, которая была с твоим фото.

- Черт с ней! Как Фрая теперь спасать? – Лила постаралась увести разговор в сторону от скользкой темы.

- Я думаю, он уже труп. Ты ведь слышала ультиматум, - Стэн пожал плечами.

- И ты так спокойно об этом говоришь? – Лила не могла найти себе места. – Это что же за полет такой? Я как капитан потеряла сразу двух членов экипажа.

- Для меня смерть - это часть работы, - было видно, что Стэн говорит правду. – Надо жить дальше.

Стэн попытался приобнять Лилу, но получил резкий отпор.

- Невесту свою обнимай, - Лила была настроена агрессивно. – Я понятно объясняю.

- Понятно, понятно. Не надо только не обдуманных действий, - Стэн примирительно выставил вперед руки, ладонями вверх.

- Стэн! А где наш корабль? Вы нас проводите к нему? - Эми сообразила, что пора что-то предпринять, и чем раньше, тем лучше. А еще лучше попытаться объяснить Лиле, что пора двигать с этой планеты. И лучше, как можно быстрее.

- Судя по пеленгу, где приземлился, там и стоит.

- А что мы тогда делаем на орбите? Я отвечаю за корабль! – глаз Лилы метал молнии.

- А я пойду под суд за то, что тебя спас, а ты мне еще претензии предъявляешь, - на это раз было видно, что Стэн действительно обиделся.

- Мне от тебя ничего не надо! – Лила прищурила глаз. – Лучше уж быть в тюрьме, чем с тобой.

- Лила! Ты не права! – тут уже вмешалась Элеонора. – Стэн, мы все вам очень благодарны. А на реакцию Лилы не обращайте внимание, это последствия действия препаратов.

- Она что больна? Или наркоманка?

- Ни то, ни другое. Это долго рассказывать. Лучше скажите, какой план Ваших дальнейших действий, - глава сопротивления сразу попыталась взять быка за рога.

- Никакого! – Стэн явно не шутил. – Я только хотел спасти Лилу, и все.

- Это катастрофа! – Элеонора была в панике. – Теперь придется все делать без подготовки. Если бы только у нас были документы первопоселенцев!

- А в чем проблема? Их трудно достать?

- Они в самом охраняемом хранилище планеты. Про их ценность власть почти не догадывается, больше они хранят эталонно сверхчеловека. Так что попасть туда практически не возможно, - глава сопротивления только покачала головой.

- Для Бендера-преступника нет ничего невозможного! – встрял робот. – Где ваше хранилище?

Через пять минут, после загрузки данных с орбитального комплекса, Бендер был готов свернуть горы и в прямом, и в переносном смысле.

- А с тобой мы позже разберемся, - палец Элеоноры оказался направленным на Стэна. – Будем ждать возвращения Бендера и вестей от контрабандистов. А вы молитесь всем известным вам богам, что вам не пришлось пройти испытания. Мало кому удается искупаться в кислоте и выпить царской водки.

А Лиле почему то вдруг вспомнились слова профессора: «Привези мне кровь!».

Фрай очнулся на полу рубки корабля «Планетного экспресса». На этот раз его связали на совесть.

- Очухался, мыслечитатель.

Кто-то подхватил Фрая и усадил. Кресло повернулось на 180 градусов, и Фрай увидел Майка, Аврору и Венеру, которые стояли рядом с креслом.

- Ну, прочитал, что у нас в мыслях? – зубоскалил Майк, блондинки ухмылялись. – Сейчас проверим, как ты мысли читаешь. Вот, что я сейчас думаю. Проникай в мозг, давай.

Фрай даже не стал пробовать, первая попытка была неудачной. И он просто сидел и ждал, что будет дальше.

Трио упивалось своей безнаказанностью.

- Маячок свой ищешь, поди? – Майк помахал какой-то кнопкой. – Вот он, уже не работает, так что помощи тебе ждать неоткуда.

- Ладно, Майк, хватит. Рыжий, давай рассказывай, что ты знаешь, - прервала излияния связника Аврора. – Умеешь читать мысли?

- Умею у женщин, а на Вашей планете не получается.

- Хороший ты парень! Непосредственный такой, да и к жизни не приспособленный. Только сейчас игры ведь закончились, - дополнила Венера. – Говорила я тебе, не надо изображать, что он может нами командовать.

- Так вы притворялись? – курьер расстроился, было видно, что он готов расплакаться. – Зачем? Ведь я не мог читать ваши мысли.

- Да, мал ты еще. Большой ребенок, если бы не этот агресинн… да, пес с ним, - Аврора стала серьезной. – Пора сваливать, этого здесь оставим. Не забудь властям о нем сообщить. Уходим.

Троица быстро направилась к выходу. Венера задержалась перед дверью, и, обернувшись, сказал Фраю:

- Не строй иллюзий насчет своего капитана. Такие дебилы как ты не в её вкусе, ты мизинца её не стоишь. И исчезни лучше из ее жизни, не отравляй ей жизнь. Это прощальный бесплатный совет. Чао!

Лила с остатками команды на спасательной шлюпке летела на планету, забирать корабль. Она смогла связаться с автопилотом, но тот сообщил ей только, что в системе поломки, и взлететь без ремонта не представляется возможным. Лила надеялась на умение Эми, привести любую развалину в дееспособное состояние. И еще ей не давало покоя чувство вины за потерю членов экипажа. Если Зойдберг ей был антипатичен, то за Фрая она чувствовала ответственность, как за маленького ребенка, и это только ухудшало её, и без того скверное настроение. Шлюпка зависла на геостационарной орбите, Лила занялась пеленговой рутиной. Дверь в рубку отварилась, и в нее бочком протиснулась Эми. У Лилы не было желания говорить, поэтому Эми пришлось начать первой.

- Лила! Мне надо тебе кое-что рассказать про нашу последнюю гулянку.

- А это не терпит до нашего возвращения домой?

- Нет! Если я тебе сейчас это не расскажу, мы можем вообще не вернуться.

- Хватит говорить загадками! Давай по-существу. И поторопись, скоро в ангар влетать, - нельзя сказать, что сентенций Эми её настроение улучшилось.

- Лила, ты была частью сделки профессора с ницшианами, - Эми стояла по стойке смирно. – И, поэтому, когда профессор приказал мне подсыпать тебе агресинн, я была вынуждена, а то бы он мне зачет не поставил.

- Что ты сказала? – вопрос был явно риторическим, но пострадать Эми могла физически, но она даже не попыталась защититься. – Уйди отсюда, видеть тебя не хочу.

И Лила, вцепившись в штурвал, резко повела шлюпку на снижение.

Влетев в уже знакомый заброшенный пандус, Лила сразу увидела корабль «Планетного экспресса». Он стоял на том же месте, где была осуществлена посадка. Аккуратно посадив шлюпку в десяти шагах от корабля, Лила не теряя не секунды поспешали внутрь корабля. Эми поспешила за ней. С максимумом предосторожностей Лила прокралась на мостик, еще у дверей её застал голос Фрая:

- Входи, Лила, здесь нет никого.

Эми опередила Лилу, и с визгом ворвалась на мостик:

- Фрай, с тобой все в порядке? Ты не пострадал?

- Отвяжите меня сначала от кресла, я уже рук не чувствую.

- Что тут было, и как ты тут очутился? – у Лилы просто камень с души свалился, но она не показывала виду, и практичная часть её натуру как всегда взяла верх.

- Долго рассказывать, - Фрай махнул рукой, и вдруг побледнев, обернулся к Эми. – Это правда, про агресинн?

Та только молча кивнула головой и разревелась. Лила и Фрай стали демонстративно смотреть в сторону. Не дожидаясь окончания всхлипываний Лила начала:

- Значит, сейчас на таможню, отбиваем Зойдберга и тащим его на корабль. Потом дожидаемся Бендера и летим на орбитальную станцию. Вопросы есть?

Вопросов не было, пора было действовать.

- Эми, быстро проверяй все системы корабля, чтобы к нашему возвращению, можно было лететь, - Лила посмотрела марсианке в глаза. – Справишься, подруга?

- Да, мэм! – Эми снова вытянулась в струнку.

- Хорошо! Действуй. Фрай, поспешим, - и Лила направилась к выходу.

Фрай хотело было что-то сказать Эми, но посмотрев в её сторону, махнул рукой и побежал за Лилой, при этом умудрившись не вписаться в поворот.

Операция по спасению Зойдберга и возвращению Бендера прошла успешно, только взлетать пришлось под канонаду разрывов. Но и эту опасность, команда «Планетного экспресса» выдержала с достоинством. На орбитальной станции все прошло штатно, документы были переданы, накладные подписаны, заказчик заплатил дополнительные премиальные, а что там будет дальше на планете, экипаж «Планетного экспресса» не интересовало. Бендер украл не только нужные сопротивлению документы, но и золотой эталон сверхчеловека, и это уже послужило причиной начала гражданской войны на Ницше-10. Гораздо большее внимание Лилы занимал предстоящий разговор с Фраем.

Фрай тоже ждал и боялся разговора, который доложен был произойти. Но другого выхода не было. Лиле нужно было время, чтобы к этому привыкнуть. А может быть, профессор поддастся на уговоры, и проведет над Лилой такой же эксперимент. Пауза затягивалась. Фрай слышал все невысказанные мысли Лилы, но не решался говорить. Он чувствовал, что если он так поступит, то этот разговор между ними станет последним. Наконец, Лила собралась с духом и спросила первое что ей пришло в голову.

- Фрай, что с тобой произошло?

- Не знаю, как тебе это сказать, - начал Фрай. – Помнишь день доставки?

Лила утвердительно кивнула, хотя такой уверенности, после признания Эми, не испытывала.

- Так вот, профессор пытался что-то со мной сделать, но у него не вышло. Он очень расстроился и выгнал меня из клетки. Со мной все было нормально, но после этого в голове стали появляться разные мысли, только они были не мои. Я это понял только у лифта. Там я познакомился с девушкой Колет. Она сначала испугалась, а потом когда пришел Бендер, помогла мне понять, что у меня возникла способность читать мысли женщин. И не просто читать, а еще погружаться в сознание женщины, даже когда она спит, или в отключке. Она мне много подсказала, оказалось, что у нее была такая же способность по погружению в сознание других людей и инопланетян. Бендер как только об этом узнал, сразу высказал мне тысячу и один способ как это использовать для его пользы. Я задумался над этим, что раньше было для меня не свойственно, а когда мы с Бендером вернулись на корабль, я услышал в твоих мыслях как тебе плохо, как ты одинока и решил тебе помочь, сделать все как ты хочешь. Для этого мне пришлось погрузиться в твое сознание – но не волнуйся, я постарался ограничиться минимум, твоим взглядом на жизнь. В воспоминание и твои нынешние чувства я не вторгался. И еще как-то странно получается, но часто твои действия опережали твои мысли, - Фрай посмотрел на Лилу. – Я понял, ты хочешь побыть одна, я ухожу.

С этими словами Фрай вышел из каюты капитана. Он постарался, хотя это стоило ему неимоверных усилий, не обращать внимания на последовавшие за его уходом мысли Лилы.

Обратный полет прошел как одно мгновение. Очень тяжелое для всех мгновение. На мостике была неестественная тишина, Бендер без инициативы со стороны, использовал пульт для выключения своего звука. Он воспринял все как должное, но что-то в нем подсказало ему (наверное, это была интуиция, которой у него не было), что сейчас не время допекать Фрая и остальных. Зойдберг, который впал в ступор, все еще был в банке, куда его засадили ницшиниане, Эми с восхищенно смотрела на Фрая, а Лила сжимала штурвал, до побелевших костяшек. Фрай стоял у панорамного окна и смотрел на удаляющуюся планету.

Тишину разорвал звонок. Вам входящее сообщение. Лила приняла вызов, на экране возникло лицо профессора.

- Как доставка? – был сама любезность, светился от радости и улыбался во все свои 32 искусственных зуба. - Устройства судного дня сработали точно в срок? Вы не забыли, что они были замаскированы? Надеюсь, Вы не забыли мои рекомендации и не выходили на планете, и тем более не принимали их приглашение… - дальше Лила не стала слушать, а просто нажала отбой.

- Теперь уже поздно пить боржоми, когда почки отвалились! Только кто мне подскажет, как быть с Фраем? - лицо Лилы стало каменной маской, надо было принять, может быть, самое сложное решение в жизни.

Корабль «Планетного экспресса» при посадке разнес половину здания. Надо сказать не самая лучшая посадка для лучшего пилота Вселенной. Да, и букет из пары-тройки десятков разбитых экранов, собранный по дороге, тоже, лучше всяких слов, говорили о душевном состоянии Лилы. Трап еще не успел до конца опуститься, а Лила уже стрелой рванула на улицу, пропустив всю стандартную послеполетную процедуру. Но когда, кто-то очень хочет, то он добьется. И этот спурт Лилы не был сюрпризом для Фрая.

- Лила! Подожди. Можно с тобой поговорить? – Фрай бежал за Лилой. - Я узнал, что у тебя проблемы со второй половинкой. Я хочу тебе помочь и стать твоим единственным, а потом стать сенатором…

- Нет, Фрай! – Лила и не подумал сбросить скорость хода. - Никаких свиданий, никаких встреч. Наши отношения ограничиваются только работой.

- Но... Почему?.. я подумал … Ведь там у корабля… - Фрай умолк, не договорив.

- Ты… копался в моих мыслях, Я никогда не смогу встречаться с парнем, который читает мои мысли, ты просто чудовище, - вырвалось у Лилы, о чем она сразу пожалела, увидев как изменилось выражение лица Фрая после этих слов. Но приняв один раз решение, она уже не могла его изменить. Даже мысль о возможности изменить свое решение уже давно стало для Лилы признаком слабости и неспособности за себя постоять. И уже тем более в вопросах любви и брака. Она еще не предполагала, что ей придется отказаться от своего «юношеского максимализма» и много научиться в вопросах искусства компромисса. А ведь еще есть и моменты, как говорят моряки NB, когда обстоятельства при выше нас. И есть люди которые этим пользуются в своих интересах, при чем очень умело…

Положение спас Ниблер, который выбежал им навстречу. Он подбежал к Лиле, стал тереться о ее сапоги. Один только вид зубастика сразу изменил настроение суровой капитанши. Лила стала его гладить, негромко приговаривая при этом. Фрай сразу оживился.

- Лила, а ты знаешь, что Ниблер агент космической сверхрасы? И не правда, что сейчас говоришь - он тебя не любит. Ты ему нужна только для прикрытия. Он сейчас об этом думает, - Фрай мог бы еще что-нибудь придумать, ведь мысли Ниблера он не слышал, но не успел.

Зверюшка перепугалась, и была в состоянии близкой к панике, а Лила только отмахнулась

- Перестань! Ты напугал моего милого зубастика. Тебе после ницшениан только сверхрасы и чудятся. Обратись к психиатру, он тебя с удовольствие выслушает за твои денежки, а меня оставь в покое. Все разговор закончен! – Лила, взяв на руки что-то бормочущего Ниблера, выбежала на улицу и захлопнула дверь прямо перед носом Фрая.

- Лила, ведь ты так не думаешь… - но она его уже не слышал, и точно уже не хотела больше слышать. Фрай остался стоять и в его глазах навернулись слезы. Пусть Фрай и не проявлял пока никакой активности по отношению к Лиле, после их встречи в подземелье, в старом Нью-Йорке, и не случился еще их фальшивый роман на «Титанике», но каждому нужна вторая половинка, и в мыслях Фрая все чаще этой половинкой была Лила, хотя он в этом не признавался никому, даже самому себе, в первую очередь самому себе. «А может это и к лучшему, - в мозгах Фрая по сотому разу проигрывалось сложившаяся ситуация, и он не видел способа ее исправить. - Ведь я к ней отношусь как к другу, а она ко мне как к идиоту? А, может быть, она поймет и изменится, если я буду заботиться о ней, каждый день, изо дня в день?»

Принять какое-либо приемлемое решение он не успел, из состояния задумчивости его вывела лиловая вспышка. Фрай посмотрел по сторонам, вздохнул, спросил сам себя: «А что произошло?». Ответа не было, и желающих подсказать ему ответ тоже. «А что я здесь делаю?» - последовал следующий мысленный вопрос, после предшествовавшего ему часового раздумья. Как и предыдущий вопрос, второй перешел в разряд риторических. Фрай почесал затылок, и, решив больше не думать, отправился в любимый бар.

Проследив за тем, чтобы Фрай без происшествий дошел до бара, где его уже ждал направленный туда ранее Бендер, Ниблер поспешил к своему спрятанному кораблю. Перед этим он еще раз убедился, что выкрал все четвертаки из квартиры и, что Другая рыдает, уткнувшись в подушку, и в ближайшее время никуда не уйдет. Поскольку это состояние было нормальным для Лилы, и не было связано с Фраем, Ниблер был относительно спокоен, и мог отлучиться на пару часов. Выкатывать корабль Ниблер не стал, зверек просто проскользнул в «ракушку», залез в корабль и включил передатчик.

- Лорд Ниблер докладывает. Всемогущий снова в порядке. После неприятной сцены у космолета мне пришлось приложить максимум усилий по возвращению мыслительного процесса Всемогущего в прежнее состояние. Мирить Другую со Всемогущим не понадобилось, после стирания всех воспоминаний о моем разоблачении и потерей Всемогущим способности читать мысли, Другая сама пошла на примирение и восстановление дружеских отношений. Хотя я думаю, что Всемогущий не обратил бы внимание, даже в случае ее отказа от возобновления дружеских отношений. Корректировка памяти робота и стирание памяти Эми не составил большого труда. Надеюсь, что наши ученые правы, и частое стирание памяти не приводит к опухоли мозга. Хуже всего, что доктор Зойдберг не поддается стандартным процедурам по зачистке мозга, к счастью никто не воспринимает его всерьез, и чтобы он не рассказывал про возможности Фрая и про все случившееся на доставке, ему никто не поверит. А профессор и бюрократ даже и интересоваться не будут, как прошел полет. Им главное сам процесс работы, а не какие-то там частности, типа того как это все прошло. Есть еще записи центрального процессора корабля, которые никто и никогда не проверяет, а также записи скрытых камер, натыканных Скаффи по всему кораблю. Что ж, в этот раз Скаффи не повезло - «кина не будет». Может быть я предупрежу Другую про эти камеры, а может быть отключу ту часть из них, которая контролирует действия капитана. Надо будет на досуге подумать, как лучше поступить. На этом все, доклад закончен.

Как член профсоюза Скафи строго чтил и соблюдал условия труда, и пунктуально использовал время и право на отдых. Вот и сегодня, он спустился в подвал, чтобы в обеденный перерыв полежать на раскладушке, разглядывая журнал. Скафи решил взять что-нибудь с картинками в одной из коробок, которые стояли на подвальных полках. Его взгляд привлекла странная кубическая коробка черного цвета. Скафи готов был поклясться, что раньше эту коробку здесь не видел. Уборщик не в первый раз сталкивался с изделиями профа, и всегда был готов к подвоху, но это было что-то непонятное. Спокойствие и рассудительность всегда был главной отличительной чертой Скафи. Он тут же приказал швабре переместить коробку, в сопровождавшее его, любимое, ведро. А сам отошел за дверь, переждав некоторое время и не услышав взрыва или каких-либо других подозрительных звуков, Скафи открыл дверь. Ведро тут же подлетело к нему, Скафи по привычке зажмурился, но взрыва снова не последовало. Уборщик чуть коснулся коробки, и она с хлопком открылась, из недр коробки выплыла папка. Скафи и не подозревал, что могут такие существовать. И если не надпись прямо по центру «ПАПКА», он никогда не поверил, что сие сафьяновое чудо, инкрустированное сапфирами, и есть папка. Чуть ниже и мельче шрифтом было написано «ДЕЛО № 3000-5/2», еще чуть ниже и чуть меньшим шрифтом «Миссия на планете Ницше-10», еще ниже «Хранить 10000 лет» и большая красная кнопка с подписью под ней «ОТКРЫТЬ». Поколебавшись, Скафи нажал кнопку и приготовился к худшему, вжав голову в плечи. Но снова, ничего сверхъестественного не произошло. Папка повисла в воздухе, раскрылась, и перед уборщиком высветился экран. По экрану побежали символы, заполнили весь экран и застыли.

Скафи прочел «ОПИСЬ ДОКУМЕНТОВ В ДЕЛЕ», далее шел список с названиями. Скафи равнодушно посмотрел на него. Первым документом шла «Резолюция Совета об архивировании», которая совершенно не заинтересовала уборщика. Дальше шли ссылки на сайты, которые не были активны. Как понял Скафи, это было из-за того, что папка не была подключена к интернету. В основном ссылки были на «Вики-Википедию-3000», уборщик скользнул по ним глазами. Интересных для себя он не обнаружил: всё ему уже, или было известно, или имело какой-то странный электронный адрес.

Первый, привлекший внимание уборщика, документ был «Буклет-путеводитель по столице планеты Ницше-10». Скафи дотронулся в этом месте экрана, и тут же перед ним возникло трехмерное изображение. Перед взглядом уборщика проплывали гигантские коробки небоскребов, совершенно безвкусное нагромождение стекла и камня. В промежутках между зданиями были видны гигантские статуи каких-то странных существ. В городе бросались в глаза гигантские площади, пирамиды (на вроде египетских, хотя Скафи не совсем в этом был уверен), и полностью отсутствовала растительность. Улицы пестрели растяжками, флагами и транспарантами. Картинка менялась за картинкой в тишине. Подождав чуть-чуть, и так и не дождавшись комментариев или других звуковых эффектов – уборщик свернул картинку и стал читать дальше.

От одного прочтения названий далее следовавших документов его потянуло в сон: «стандартная заявка (указание, прошение, клянченье) на доставку груза», «стандартный контракт на доставку груза», «дополнение к «стандартному контракту на доставку груза» на перевозку пассажиров», «наряд-задание экипажу «Планетного экспресса» на перевозку груза» с допиской от руки «и пассажиров», «дополнительное соглашение с экипажем на работу в убийственных условиях», «страховой полис на страховку безнадежного стандартного коммерческого контракта», «наряд-поставка и приемо-сдаточный акт машины судного дня», «гарантия на машину судного дня (кустарное производство)», «дополнительная гарантия и обязательства по замене машины судного дня при ее разрушении при транспортировке», «дополнение (негласное) к стандартному контракту на доставку груза на возможность использования экипажа», «секретное соглашение на использование членов экипажа в любых целях (включая передачу в пожизненное рабство)», «соглашение об обязательном возврате частей тела экипажа и сопровождающих их работников «Планетного экспресса» в случае их смерти». В последнем документе ручкой с красной пастой было вписано: «обязательно вернуть все органы Лилы и всю кровь Эми». От внезапного импульса, Скафи нажал на последнюю прочитанную строчку и обнаружил в списке работников себя. Далее следовало «соглашение об использовании/утилизации остатков неорганических членов экипажа в походных условиях».

Удивление уборщика работоспособностью бюрократа нарастало, как снежный ком, а потом к нему добавился вопрос, почему эти документы до сих пор не уничтожены. Скафи точно знал, что ни один документ, подобно перечисленным в списке, и одного дня у Гермеса после выполнения доставки не залеживался.

Далее следовали документы с нудными названиями «отчет наружной прослушки», «отчет внутренней прослушки», «телеграфный отчет-донесение лорда-наблюдателя».

Вклинивались в перечень и другие документы. Уборщик увидел надпись «сюжет в новостях» и открыл его. На экране появилась Линда, за ее спиной была картинки, схожая с картинками из буклета-путеводителя, только дома были разрушены и в дыму. Линда открывала рот, но звука не было. Вот она исчезла из кадра, и возник зал заседаний Д.С.П. Около президиума стоял Зэпп Брэниган, председатель Глаб зачитывала речь, генерал улыбался во все свои 24 зуба, потом Глаб подошла к генералу и повесила Брэнигану на выпяченную грудь медаль. Картинка опять переменилась, в кадре возник Морбо, прорычавший что-то в камеру и жутко оскалившийся.

Следующее название заставило уборщика насторожиться «Акт освидетельствования доктора Джона Зойдберга совместной комиссией таможни Земли и комитета контроля межпланетной эмиграции Д.С.П.». Он аккуратно ткнул в строчку. В пространстве возник чиновник - бюрократ 46 уровня, зачитывающий что-то по листку бумаги в руках. Потом чиновник сдвинулся на одну половину экран, а на второй появилась банка, в которой (Скафи ахнул) находился доктор Зойдберг. Глаза доктора были прикрыты, усики висели безжизненно. Бюрократ продолжал читать. Уборщик буквально перед спуском в подвал видел Зойдберга, и ему стало интересно, что же это такое случилось с доктором. Скафи стал искать какие-нибудь переключатели на коробке и на папке. Визуально никаких клавиш или кнопок (кроме уже нажатой) уборщик не обнаружил. Он попытался перевернуть папку, и в этот момент изображение погасло. Скафи мысленно чертыхнулся и стал водить руками по папке, изображение опять появилось и поскакало в режиме клипа. После надписи «Описание взятия таможни и освобождение доктора Зойдберга. Свидетельства очевидца и реальность» в течение пары секунд проскочило возбужденное лицо Фрая, что-то рассказывающего и машущего руками, одновременно в кадре мелькал корабль ПЭ пикирующий на какое-то гигантское здание, разрывы очередей из орудия ПЭ, использование выдвижного тарана корабля, с помощью которого корабль влетел внутрь, разобрать что-то еще из-за частого мелькания картинки уборщик не смог. Возникла следующая надпись «показания робота-сгибальщика». Довольно продолжительное время на картинке был Бендер, по его танцу Скафи сразу догадался, что тот поет свою любимую песню. В ходе этой песни как искорки были небольшие мелькания с лабиринтами, гигантскими маятниками и стальными дверями. В последней мелькнувшей искорке был отчетливо виден гигантский взрыв. Следом довольно длительный промежуток на изображении была какая-то пародия на человека изготовленная из металла. Скафи заподозрил по блеску металла, что это было золото. В углу картинки мелькали какие-то цифры и диаграммы, которые Скафи не успевал осмыслить.

Следующая надпись была самой длинной «Отчет комиссии рейхстаг планеты Ницще-10 о разрушениях на планете в ходе гражданской войны. Секретная справка о причинах начала войны. Докладная записка сенатора рейхстага Вульфа об осмотре хранилища, после похищения эталона сверхчеловека и заключение о работе охранной системы хранилища. Протоколы допроса охранников хранилища. Речь фюрера-диктатора на судебном процессе над охранниками. Доклад генерального секретаря Федерации планеты Ницше-10 о последствиях гражданской войны, постановлении рейхстага об амнистии в связи с окончанием гражданской войны. Секретный протокол создания комиссии о согласовании нового эталона сверхчеловека». После этого все картинки замелькали с увеличенной скоростью, что уборщик не смог разглядеть вообще ничего, кроме клубов дыма.

Очередная надпись возвестила уборщику «Секретный доклад с орбитальной станции Планеты Ницще-10 в Д.С.П.». После этого около минуты на изображение висело «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО». Скафи уже показалось, что папка сломалась окончательно, но в этот момент возникла очередная надпись «Акт о консервации сверхсекретного ниблонианского робота модели Колет, и командировочный отчет Фионы о проделанной работе у космического лифта». Уборщик увидел Зубастика с бантиком около какой-то женщины, в ходе рассказа Зубастик исчезал внутри женщины и появлялся вновь.

Скафи понял, что если хочет хоть что-то понять и не мучится до конца жизни кошмарами надо восстановить работу папки, и он начал снова ее обследовать. Результатов это не приносило, за время его поисков по экрану промелькнули еще надписи «Приказ о вынесении Ниблеру выговора с занесением в личное дело», «Заключение лаборатории о действии агрессина» и «Спектральный анализ кала Лилы для определения и изучения воздействия агрессина». Последняя проскочившая надпись была «Мемуары госпожи Авроры, написанные ею собственноручно в заключении».

Наконец, Скафи смог надавить на какой-то выступ, раздалась резкая трель и папка начала мигать. Последнее изображение которое увидел уборщик был Зубастик, рассказывающий о зачистке.

Прочитав последнее донесение, в котором упоминались его видеокамеры, Скафи не сдержался, его усы встали дыбом и сами собой, непроизвольно, сжались кулаки. На свою беду уборщик не учел способность Ниблера, тот возник как бы ниоткуда, и последнее, что помнил Скафи, оказавшись на раскладушке, это невесть откуда взявшуюся лиловую вспышку и что у него начался обеденный перерыв.



К списку всех фанфиков


Наверх
Все эпизоды онлайн Скачать все эпизоды Комиксы Субтитры Русские аудио дорожки Музыка из серий Удалённые сцены Видеобонусы с DVD Видеоигра Футурама Оригинальные обои Темы для рабочего стола Музыка (MIDI) Скринсэйверы Серии в скриншотах HD скриншоты Настенные календари Скины для WinAmp`a Песни Кэти Сигал
Генолаборатория Угадай цитату Leela`s Birthclock Для мобильника Кроссворды Шуточный фан-тест Серьёзный фан-тест
Неприятности, как они есть
Кое-что о сферонском синдроме
Brannigan the Best
И ГРУСТНО, И ГНУСНО
Там, где рождается дождь
Pawell
Mass Effect - вселенная игр серииНезависимый Форум о Симпсонах и ФутурамеCan't Get Enought FuturamaРекламное агентство РеверонThe Infosphere: A Futurama WikiFuturamer.ruThe Futurama PointWork More - Работай Больше!Симпсоны в РоссииFuturama-MadhouseЗапчасти для автомобилейАмериканский Папаша Онлайн - весь сериал American Dad!Futurama-Area.DEИНФОСФЕРАFuturama-France




Яндекс.Метрика
службы мониторинга серверов Firefox Download Button количество читателей онлайн и всего

Разработка и поддержка: Pawell

Ключевые слова: футурама, futurama, Фрай, Лила, Бендер, Зойдберг, комиксы, музыка, обои, футурама онлайн, futurama, Fry, Leela, Bender, Zoidberg, смотреть футураму, туранга лила, филипп фрай, бендер родригез, мэтт гроунинг, futurama DVD, matt groening, david cohen, XX fox

Страница сгенерирована за 0.417770 секунд