Хорошие новости! Авторизация Регистрация Наш Форум Герои Футурамы Рейтинг персонажей Содержание серий Актёры в Футураме Интервью Фильм-о-рама Языки инопланетян Мультики на экранах Как их рисовать
ФанАрт СканАрт Фанфики ФанМузыка ФанВидео ФанКомиксы Поделки Фанов Сценарии серий ФанВидео старое ASCII картинки Соревнования Обои для рабочего стола Флэш-анимация Игры для ПК Статьи
Баги в Футураме Разные видеоролики Сценарии эпизодов Время до Футурамы Иконки для WinXP DVD менюшки Шрифты Для игр Кэти Сэгал | Лила Лила и спорт DVD с Футурамой Почтовые марки Разные картинки Другие дизайны English Navigation Bar Архив новостей Сайты о Футураме О нашем сайте
Parts78.com - автозапчасти на заказ по низким ценам в Санкт-Петербурге (812) 970-02-28

Бендер Похоже сюда можно скинуть кое-какой вещдок. (331)

Знаешь всю Футураму наизусть? Проверь свои знания! Игра "Угадай цитату"!

Фанфики

Неестественный отбор


Автор: HAEMHIK
Опубликовано: 18.06.2010
Вторая часть трилогии (первая: "Отражение в кривом зеркале", третья: "Родная кровь")
За полезную критику благодарю читателей: Амирэль, Inf_guard, Остап Бендер, Моргвател, Гипножаба.

 

...У меня её лицо её имя

Свитер такой же синий

Никто не заметил подмены...

...Буду я - я из более прочного теста,

Я достойна занять это место,

Я многое делаю лучше...

(Fleur, «Формалин»)

 

Корабль «Планет Экспресс», неуклюже накренившись на сильно погнутую левую опору, стоял в ангаре. А за столом для собраний сидели все сотрудники компании, включая Скраффи.

- Лила, что с тобой? Ты едва не убила нас всех! - напирал Гермес, жестикулируя, как ветряк в бурю. - Если тебе надоело жить, то четвертак на будку самоубийств входит в твою страховку. А если у тебя просто неудачная поездка, то что-то часто стало такое происходить - второй рейс подряд ты возвращаешься с солидными повреждениями, причём это в рейсах, которые не столь уж и сложны. В этот раз вообще до смешного дошло - авария при посадке! Объясни мне, в чём дело?

- Не ори на неё! - поднялся Фрай. - Мало ли что могло случиться, отчего ей плохо. В конце концов, имеет она право на «больничный лист»?

- Она его получила!

- Сутки? Ваша щедрость потрясает, - сарказм не был сильной стороной Фрая, и он постарался вернуться к фактам. - В недавней стычке ей досталось, у неё травма. Лила, покажи?

Лила с видимым неудовольствием вытянула руку, демонстрируя глубокий и широкий порез, покрывающий почти всё ребро ладони, кое-как стянутый несколькими швами.

- И что? - уточнил Гермес. - Ты полагаешь, это повод для самоубийства или, тем более, для «больничного отпуска»?

- Нет, - не отступал Фрай, - но в той же стычке она получила удар по голове и лёгкое сотрясение мозга.

- Это тогда, через два дня после визита полиции? Ну что ж, ладно... Ещё два дня на восстановление, включая сегодняшний. Фирму это не убьет, надеюсь. Потом решим, что к чему. И покажись Зойдбергу.

- Ну уж нет! - вскинулась Лила. - Мне ещё жить не надоело. Я уж лучше просто три дня полежу, передохну. Кстати, и Фраю там тоже досталось.

- Один шут доставок без тебя не будет, так что - Фрай тоже получает «больничный» без содержания, раз уж такой несчастный, а Бендер и Эми - занимаются пока ремонтом корабля, а затем отдыхают за свой счёт до выздоровления этих двоих.

Под восторженные и недовольные вопли работники стали расходиться. На выходе Фрай догнал Лилу.

- Лила, ну, это... Ты как себя чувствуешь?

- Более-менее, спасибо. Уже почти всё прошло, - спокойно ответила она.

- Ага, значит... Ну, полагаю, ты же не будешь весь день лежать в постели. А сегодня вечером чем занимаешься? - поинтересовался, тщетно пытаясь прикинуться безразличным, Фрай.

- Переходим прямо к делу, Фрай. Не буду. Да. Ладно.

- Что «да, ладно»? - сбился парень.

- Отвечаю на два следующих твоих вопроса, которые ты пока не задал.

- Это какие? - парень был не на шутку удивлён.

- Собираюсь ли я куда-нибудь пойти и соглашусь ли пойти с тобой.

- Э-э-э... То есть я правильно понял, что ты не против пойти в кино на «Звездные войны-37»?

- Я не люблю документальное кино, но... Пускай.

- Какого чёрта!? - ворвался в их беседу голос Бендера. - Мы будем пахать, а эти двое - отдыхать по кабакам? Меня эксплуатируют!

- Суровая правда жизни, старина, - усмехнулся Фрай. - Привыкай. Не каждый раз же тебе отдыхать, а нам работать.

- Я попробую помочь, чем удастся. Как только приду в себя, - Лила помахала напоследок рукой и они с Фраем скрылись за дверью.

Оставшись у корабля вдвоём, Эми и Бендер переглянулись. Стажёрка, вздохнув, направилась по трапу на корабль, бросив на ходу: «я займусь двигателем». Бендер вяло поплелся следом, бормоча на ходу угрозы и обещания бросить работу.

 

Фрай и Лила спокойно пошли по улице, Фрай осторожно попытался взять Лилу за руку. Она не отстранилась. Ободрённый этим, парень попытался приобнять её за талию.

- Ну-ну! - она мягко отвела его руку. - Дистанцию, сэр! - но в её голосе не было раздражения.

- Ага, - удивлённый столь мягкой реакцией Фрай убрал руку с корпуса, но снова взял Лилу за руку. -  Так вот, я зайду за тобой через два часа, хорошо?

- Хорошо. Давай.

Но никто из них не заметил, как внимательный взгляд следил за ними из коллектора.

 

Девушка с фиолетовыми волосами сидела у небольшого костерка, мрачно глядя в пламя единственным глазом. В памяти проносились обрывки фраз: «Я тебе этого не позволю», «Плевать мне на то, что думаешь!», «Я не отдам тебе свою жизнь»…

Иммунитет и повышенная способность к регенерации тканей - преимущества мутантов - давали себя знать. От полученных всего два дня назад травм почти не осталось следа. Ушибы почти прошли, сотрясение мозга, полученное при ударе головой об бетон в воде - тоже. Зажил разрез на щеке, полученный в драке, оставив только лёгкий шрам. Только сильно болел глубокий разрез на ладони, полученный, когда она в суматохе напоролась рукой на нож.

А вот раны в душе были куда глубже.

- «Меня, как неумеху, сломала эта погань, а! Позор…» - девушка поморщилась, глядя в пламя. - «Бывало стократ хуже, но я побеждала. А тут... Но какова, а?! Всё же нужно признать - сильна, умна и яростна в бою. Отличная вышла бы напарница, если бы всё было по-иному. Но теперь по-иному нельзя, ей придётся…»

Всякий хлам, наваленный в костёр, горел плохо, дымно, и от этого дыма у девушки потоком лились слёзы с глаза. А может, и не от дыма…

 

- Лила, ты тут? - голос Фрая разнесся по квартире. - Я пришёл!

Девушка, успевшая передохнуть, перекусить, посмотреть телевизор, искупаться, переодеться и переделать кучу дел по хозяйству, вышла ему навстречу из спальни.

- Ну, третий сорт не брак… - пробормотала она себе под нос, критически поглядывая на часы - Фрай умудрился опоздать почти на час. - Я готова, пошли, - это уже вслух.

Выйдя из дома, они вместе спокойно направились к ближайшей пневмотрубе. Пока они шли, Фрай снова взял Лилу за руку. Она слегка дёрнулась.

- Что случилось? - мгновенно забеспокоился он.

- Да так, рука побаливает... Заживёт, - и, словно в доказательство, Лила потерла ребро ладони второй рукой и сама снова взяла Фрая за руку. - Так куда мы идём?

- Полагаю, в кино? Только вот билеты на «Звездные войны» я не достал, есть на «Бот-телло и Дэфс-Даемона», экранизация двадцать пятого века.

- Классика? Ну, пусть так. В конце концов, какая разница? - девушка улыбнулась и пожала плечами.

Ожидавший разноса и упрёков в неудачливости, Фрай промолчал. Он не знал, что именно произошло с Лилой, но некоторые перемены ему определённо нравились.

Дойдя до трубы, Фрай неуклюже затоптался. По правилам вежливости полагалось бы пропустить Лилу вперёд, но кинотеатр, который он выбрал, должен был стать сюрпризом. Лила по-своему истолковала его сомнения.

- Чего стоим? Ты тут почти пять лет, и всё не привыкнешь к системе пневмотранспорта? Давай, помогу, - и прежде, чем Фрай начал протестовать, она легко впихнула его в трубу, шагнула следом, прижимая его к стене, и кивнула, давая понять, что готова.

- Кинотеатр «Паст-о-рамы», - и поток воздуха понёс обоих вдоль по трубе.

Вообще-то, такие путешествия - двое в один заход - строго воспрещались и карались штрафами. Но исполнялось это так же, как контроль над переходом пешеходами автодорог в двадцатом веке - то есть никак.

Раньше Лила ничего подобного не делала, и Фрай всерьёз обеспокоился. Но опыт парашютных прыжков в бурной молодости ей весьма помогал - обхватив Фрая правой рукой, она левой, то прижимая её к корпусу, то отклоняя, словно импровизированное крыло, контролировала опасный полёт, и они ни разу даже не чиркнули по стенам.

Но страху Фрай всё же натерпелся и, когда полёт был закончен, твёрдо решил с ней поговорить. Но сразу же ему этого сделать не удалось - после полёта Лила выглядела чуть смущенной, но очень довольной. Слегка растрепались волосы и одежда, но совсем чуть-чуть. А вот самому Фраю потребовался отдых - сердце колотилось как бешенное. И пока он тяжело дышал, опёршись на стену, Лила спокойно поправила волосы и подошла к нему.

- Ты в порядке? - склонилась она к нему. Вопрос был задан без издёвки, вполне искренне, сочувствующим тоном, и Фрай решил сначала сообразить, что сказать в такой ситуации. Поднимая голову, он заметил часы на ретро-кинотеатре.

- Опаздываем! Пять минут до начала!

- Идём! - и Лила, свежая и быстрая, прямо-таки потащила его за собой. Толпа перед кинотеатром не то, чтобы расступилась - просто распалась от её движений. Ни одного серьёзного удара, но лёгкие толчки в плечи и спины, а также её скорость реакции позволили ей и тащившемуся на буксире Фраю пройти ко входу менее чем за минуту.

- Какие места? - весело оскалилась она, втолкнув Фрая внутрь и наткнувшись на контроллёра-робота.

- Третий ряд, 3-14 и 3-15.

- Пижон, да? - осведомился робот. - Билеты на «?» берет, да ещё и не один…

Не слушая его ворчание, парень с девушкой прокрались к своим местам и уселись. На экране как раз началась заставка.

- Лила, я попкорн принёс.

- Давай, - и шум начавшегося фильма привлёк их внимание.

Впрочем, ненадолго. Уже через пятнадцать минут Фрай запутался в переживаниях героев, и отчаялся понять мотивацию ревнивого и нервного робота Бот-телло, ревновавшего свою хозяйку, Дэфс-Даемону, которую играла голова Ким Бэсинджер, к стройному и быстрому роботу по имени Ай-го.

Его всё больше интересовали изменения в характере Лилы. Раньше за любую оплошность с его стороны следовал или разнос или жалость, ещё, пожалуй, худшая. Теперь же нет - она никак не прореагировала, что билеты он достал совсем не на то кино, на которое она согласилась, крайне легко согласилась на свидание, практически позволила себя обнять. Кстати, может, повторить попытку, благо обстановка самая подходящая? Почему бы и нет?..

Воспользовавшись тем, что Лила внимательно следила за происходящим на экране, Фрай осторожно закинул руку ей за спину. Лила скосила на него глаз, чуть улыбнулась и облокотилась на неё.

Через полтора часа кино закончилось, и Фрай с Лилой вышли наружу. Лила была растрогана фильмом, в котором главный герой, терзаемый ревностью, в попытке провести ап-грейд, безнадёжно замкнулся накоротко, и молчала, переживая его заново. А Фрай просто наслаждался её обществом, вышагивая рядом.

Вечерело и понемногу холодало. Теперь, когда спешить было некуда, они неторопливо шли пешком, наслаждаясь спокойствием и отдыхом. Нечасто у них выдавались выходные.

- Лила, а можно вопрос?

- Ну, если что-то не слишком наглое, то можно.

- Э-э-э... В общем, что там было, в Старом Нью-Йорке, когда меня оглушили? Что там такое произошло, отчего ты так изменилась? - Лила сбилась с шага, отвернулась, и некоторое время они шли молча.

- Прости. Задел за живое? - нарушил молчание парень.

- Да нет... Просто... Я вряд ли смогу... - она снова замолчала. Потом, словно решив для себя что-то, продолжила. - Да, задел. Но ничего. Ты же не хотел.

- Извини… - неловко сказал Фрай, не зная, что здесь ещё сказать.

- Всё нормально, Фрай, - и вдруг, словно что-то вспомнив, она в полголоса запела. - Подберите бродячего пса, о сиятельный мастер! Я устал подаянье просить у обычных людей

Голос её был тих, и оттого еще более выразителен. Но на последнем куплете резко увеличила громкость, и почти крикнула.

- Подарите мне право на небо, сиятельный мастер!

Я мечтаю скользить над землей, не касаясь камней.

Я несу, сквозь помойку и смерть, мое право на счастье,

Протяните же руку, и тихо скажите - "Ко мне!"

- Это как-то связано с произошедшим там? - помолчав, спросил Фрай. Девушка неопределённо помотала головой.

- Может, зайдём, купим пиццы или ещё чего, посидим в кафе?

- Не стоит. Настроение пропало. В следующий раз.

Ничего не понимающий Фрай сообразил только, что расспросы уже поломали очарование вечера, и сейчас не стоит её донимать. Но для себя он отметку в памяти сделал - не спрашивать Лилу о произошедшем в Клоаке.

Они, уже даже не держась за руки, дошли до ближайшей трубы.

- Спокойной ночи, Лила!

- Пока, Фрай, - и она, вступив в трубу, назвала пункт назначения. Поток воздуха стремительно унёс её. Вступая в трубу следом, Фрай уже начинал предполагать, как можно разобраться в происходящем. Для этого он собирался поговорить с её родителями в Клоаке, чтобы точно понять - что же она могла видеть там, пока он лежал без сознания.

 

Жаль, что всё так получилось - я не хотела её убивать. Правда, не хотела. Если бы удалось отговорить её от драки... Но ничего. Месть сладка. И за удар головой об бетон, и за её слова я с ней ещё поквитаюсь. Спасибо за бой, сестра. Всё, что не убьёт меня - сделает меня лишь сильнее. Ты не убила. А зря. Ох, зря. На твоём месте, я перекопала бы всю Клоаку и весь Старый Нью-Йорк, но нашла бы и добила. А тут - такое непростительная бесхарактерность... Или расчёт на случай? Не похоже... Значит, она всерьёз не предполагает, что я вернусь? Интересная у неё логика... Жить чужой жизнью - и думать, что всё так, как и должно быть. Но ничего... Это ненадолго.

 

Проснувшись, Фрай потянулся и привстал. На экране телефона, лежавшего на тумбочке у кровати, светились значки не принятых вызовов. От Лилы. Три звонка.

Почёсываясь, Фрай стал соображать. Если она так упорно названивает с утра, то что-то случилось. Или - уже не утро? Да, одиннадцать часов. Почти не утро, в общем-то. А звонки не столь давние.

Набрав её номер, Фрай стал ждать. Лила ответила почти мгновенно.

- Фрай, ты что, спишь? - в голосе слышалось возмущение.

- Как бы... Немного, - он подавил зевок. - А что случилось?

- Ничего, кроме того, что уже утро! Пора жить, дышать полной грудью и наслаждаться! Эми раздобыла точные данные, что концерт «Биттлз», записей которого не сохранилось, транслировался по радио ровно в 22.17 по Ново-Нью-Йоркскому времени, 16 сентября 1983 года, так что мы сейчас собираемся на ретро-прослушивание, давай с нами! - голос Лилы стал скорее восторженным, чем гневным.

- Концерт был в двадцатом веке, как же вы его услышите?

- Просто! Садимся на корабль, отлетаем от Земли на тысячу двадцать один световой год с копейками, затем останавливаемся и ловим радиосигнал! Поехали, будет весело! - но Фрай вспомнил вчерашний вечер и решил проявить обычно несвойственную ему целеустремлённость.

- Лила, мы едва ли сегодня сможем встретиться. У меня дела.

- Какие ещё дела? - удивилась она. - Ты же говорил вчера, что всё было нормально, и что сегодня свободен. Что случилось?

- Да так, мелочи... Ты, часом, в Клоаку не собираешься?

- Чего мне там делать? - фыркнула она.

- Ну, к родителям.

- Нет, - сухо, как отрезала, ответила она.

- Понятно, - сказал Фрай, хотя в действительности ему не было понятно ничего. - Вы с ними поссорились?

- Не твоё дело.

- Ага, ну, ладно. В общем, увидимся потом, хорошо?

- Как хочешь, - в её голосе Фраю послышалась обида, и ему и впрямь захотелось сделать для неё что-то хорошее, но что?

- Лила, извини, я потом тебе всё объясню, хорошо?

- Да я и так понимаю. Но - дело твоё. Пока! - и она положила трубку. Фрай тяжело засопел над мобильным телефоном и, в конце концов, бросил его обратно на тумбочку.

- Не знаю, что там произошло, но я это выясню!

 

Открыв люк, Фрай глянул вниз и поежился. Он не слишком запоминал дорогу в подземное укрытие кузины Лилы, и едва ли смог бы правильно его найти. Но он точно помнил путь к дому её родителей, с него он и решил начать. Снизу тянуло мерзкими запахами и затхлостью. Фрай поёжился и полез вниз.

Ржавая лестница тяжело скрипела под его весом, и спускаться было нелегко и опасно. Фрай вспотел и занервничал.

Когда он бродил по Клоаке и ненаселённым районам Старого Нью-Йорка вместе с Лилой, после того, как она нашла своих родителей - он чувствовал себя спокойнее и увереннее. Она была там почти своей, легко ориентировалась в лабиринтах переходов, преодолевала любые завалы без видимых сложностей, могла расправиться практически с любой агрессивной тварью, каких здесь водилось немало. А с кем не могла справиться - знала, как отвлечь и скрыться.

- И ради чего я это делаю? Это же опасно... - донёсшийся откуда-то из развалин вой неведомого животного подтвердил эту мысль. - Но надо… Нужно понять, что произошло.

И он продолжил спускаться в темноту.

 

В доме Двейна было, как всегда, пусто и чисто. Сам хозяин сидел на стуле, опираясь локтями на стол. Кружка с кофе перед ним давно остыла, но хозяин и не думал о ней.

Лёгкий скрип двери заставил его обернуться. Медленно и почти бесшумно ступая, в комнату вошла высокая девушка, с замотанной в бинты кистью правой руки. Двейн поднял голову.

- Привет. Я уж думал... Что с тобой?

- Поссорились с сестрёнкой, - девушка села. - Зашить руку можешь?

- Могу, наверно. Покажи, - и, включив настольную лампу, Двейн повернул её регулятор мощности на максимум и, развернув лампу, поднес под неё забинтованную руку. Повертев её, он стал аккуратно снимать бинты.

- Чем это? - как бы между делом поинтересовался он, сняв последний слой бинта и вглядываясь в рану.

- Ножом. Я промывала, но болит, а заживает слишком медленно. К тому же рука плохо двигается, - она говорила спокойно, как будто анализировала шахматную позицию.

- Ну, я не удивлен. Я предполагал, что этим всё закончится. Не зря же я с самого начала был против этой встречи. Это ты еще легко отделалась. Она всегда была способной ученицей, и в бою была хороша, это все знают.

- Почему же была? Она есть.

- То есть?.. - Двейн остановился, и поднял взгляд. Девушка прищурила единственный глаз.

- Ты зашивать будешь или как? - улыбнулась она.

- Хм... Если произошла драка, то обе вы могли остаться в живых, только если одна из вас сдалась. И как я понимаю по твоему озлобленному, но отнюдь не подавленному виду - это не ты, так? - отпустив руку. Двейн отошёл к шкафчику, в котором оказалась и аптечка. Взяв ее, он достал и хирургические инструменты. Между делом включил кипятильник, чтобы продезинфицировать инструменты.

- Не всё так просто. Мы слегка подрались и разошлись. Но если ей повезло, и она ушла целой, то я, помимо этого, - она продемонстрировала руку ещё раз, - крепко ударилась об бетон затылком и упала в воду. Меня вынесло на берег километром ниже. Естественно, она уже ушла. И этот рыжий олух с ней. Полагаю, он вообще не понял, что к чему.

Вода в кастрюле закипела. Двейн с грохотом свалил туда инструменты.

- И что ты намерена делать теперь? - спросил он, выдержав паузу.

- А чего тут думать? Я отступать не привыкла. Тем более от того, что моё по праву. И уж свою жизнь я точно никому не отдам.

- Хм... А что это означает с практической точки зрения? Что конкретно ты намерена предпринять?

- Ну, я её найду, и оторву ей голову. Без красивых слов или попыток её в чем-то убедить. С такими, как она, по-другому нельзя, - откинувшись и опираясь спиной на стену, неторопливо проговорила девушка, рассеянно и мечтательно поглядывая через окно вдаль, в вечный мрак подземелья.

- Инструменты готовы. Начинаю, - Двейн склонился над её рукой, но тут же остановился. - Погоди, наркоза-то нет…

- Потерплю. Дай чего-нибудь выпить и подожди пару минут.

- Как хочешь, - подал ей бутылку, примерно наполовину заполненную мутноватой жидкостью, мутант. Она глотнула и слегка закашлялась. Примерно минуту оба молчали.

- Начинай, - прикрыла девушка глаз, продолжая левой рукой держать бутылку и держа правую под освещением лампы.

Всего за пять минут Двейн прочистил и промыл рану, затем стал зашивать её. Время от времени оперируемая вновь «прикладывалась» к бутылке, но ни разу не застонала, только поскрипывала зубами. Наконец, аккуратно отрезав лишнюю нить и забинтовав руку, Двейн отстранился и сказал:

- Готово. Три дня минимум не напрягать, не использовать. Заживёт. Воспаление, вроде, не началось.

- И то хорошо, - девушка потрясла бутылкой. Бульканья не раздалось. - Ещё есть?

- Кажется, тебе на сегодня хватит. Есть хочешь? - немного ворчливо осведомился он и, не ожидая ответа, стал доставать тарелки.

- Да, очень. И спасибо за помощь. Не думала, что ты будешь мне помогать.

- Ешь, - Двейн поставил тарелки на стол, подал девушке вилку и она, немного неумело держа её левой рукой, стала есть. - А попутно рассказывай, что задумала.

- А чего здесь рассказывать? Говоришь, три дня будет заживать рука? Ну, значит, три дня у неё осталось. А потом я её...

- Что? Убьёшь?

- Ну, уж не пряниками накормлю. А что посоветуешь делать?

- А стоит ли её убивать? Дело тут не в страхе, понятно, что ты не боишься драки, а в самой ситуации. Убить двоюродную сестру, что бы она тебе ни сделала - это не таракана раздавить.

- А что мне тогда делать? - позвякивание вилки прекратилось. - Простить её, что ли?

- Именно.

- И оставить всё как есть?! То есть ты считаешь, что можно каждой… - звон вилки, брошенной об стол, заглушил бранное слово, - всё оставить?!

- Нет. Оставлять всё, как есть, не надо. Но сейчас ты идёшь не бороться за свою жизнь, как ты говоришь, а мстить. Тебе главное сейчас - убить её, а не жить наверху, как тебе, как ты говоришь, хочется. А нужно решить, что тебе нужна твоя жизнь, а не её смерть. И из этого исходить.

- Хм... Значит, я должна проявить великодушие, да? Простить по-королевски, так? И разбитую голову, и распаханную руку, а главное - то, что она сейчас наслаждается жизнью, а я едва осталась жива? Да я ей при встрече по-королевски голову оторву, а может, обе ноги вырву, там видно будет.

- Вот и я про что говорю, - Двейн невозмутимо отправил вилку с куском синтетического мяса со своей тарелки в рот. - Ты идешь убивать, а не побеждать. А за чем пойдешь, то и найдешь. Ты идешь за смертью и болью, пусть и для других. Но ты найдешь их и для себя. Не становись кровожадным монстром, готовым убивать из мести или для утоления своей кровожадности.

- Я не чудовище, Двейн. Я мщу, да, мне это нравится. И что же, это делает меня монстром? Если бы месть не приносила удовлетворения, ей бы никто и никогда не занимался. Но она нужна. И ей с удовольствием занимаются.

- Так всё же - ты идешь мстить или возвращать себе то, что тебе положено?

Оба замолчали. Двейн поднял упавшую на пол вилку, сполоснул её и положил обратно на тарелку. Девушка молчала, глядя уже не в окно, а в пол перед собой.

- Не знаю. Если я скажу, что я иду мстить, ты же скажешь, что я чудовище, что я кровожадный монстр, так?

- А разве нет? И про еду не забывай, думать лучше на полный желудок. Голодные люди склонны к радикализму, - деловито напомнил хозяин дома.

- Не знаю, Двейн. Не знаю... Может, я и чудовище. Откуда мне точно знать? Я не живу только одной местью, я чувствую и другие эмоции. Когда мне весело - я смеюсь, когда грустно - я ругаюсь. Переем - болит живот, а перепью - голова. Если кого-то ненавижу - хочу убить, а если... А, впрочем, довольно. Неужто что-то из этого неестественно? Неужели я делаю что-то, чего бы ни сделал ни один нормальный человек?

- Не знаю. Я не священник, и не психолог. Мне кажется, из желания отомстить тебе не удастся построить себе нормальную жизнь.

- Понимаешь, Двейн, если я оставлю всё, как есть, или просто проиграю, то всё продолжится по не самому лучшему варианту. Понятия справедливости и добра вообще редко ходят рядом. Оставив всё, как есть, по своей ли воле или просто проиграв, я позволю совершиться злу, не улучшу мир, хотя могла бы.

- А к чему это? Такие рассуждения на отвлечённые темы... Давно ты стала взваливать на свои плечи весь мир оптом? - Двейн доел и, убрав тарелку, налил себе кофе.

- Не знаю. Выпила, вот и ищу мотивы, пытаюсь разобраться, философствую, так сказать…

- Выпивка развозит тебя всё сильнее. Пока ты ещё в состоянии хоть что-то воспринимать, слушай. Тебе надо идти к ней не убивать её, а говорить. Понимаешь? Говорить. Может быть, удастся и договориться.

Девушка рассмеялась, вполне искренне.

- Она, конечно, дура, но не до такой же степени, - и, посерьёзнев, добавила.  - Чтоб уговорить её отказаться от жизни наверху, нужно предложить ей нечто весьма внушительное. Какое-то предложение, которое нельзя отвергнуть. Но в твоих словах есть как минимум одна удивительно правильная мысль - торопиться не стоит. Понаблюдаю за ней, а там и решу. Тем более что я и не смогу несколько дней ничего предпринять из-за этого, - она помотала забинтованной рукой.

- Ну что же, пусть так. Доедать будешь тут? - Двейн указал подбородком на содержимое тарелки, едва разворошенное вилкой девушки.

- Не знаю, аппетит что-то совсем пропал. Ты ложись, а я ещё посижу, подумаю... Не уверена, что вообще заночую у тебя. Наверху ещё самый день, так что, я вполне могу пойти погулять.

- Ладно. Спокойной ночи, - и Двейн, достав из шкафа комплект постельного белья и застелив диван, ушёл в свою комнату.

- Спокойной, - прошептала девушка, всё так же скользя взглядом по полу. - Уже не важно, кто на что поставил, когда живёшь на линии запрета, когда не помнишь всех, кого оставил...

 

Фрай осторожно брёл по сырым коридорам Клоаки. Из-под ног его разбегались жирные, но проворные крысы. Но вони особенной не было, воздух был затхлым, но гнилостного запаха почему-то не ощущалось. Видимо, всё съедалось раньше, чем начинало гнить.

За очередным поворотом он увидел одноглазого мутанта, столь знакомого ему.

- Мистер Туранга, сэр! - окликнул он его. Тот обернулся.

- А, привет, рыжий. Как жизнь молодая? - и сдержанно хмыкнул.

- Здравствуйте. Слушайте, а что с Лилой случилось? Она какая-то странная... Словно сама не своя последнее время.

- А что с ней могло случиться? - Моррис беспечно усмехнулся. - Она звонила два дня назад. Сказала, что всё в порядке.

- Прямо так и сказала? - усомнился Фрай. Лила часто звонила родителям и нередко бывала внизу. Он знал, как родители о ней беспокоятся, и проявленное Моррисом каменное спокойствие удивило и насторожило Фрая. - А что-нибудь ещё сказала?

- Ну, между делом. Ты же её знаешь. А почему ты у меня-то спрашиваешь? У неё бы и спросил, вы же работаете вместе, так?

- Да, вроде того.

- Ну, так сам и узнай. При встрече. Почему нет? - Моррис усмехнулся, но не столь весело, как обычно.

- Не знаю. Мне кажется, она ведёт себя как-то не совсем так, как обычно... Ну, понимаете? - сам запутался Фрай.

- Пока нет. И вообще не понимаю, чего ты так беспокоишься? Ну, спроси у неё и все дела.

- Пробовал, она отказывается отвечать. И вообще ведёт себя совсем по-другому, словно это и не она, а кто-то ещё… - Фрай осёкся, видя, как изменилось лицо Морриса. - С вами всё в порядке?

- В полном, - чуть с перерывом ответил тот, опёршись на стену и слегка согнувшись. -  Только сердце чего-то прихватило. Бывает, мелочь.

- Что случилось? Вы неспроста так отреагировали, вы что-то знаете, я это понял! Почему вы не хотите со мной говорить?

- Нет, всё в порядке. Я ничего не знаю, - Моррис с трудом выпрямился. - Ну, если Лила не хочет отвечать - это её право. Тем более я не буду отвечать за неё. И если она не заболела, и сама не считает, что у неё проблемы - то чего тебе беспокоиться? Я собираюсь домой и тебе рекомендую поступить так же, тут небезопасно.

- Монстры? - насторожился Фрай.

- Сырость и простуда, - развеял его высокие помыслы Моррис. - Иди домой, Филипп.

Фрай побрел к лестнице, ведущей на верхний уровень подземелий. Ещё до того, как взяться за ступеньки лестницы, он понял - с Лилой и впрямь что-то не так, и её родители об этом знают, но почему-то ничего не предпринимают. Оставалось только поговорить с ней об этом напрямую.

 

- Лила, я завтра еду в клуб «Нуль-Грав», не хочешь со мной? Классно отдохнём! - Эми лучилась восторгом, но уже настроилась на привычное «нет, спасибо, я занята» от подруги.

Но та, совершенно для неё неожиданно, тряхнула волосами, которые как раз расчесывала, и кивнула.

- Почему бы нет? «Биттлз» - это неплохо, но не только же музыкой наслаждаться, можно и потанцевать всласть.

- Отлично, - на миг даже растерялась брюнетка. - Если ты не против, я возьму с собой Кифа? Мы с ним давно уже никуда не ходили вдвоём.

- Хорошо, но тогда я возьму Фрая, - как само собой разумеющееся, ответила одноглазая пилот, вновь начав расчёсывать волосы. Упоминание Фрая ещё больше изумило Эми, но делать выводы из неожиданных изменений в поведении подруги она не стала. Вместо этого прямо спросила:

- А вы теперь с ним встречаетесь?

- Ну, как бы объяснить... Не то, чтобы встречаемся, но он бы этого хотел.

- А ты? - не отвязывалась Эми.

- А что я? - Лила спокойно орудовала интерференционной расчёской, укладывая волосы ровными прядями с точностью до микрона.

- Ты бы хотела с ним встречаться?

- Ещё не знаю. Он милый, в общем-то. А чего ещё надо? - Эми притихла, решив, что чего-то недопонимает.

 

Едва Фрай вышел на поверхность, его мобильный телефон разразился звонком. Звонила Лила.

- Да, привет, Лила.

- Привет, Фрай. Как дела, чем занят?

- Да так... - Фрай сообразил, что не стоит говорить ей, что он бродил по Клоаке в поисках ответов на вопросы, но и изобрести правдоподобную ложь не успел. - Я тут составлял карту Клоаки по просьбе профессора…

- Хорошо. Надеюсь, у тебя всё в порядке? - в её голосе слышалось беспокойство, но не обычный для неё в подобной ситуации упрёк.

- Всё в порядке. Я уже наверху. А что, что-то срочное?

- Не очень. Но не хочешь ли в знак примирения сходить вечером в клуб? Эми говорит, в «Нуль-Граве» хороший вечерок будет. Они с Кифом пойдут, и я тоже собираюсь.

- Можно бы... - Фрай не понимал, почему Лила так спокойно относится к тем его действиям, которые раньше вызвали бы сильную обиду, но решил не нагнетать обстановку и постараться показать ей этим же вечером, как она ему дорога. - А во сколько? Вечером, говоришь?

- Да. Пневмотрубой добирайся до него к шести, идёт? Встретимся там!

 

Клуб «Нуль-Грав» славился своими танцевальными площадками. Это был единственный клуб на Земле, в котором время от времени объявляли «танец мечты» и отключали гравитацию. Паря в воздухе, пары могли исполнять невероятные номера, кружась в сложнейших пируэтах, вращаясь и сплетаясь в таких сочетаниях, какие не могли себе позволить и самые лихие трюкачи прошлого.

Особенным спросом такие танцы пользовались у влюблённых. В одеждах ретро эпох - от пышных костюмов эпох Средневековья и Возрождения до облегающих, обтягивающих, словно вторая кожа, костюмов эпохи Принудительной Естественности - они парили под потолком, словно птицы, то едва касаясь друг друга, то сплетаясь в объятьях.

Лила, Эми и Киф уже стояли у входа. Часы показывали шесть часов.

- Лила, идём? Мы хотим танцевать! - слегка капризно протянула Эми, сморщив нос. - Пусть Фрай идёт следом, если хочет, впредь будет не опаздывать.

- Подождите. Хотя нет, вы идите, я сама подожду.

Едва Эми и Киф ушли внутрь, ближайшая труба выдохнула Фрая на тротуар. Он уже привычно приземлился на ноги, поправил пиджак и двинулся ко входу.

Лила улыбнулась, глядя на его наряд. Она и сама была не против того, чтобы добавить чуть романтики в эту их встречу, и Фрай, видимо, тоже. Он надел серебристый костюм-пару и снежно-белую рубашку, как смог, причесался и даже купил цветы.

Лила правильно поняла, что он второпях похватал то, что счёл наиболее ярким и внушительным одновременно. «Ну что же, не так и плохо. Хоть старался. А прочее - ну, бывает хуже».

- Ну что,  идём? - она шагнула навстречу Фраю. - Эми и Киф уже внутри.

- Ага, идём… - Фрай рассеянно завертел головой. - А как мы их найдём?

- А нужно ли их искать? - Лила усмехнулась. Слегка обалдевший Фрай не нашёл, что ответить, и молча пошёл за ней.

Внутри гремела музыка. Но Лила и Фрай не торопились в круг танцующих. Они прошли к стойке бара, где заказали по коктейлю, затем Лила перекинулась парой слов с барменом. Пока тот возился с каким-то портативным устройством, она протянула ему несколько купюр и, только закончив подсчёты, взяла в руку рюмку и стала поглядывать на часы на стене. Пользуясь передышкой. пока время какого-то ожидаемого ей события не подошло, она слегка неловко поправила «конский хвост».

- Тебе помочь? - поинтересовался Фрай, протянув руки к ней. - Рука болит?

- Что? - обернулась она. - Ах да, немного. Ничего страшного. К тому же нам пора, - и она уверенно сцапала Фрая за галстук.

- Чего? Что случилось? - всполошился тот.

- Ничего. Допивай свой «Искандер» и пошли танцевать, - сама Лила прикончила свой коктейль одним глотком и зарумянилась. Коктейль «Искандер» по результативности не уступал одноименной ракете, от которой получил название, а на пустой желудок действовал как удар кувалдой. Но Лила была не голодна, зажмурившись, стоически перенесла лёгкое головокружение и теперь, встряхнув головой, готова была к активному времяпровождению.

Втягивая Фрая в круг, она точно рассчитала время. Мелодия стихла, а на танцпол с сильным ветром полетели мириады необычно крупных снежинок, почти сантиметр диаметром каждая.

- Белый танец снежной мечты! Нульграв!!! - объявили динамики и толпа хлынула в разные стороны. Кто-то пытался выйти с танцевального поля, кто-то пройти на него. Ну, а Лила уже была на нём.

- Танец, Фрай? - кивнула она, скорее утверждая, чем спрашивая его. 

- С удовольствием! - Фрай не успел допить коктейль, и теперь бокал занимал его правую руку. Отобрав его, Лила одновременно со снижением гравитации бросила бокал на стойку. Её не интересовало, попала она или нет - начинался танец. И на время мелодии обо всём остальном можно было забыть.

Сильно оттолкнувшись ногами, она взмыла над полом, потянув Фрая с собой. Когда они достигли высоты в метров десять, она сильно взмахнула руками, и скорость взлёта резко замедлилась.

Дальнейшее сложно было описать. Она словно плыла, как птица, а снежная метель подчеркивала ее правильные черты лица, ровно очерченный подбородок, немного длинный нос, высокий лоб, распущенные волосы. Фрай смотрел на неё и думал, что он никогда и не подозревал, что она настолько красива. Она вела себя осторожно, но естественно.

Танец давал полную свободу, и Лила предпочла «полный контакт» - она не отдалялась от Фрая и ни на миг не потеряла контакта с ним. Непрерывно хоть как-то, но она его касалась - пальцами рук, спиной, губами. То прижималась к нему всем телом, то откатывалась, держась лишь кончиками пальцев за его протянутую руку, то проскальзывала по нему спиной, а однажды - словно бы случайно - коснулась губами его губ. Фрай попытался привлечь её к себе, но она вновь выскользнула и, скользнув к нему за спину, продолжила танец, как ни в чем не бывало.

Но ничто прекрасное не вечно, и мелодия стихла, а затем и начала медленно нарастать гравитация. Фрай и Лила приземлились в числе последних и достаточно сильно ударились каблуками оземь.

- Ох! - и Лила резко скривилась. - Нога! Проклятые каблуки! Ой, мамочка, больно как…

- Что случилось? - обхватил её Фрай, не давая ей упасть.

- Ногу подвернула, из-за этих проклятых каблуков! Хожу на них раз в год, вот и приземлилась неудачно. Что же делать, я же идти не могу…

- Какое «идти»? Куда ты собралась?

- Домой, танцевать я точно не могу…

- Я тебя отнесу, - Фрай увидел огонёк сомнения в её глазу и торопливо добавил. - Я справлюсь, не бойся!

Явно сообразив, что особенного выбора у неё нет, а отказом можно очень обидеть парня, Лила кивнула, но попросила сначала забрать кассету у бармена. Как выяснилось, она перед танцем попросила его снять на трёхмерную видеокамеру «танец снежной мечты», максимально показав их двоих.

Фрай забрал кассету, помог Лиле убрать её в сумочку и повёл её к выходу. Сочтя, что общественный транспорт - не для людей, подвернувших ногу, он вызвал такси.

Они расположились на заднем сиденье, Фрай снял с Лилы туфли и аккуратно положил её ноги на сиденье. Лила, замершая во время этой операции, теперь спокойно выдохнула и положила голову ему на грудь. Фрай был на вершине блаженства. Опасаясь нарушить прекрасный момент, он ничего не делал, только один раз провёл по её волосам рукой. Он не видел её лица, но почему-то вдруг понял - она улыбнулась.

Такси довезло их до дома, и Фрай аккуратно внёс Лилу в её квартиру. Она молчала, только морщилась, если он слегка задевал ей об углы и стены. Впрочем, Фрай не переставал извиняться, и Лила всё тут же прощала. К счастью, квартира была небольшая, и Лила довольно быстро оказалась на своей кровати. Поставив рядом туфли и положив её сумочку, Фрай неуверенно затоптался на месте.

- Оставайся, кофе попьём, раз уж не погуляли в клубе. И извини, что испортила вечер. Надо же мне было так неудачно спрыгнуть…

- Прекрати, ничего ты не испортила. Нога болит?

- Уже почти нет, к утру будет в норме.

- Хорошо. Я на кухню за кофе.

Кофе - дешёвая дрянь, но в компании Лилы он показался Фраю лучшим в мире. И он наслаждался каждой секундой, молча и с улыбкой глядя на неё. В вечернем платье, лёжа в постели, она являла собой особенно заманчивую картинку, и явно видела, как Фрай на неё смотрит. И ей это нравилось, хотя раньше она бы, как минимум, отогнала его или потребовала не пялиться.

Но теперь она сама с лукавой улыбкой глядела на него поверх чашки с кофе, обдумывая, как быть с ним дальше. В принципе, танец ей понравился, хотя Фрай и не поймал толком ритм самой мелодии, а лишь подстраивался под движения Лилы. Но всё же, несмотря ни на что, ей понравилось. Почему нет?

- «Надо бы чем-то его вознаградить, было неплохо. Почему бы и нет, разочек?» - и она, старательно, как провинциальный актёр, поморщилась, пытаясь переставить болевшую ногу по-другому.

- Болит? - сочувственно спросил Фрай, не уловивший фальши. - Давай забинтую, чтобы была неподвижна?

- Да, пожалуй, - и Фрай, сходив за бинтом, стал нежно перевязывать ногу девушки, стараясь, чтобы было не слишком туго, но нога была зафиксирована в одном положении. Упорство и старание сделали своё дело - несмотря на отсутствие опыта, получилось вполне сносно. Лила кивнула, и, абсолютно неожиданно протянув руку, поймала Фрая за лацкан, притянула его к себе.

- Спасибо, - жарко шепнула она и нежно поцеловала его.

Поцелуй был настолько нежным и настолько неожиданным, что Фрай поневоле оглянулся - не произошло ли какое-то чудо. Но чуда не было, если не считать чудом сам поцелуй. И это, несмотря на весь восторг от произошедшего, вновь заставило его вспомнить все странности в поведении девушки за последнее время.

- Лила, а можно... Вопрос, как бы, задать... - неуверенно протянул Фрай.

- Можно, - промурлыкала Лила, вновь взявшая в руки чашку с кофе.

- Возможно, я спрошу глупость, как обычно, но... Что случилось? Последние несколько дней ты всё делаешь совсем по-другому. Словно ты сама не своя, словно... Не знаю, с чем сравнить. Если бы ты так не была идеальна, я бы предположил, что теперь ты съела бутерброд на заправке…

Девушка перестала улыбаться, поставила чашку на тумбочку. Вздохнула.

- Видишь ли, Фрай, у меня, как сказал Бендер при ограблении антикварного магазина, произошла «переоценка ценностей». То есть я, просто-напросто, теперь по-другому оцениваю мир. Понимаешь? Я научилась довольствоваться малым. Тем, что у меня есть. Пусть все мечты о сенаторе-муже и большом коттедже идут к рободьяволу. Нет ничего лучше друзей, свежего воздуха и чистого неба над головой. А если вдобавок можно ходить с ними в кино и в клубы, слушать музыку или просто проводить вместе время, зная, что завтра вновь их увидишь - это, оказывается, очень немало. Люди порой готовы за это умереть.

Так зачем мне в угоду некоему абстрактному будущему отказываться сейчас от близких мне людей? Кто потом вернёт мне поход по магазинам вместе с Эми, веселый гудёж в баре с Бендером или поход в ресторан с тобой? Так буду жить сегодняшним днём, в нём больше хорошего, чем я думала раньше.

- Это как-то связано с нашим походом в Клоаку? - спросил Фрай и тут же пожалел, видя, как поникли плечи девушки. - Извини…

- Да нет, ничего. Всё равно надо было тебе рано или поздно рассказать. Видишь ли, выяснилось, что в Клоаке живёт моя двоюродная сестра...

- Знаю, ты говорила…

- Ага, - запнулась девушка. - Это оказалась, в общем, не просто двоюродная сестра, а натуральный близнец. Ветала, так её звали. Понимаешь?

- Пока нет. И что?

- Как бы объяснить… Мы с ней поговорили, и она… Она потребовала, чтобы я ушла в подземелье, а она бы жила вместо меня тут. Но не это главное... Она рассказала мне, что именно я делала не так. Где именно я ошибалась, что именно недооценивала. И что должна ценить в будущем.

- А где она сейчас?

- Я отказалась уйти в Клоаку, и Ветала повела себя... Агрессивно. Мы с ней сцепились, и она… - голос девушки дрогнул. - Её больше нет. Мне жаль, но я не могла по-иному. Вы мне все - слишком дороги, чтобы я вас оставила и ушла куда-то, даже если я не ценила вас раньше. И тебя тоже, в первую очередь. Теперь - ценю. И буду вести себя по-другому. Наслаждаться жизнью и вами рядом. Не так уж это и мало. Сегодня ты мне очень хорошо показал, что с тобой тоже бывает интересно. Спасибо, - но она не улыбнулась, словно глядя в прошлое, мимо Фрая.

- Мне жаль твою кузину. То есть не жаль, что она проиграла бой, а жаль, что погибла. Ну, понимаешь, да?

- Понимаю. И спасибо. Просто, понимаешь... Я не хотела её убивать. Но у меня не оказалось выбора. Конечно, в драке об этом не думаешь, думаешь только о победе, отрешаешься от всего. А в момент, когда её понесло по течению - я едва не рванулась за ней. Если бы мы вновь столкнулись - я бы не смогла с ней драться. Просто не смогла бы. Мне было слишком мерзко после драки с ней. Да, она хотела меня убить, и убила бы, будь у неё хоть слабая возможность, но... Всё же это родная кровь. Не чужой человек. Да просто человек, чёрт побери... Вот поэтому мне и плохо. Поэтому я и веду себя так - это дань ей. Следование её советам.

- Я думал, ты ведёшь себя так, потому что ты сама так решила. А ты пошла со мной на свидание, потому что это дань твоей кузине? - Фрай обиженно вскинул голову, немного прищурившись.

- Это моё решение, ты же понимаешь. Не будь ребёнком. Дань бывает и добровольная, когда признаёшь, что кто-то другой прав. И для этого не нужно подходить к нему и громко это признавать. Достаточно лишь поступить так, как он говорил. И она мне сказала, что она, встав на моё место, проводила бы больше времени с вами, и довольствовалась бы в первую очередь тем, что имела. И что я вами пренебрегала, и даже - что я вас ненавижу. Я не согласна с этим, я никогда вас не ненавидела, даже когда ты, или Эми, или Бендер меня раздражали. Но о ненависти речи не шло. И теперь я исправляю своё поведение, проводя с вами как можно больше времени и стараясь относиться к вам как можно лучше…

Она умолкла, ожидая вопросов или упрёков со стороны Фрая. Возможно, попыток её слегка уколоть фразой вроде «я знал, что так и будет» или снисходительного сочувствия, которого она боялась. Но Фрай молчал. Просто молчал, понимающе глядя на неё. Молчал и слушал. От чашки кофе в его руках бесшумно поднималась тонкая струйка пара. Не выдержав, девушка сама нарушила молчание.

- Но так же лучше, да? - с надеждой спросила она. - Так я стараюсь проводить с вами время, стараюсь понимать и мириться с чужими недостатками, стараюсь хоть немного стать лучше. Сам понимаешь, каких трудов мне стоило сдержаться от раздражения, когда вместо билетов на свежие «Звездные войны», я оказываюсь на истёртой до дыр мелодраме. Но я понимала, что ты старался, и что в кино на «Звездные войны» можно сходить и в следующий раз, а мелодрама, оказавшаяся, в конечном счёте, трагедией - тоже не самый плохой жанр.

- Лучше, - кивнул Фрай. - Мне очень понравились наши встречи в последнее время. Ну, то есть, те, до этого, тоже были неплохими, но это были просто великолепны. Мне всё очень понравилось.

- Мне тоже. И я была бы не против продолжения, - Фрай, только попытавшийся сделать глоток остывшего кофе, поперхнулся им. - Не в том смысле, конечно! Я была бы не против того, чтобы ещё сходить куда-нибудь вместе. Ну, хоть в музей, хоть слетать на уик-энд на курорт. Лишь бы вместе.

- С радостью! - хрипло отозвался Фрай, отдышавшись после кофе. - А сейчас, наверное, мне пора.

- Да, пожалуй... - с лёгким сожалением кивнула Лила, скользнув взглядом по нему. - Спасибо за вечер. Мне неудобно вставать и провожать тебя, так что не наклонишься ли?

- Да? - Фрай наклонился, и она прошептала ему на ухо:

- Спасибо за вечер! - и осторожно поцеловала его в губы. Но едва он чуть подвинулся вперёд, как она вся напряглась, давая понять, что это - всё. Хотя бы на сегодня.

С огромным трудом оторвавшись от её губ, Фрай с ещё большим трудом подобрал хоть какие-то слова:

- Тебе спасибо. Спокойной ночи, Лила! - и, оглядываясь через плечо, курьер вышел из комнаты, а затем и квартиры.

 

Одноглазая девушка немного неуверенно, часто сверяясь с нарисованной от руки схемой, двигалась по тесным тоннелям. Тесная и тугая повязка из бинтов на кисти правой руки сильно мешала ей, к тому же её время от времени явственно пошатывало. Но её мышцы и уровень подготовки явно превосходили среднестатистический уровень горожанок, и препятствия на её пути не были для неё непреодолимы. Балансируя перевязанной рукой, она левой отбрасывала со своего пути мешавшие ей доски, стальные прутья и прочий мусор, легко пробегала по хлипким мосткам, перепрыгивала провалы и в целом вела себя достаточно спокойно.

После очередного поворота она вышла в маленькую каморку, из которой вверх поднимался наверх ряд скоб, вбитых в стену. Другой человек бы остановился перед такой преградой, обладая только одной работающей рукой. Но не эта воительница. Она легко ухватилась за первую скобу и достаточно быстро стала подниматься, сильно раскачиваясь вправо-влево и почти не помогая себе даже здоровой рукой.

Лезла она достаточно долго, не менее десяти минут, и поднялась метров на пятьдесят. По расчётам, она уже была над поверхностью Нового Нью-Йорка, но выхода из подземелья не было видно. Зато время от времени были видны узкие, не больше двадцати сантиметров, ответвления, то влево, то вправо. Ответвления справа она внимательно считала, и на девятом остановилась. Уцепившись локтем правой руки за ступеньку, она левой открыла лючок лаза и просунула в него руку. Повозившись там, она открыла ещё один лючок в глубине, и стали доноситься звуки. Ещё немного возни, и она так поставила зеркальце, что смогла заглядывать за поворот коридорчика и через вентиляцию наблюдать за происходящим в комнате.

А в комнате находилась ещё одна девушка, с забинтованной ногой. Сейчас она лежала на кровати, одетая в домашний халатик. Слегка улыбаясь, она говорила по телефону.

- Нет, Эми, нет, мы не убежали. Просто я во время «танца снежной мечты» при приземлении подвернула ногу, вот мы и ушли. Нет, не в отель. Ко мне на квартиру. Нет, Фрай меня довёз и ушёл. Кофе попил. Не хмыкай, ничего не было. Нет, «кофе» - это не аллегория слова «сну-сну»… Прекрати! А будешь издеваться - прекращу с тобой разговаривать. Да, совсем. И никогда ничего не расскажу. Вот то-то. А пока я вот чего хотела попросить - покорми Нибблера, пожалуйста. Сделаешь? Ну, попроси Бендера. Да, помню. За десять долларов согласится, он рисковый робот, а деньги я тебе потом отдам…

Но этот обычный трёп сидевшая за стеной слушала очень внимательно. И даже в густой тени вентиляционного лаза было видно, что её глаз блестит от слёз. Очевидно, для неё это был не просто трёп.

- «Всё запомнила, зараза. Всё делает так, как обещала. Но - как медь не драй, золота не получишь», - ярилась, пытаясь злостью себя подбодрить, «шпионка». И тут её настиг ещё один удар. Лежавшая на кровати девушка закончила разговор и, убрав телефон, взяла пульт и запустила видео. На экране появилось изображение какой-то танцевальной площадки, видимо, клуба или развлекательного центра. В центре кадра появились два человека - эта девушка, в вечернем платье и со свободно распущенными волосами, и рыжий парень в серебристом костюме и при галстуке.

Они взмыли над полом, а вокруг них завертелась снежная метель - словно поток бриллиантов, сверкающих и ярких. Они закружились в танце, непрерывно двигаясь, словно боясь отпустить друг друга. Это было невероятно красиво - но тем большую боль причинило сидевшей на наблюдательном посту раненой девушке.

А когда губы парня и девушки, взятые крупным планом, соприкоснулись, она вцепилась зубами в руку, чтобы не плакать и не кричать. Но слёзы, хоть и беззвучно, потекли из её глаза.

 

На следующий день Лила и Фрай рука об руку появились на работе. Сидевшие за столом Эми с Бендером и возившийся с пустой банкой в углу Зойдберг встретили их радостными возгласами.

- Привет, Лила!

- Привет, мисс Ботинок.

- Здравствуй, Лила!

- Привет всем, - уже вместе ответили Фрай и Лила. Лила немного прихрамывала, но опиралась на плечо Фрая, и особого дискомфорта от этого не испытывала.

- Что с тобой? - поинтересовалась Эми. - Нога всё ещё болит?

- Немного. Уже лучше. Что сегодня нам предстоит великого и невыполнимого?

- Ничего, красотка, - откликнулся входящий в комнату совещаний из глубины здания Гермес. - Я ещё не договорился о доставке. Если не договорюсь ещё полчаса - то сегодня и не будет ничего, так что посидите в офисе, и никуда не расходитесь!

- Хорошо! - кивнула Эми и подмигнула остальным за спиной бюрократа. Все беззвучно и понимающе покивали. Гермес вышел за дверь и едва она захлопнулась за ним, крикнул:

- Эй! Я всё слышал!

- О чём он? - удивился Фрай.

- Не обращай внимания, - спокойно ответил Бендер. - Мы молчали, ты, счетовод мелко-мягкого производства!

- Я об этом и говорю. Впрочем, и это тоже слышал! - не растерялся Гермес.

- Ладно. «Будьте рядом» - не значит «сидите за столом». Я собираюсь посидеть где-нибудь в тишине. Скажем, наверху, в лаборатории. Профессора ведь нет?

- Он спит в своей комнате. А лаборатория заперта, - пояснила Эми, со скучающим выражением лица проглядывавшая какой-то журнал. - Вам туда не попасть.

- Мы всё же попытаемся, - улыбнулась Лила. - Пойдём, Фрай.

- Если откроете дверь - позовите меня! - буркнул в спины им Бендер, явно уже пытавшийся вскрыть двери самостоятельно.

Дверь оказалась заперта. Фрай думал, что Лила подёргает ручку, вздохнёт и удалится, или её «импульсивная часть» возьмёт верх и она начнёт выбивать дверь ногой, усилит травму и её придётся нести домой на руках, как вчера. Но она вместо этого достала из кармана тонкую стальную иглу, слегка изогнула её и начала возиться с замком. Фрай с вялым интересом наблюдал за ней. Он смотрел фильмы о взломщиках в двадцатом веке, но всё же полагал, что Лиле это ремесло незнакомо. Но секунд через двадцать, в сопровождении сухого скрежета замка, дверь открылась.

- Понимаешь, у меня всегда были не очень хорошие отношения с соседями, и я не доверяю им запасные ключи от своей квартиры. Поэтому, если теряла свои, то приходилось попадать домой вот так.

- Здорово. Моя девушка - медвежатник! А чего ещё я о тебе не знаю? - удивлённо покачал головой Фрай.

- Правильно говорить «домушница». Полагаю, многого. Тем интереснее, - и она вошла внутрь, на ходу щелкнув замком, возвращая его в нормальное, «открытое» положение.

Внутри было всё как всегда - немного сыро, слегка грязно и очень хаотично. Впрочем, Лилу это не остановило. Она спокойно прошла по почти чистому центру зала к окну и, опёршись на подоконник, стала смотреть на залитый ярким солнцем город. Ночью прошёл дождь, и теперь блики играли на всех крышах, в каждой луже, в каждой капле на уличном фонаре и просто на асфальте.

- Бендера звать будем, он просил? - озираясь, спросил Фрай.

- К чёрту Бендера. Смотри, как красиво… - не отрываясь, она смотрела в окно. На город. Пыльную и затхлую улицу для всех прочих, и яркий солнечный мир для неё.

- Красота! Просто невероятно, как порой бывает красиво, - она резким движением распахнула окно, и свежий ветер стал понемногу растрепывать её волосы. - Здорово, правда, Фрай?

- Красиво! - глядя на её фигуру, на фоне залитого солнцем города, Фрай согласился бы с любым её утверждением. И фон играл тут не главную роль.

Лила распустила волосы, и свежий ветер стал перебирать пряди, словно играя с ними. Она слегка помотала головой, словно специально для того, чтобы ветер лучше их продувал, но тут же, вздохнув и внезапно погрустнев, она попросила:

- Фрай, а принеси чего-нибудь, выпить, а?

- Хорошо, - и окончательно сбитый с толку переменами в её настроении Фрай поплёлся вниз.

Девушка, вздохнув, отошла от окна. За её спиной послышался лёгкий шорох. Не обращая внимания, она сделала ещё шаг и спокойно села в кресло, стоявшее к окну боком. И когда в окне появилась фигура, видимо, поднявшаяся по внешней стене, лишь повернула к ней голову с раздражением, словно её отвлекли от важных и нужных мыслей.

Но от её лёгкого раздражения не осталось и следа, когда она увидела, кто стоит в окне.

Вторая девушка, гибко пригнувшись, скользнула в комнату.

Они были похожи, словно сёстры-двойняшки. Сиреневые волосы, один глаз, фигура. Разве что у новоприбывшей была поранена правая рука, и на её кисти была тонкая повязка. Буквально пара слоёв бинта. И внешний вид их не так и сильно разнился. Даже их одежда была достаточно схожей - свежая и чистая, белая футболка, чёрные штаны, тяжёлые сапоги на ногах.

- Ну, приветик, сестрёнка, - начала она разговор.

- Привет. Мы тут пить за упокой собирались. Видимо, преждевременно?

- Полагаю. Как говорил кто-то из классиков древности, «слухи о моей смерти оказались несколько преувеличенными». Жива, как видишь.

- Вижу. И на зомби не похожа, хотя пахнет от тебя, уж прости... - сидевшая в кресле поморщилась. - Но не мертвечиной. Хотя одёжка чистая. В Клоаке открыли бесплатную прачечную?

Лила, стоявшая до этого около окна в напряжённой позе, немного успокоилась и прошла в центр комнаты, продолжая держать дистанцию между собой и «сестрой» и не сводя с неё глаз.

- Ну, и зачем же ты пришла? - продолжила расспросы девушка в кресле.

- За своей жизнью. За тем, что моё по праву.

- Короче, убить меня. И прекрати так патетично выражаться, меня от этого тошнит, - девушка в кресле сморщилась, как от дурного запаха.

- Ах, тебя тошнит от пафоса? Ну, не от крови, и то ладно. Проще говоря, ты с этого момента вновь исчезаешь. Идёшь жить куда угодно - в Клоаку, во фронтир, хоть к рободьяволу. С глаза моего долой. Чтоб я тебя не видела.

- Почему же? Ну, отбросив банальщину, вроде «потому что я сильнее» и «потому что я так хочу», конечно.

- Потому что это моя жизнь.

- Твоя не жизнь, а существование. Горестное и нудное. Наполненное всеми мыслимыми и немыслимыми страданиями. Причём не только для тебя, но и для всех, кто с тобой соприкасается.

- Мы это уже обсуждали, - «сестра» с повязкой покачала головой. - И не пришли к единому мнению. Одна сказала, что сама с этим справится, а вторая - что у неё это получится лучше.

- Поправка - не «получится лучше», а «получается лучше». Уже получается. Если не секрет, это ты вчера поднималась по вентиляции к моей квартире? - девушка в кресле закинула руки за голову, сцепила пальцы и, словно пантера, долго и старательно стала потягиваться. - Я слышала шорох и полагала, что это Моррис или Мунда, но, судя по твоему появлению сегодня, я ошиблась.

- Ошиблась. Ради того, чтобы понять, как идут дела, я, с больной рукой, словно дикая кошка, лазила по ржавым лестницам и грязным переходам. И ты говоришь, мне безразличны мои друзья? Или полагаешь, я предпочитаю как раз так проводить своё время?

- Ха! - не сдержалась собеседница. - Полагаю, ты думаешь, что я скажу «да, ты права, я в тебе заблуждалась»? Или заору, в стиле Морбо, «Я тебя уничтожу!» и тебе не останется вариантов, кроме как положить меня тут же? Мне нравятся эти ребята, особенно Фрай. Он, и вправду, неплох. Пусть не гений, но он от тебя был без ума.

- Что значит «был»? - всполошилась девушка с повязкой.

- Да ничего не значит, успокойся. Только то, что теперь он без ума от меня, - пояснение было дано с лёгкой улыбкой, мечтательно глядя в потолок.

- Едва ли. Он влюблён в меня несколько лет, как бы я к нему ни относилась. И ты думаешь, он за четыре дня сможет всё забыть?

- Ну, смотря как на это посмотреть. Сколько удачных свиданий у вас с ним было за это время?

- Ну, немного, конечно... - девушка с повязкой смутилась.

- Ага. А у нас два, и если бы не травмы, нанесённые тобой - было бы больше. Да и уровень отношений - полагаю, ты с ним «Танец Снежной Мечты» не танцевала? - и сидевшая в кресле едва не замурлыкала от удовольствия, видя, как скривилась, словно от боли, её собеседница, и продолжила.

- А хочешь, спросим о том же Эми? Или Бендера? Ты будешь удивлена, но я и им нахожу время.

- Сейчас, пока они тебе нужны. А ну как ты сочтёшь завтра, что кто-то из них занимает в компании или в очереди в супермаркет твоё место?

Обе смолкли. Тягостное молчание длилось почти минуту.

- Один-один, - поморщилась сидевшая в кресле. - Кажется, сюда поднимается Фрай с выпивкой. Запри дверь, пожалуйста, а то он нам помешает. Не стоит ему видеть нас двоих.

- Пожалуй. Объяснять замучаемся. Отослать его погулять? - девушка с повязкой сделала шаг к двери, на всякий случай не поворачиваясь к «сестре» спиной.

- Наверно. Хотя, знаешь, это мысль.

- Что именно? - не поняла «сестра».

- Пусть Фрай и выбирает. Глупо, даже по-идиотски, но и ситуация сложилась идиотская. Так пусть он и выбирает.

- Он не идиот!

- Сколько раз ты во всеуслышание его так называла? Вот то-то.

- И всё же - попробуем разобраться сами, раз дело касается нас, - и Лила повернула рукоятку замка. И через секунду дверь слегка задергалась от рывков с той стороны.

- Фрай, дверь опять заело. Я потом выйду, как открою, хорошо? - крикнула девушка, не вставая с кресла.

- У тебя всё в порядке? - донёсся его голос из-за двери. - Нога болит?

- Нет, в общем-то. Ты не жди, это может затянуться.

- Хорошо. Если что - позвони по внутренней связи, в лаборатории есть телефон, - и шаги Фрая загрохотали вниз по лестнице.

- Ну, хорошо, давай разбираться. Итак, варианты действий? - спросила девушка в кресле, дождавшись, чтобы шаги Фрая стихли окончательно.

- Ты уходишь, я остаюсь. И точка.

- Не-а. Мне тут хорошо. И людям от меня такой хорошо.

- Тогда я всё же буду вынуждена тебя, как ты выразилась, «положить».

- Ну, давай. Давай, - в голосе говорившей не было и нотки страха. Она сидела, закинув ногу на ногу и заложив руки за голову. - Давай. Убей меня. Тебя же так и тянет свернуть мне шею.

- Замолчи!

- Можно и молча. Я уже раз думала, что убила тебя, и больше не хочу чувствовать себя убийцей. Так что я не буду с тобой драться. Не буду - и всё. Делай что хочешь, - девушка без страха уставилась на остановившуюся в центре комнаты в боевой стойке «сестру».

- Встань и дерись! - и та слегка пнула её носком сапога в голенище.

- Не хочу, - так же спокойно ответила сидевшая в кресле. - Дурость какая-то. Да и не могу толком - нога болит.

- А у меня рука, мы на равных. Ну!

- Нет.

Обе замолчали. Одна, с повязкой на руке, тяжело дышала и внимательно смотрела на противницу. А та, напротив, откинулась назад в кресле и прикрыла глаз. И только легкая дрожь ресниц показывала, что она всё же не идеально спокойна. В молчании прошла ещё минута.

- Значит, сами мы решить не можем? - вдруг неожиданно спокойно спросила та, что стояла.

- Не можем, - подтвердила вторая.

- Значит, должен решить кто-то?

- Ну, не монетку же кидать? Ничего хорошего из этого не выходит.

- Значит, Фрай?

- Полагаю.

Подойдя к телефонному аппарату, одна из девушек быстро набрала номер. Сказав пару слов, она положила трубку и только затем сообразила, что всё это время она стояла спиной к своей противнице. Подставляя ей свою спину. Она резко повернулась. Но та сидела в прежней позе, лишь широко ухмыльнулась.

- Не бойся. Решили ведь. Дверь открой.

Уже через несколько секунд Фрай вошёл в комнату, держа бутылку шампанского в руках. Впрочем, жить этой бутылке оставалось недолго. Увидев в комнате двух почти одинаковых девушек, он охнул и выронил её. От удара толстое стекло треснуло, и шампанское с шипением потекло на пол.

- Садись, Фрай. Вон, табурет возьми. Краткий ликбез по ситуации… - лениво проговорила сидевшая в кресле. Видя, что она расслаблена и спокойна, девушка с повязкой села на край стола. - Выяснилось, что…

- Что клонирователь профессора может работать и быстрее? - в ответ на вопрос Фрая обе девушки вздохнули и одинаковым жестом потёрли лоб.

- Нет, - ответила та, что сидела на столе. - Просто, как выяснилось, роль пилота Туранга Лилы в жизни одна, а претенденток на эту роль две.

- Учёно выражаясь, тебе предстоит провести «кастинг», - продолжила вторая. - Из двух девушек выбрать одну. Которая более приятна, умна, ответственна, в общем - какая тебе нравится больше?

- Конечно, я выбираю Лилу! - не задумываясь, ответил Фрай.

- Молодец, - фыркнула сидевшая в кресле. - Но только какую?

- Настоящую, - Фрай был непоколебим.

- Я же тебе говорила… - устало пробормотала девушка, повернув голову к «сестре». - Бесполезно.

- Нет, погоди. Видишь ли, Фрай, тут обе настоящие. Но только с одной ты был четыре года знаком, и четыре года её добивался. А вторая была тут четыре дня. Так и подумай сначала, что тебе нравится больше - эти четыре года или четыре дня.

- Ну, эти дни были классными, конечно… - парень почесал затылок. - А обеих оставить нельзя?

- Фрай, ты не котёнка выбираешь. Останется одна. Вторая исчезнет. Навсегда.

- Да уж, выбор интересный. Стоп, а что значит «исчезнет»?

Обе девушки, переглянувшись, синхронно ответили:

- Это значит - исчезнет.

- Её не будет, - дополнила сидевшая на столе. - Просто любой из нас жизнь вне нашей жизни, одной на двоих, в общем-то, не мила.

- Фактически это убийство?

- Нет. Или да. Да кому какая разница, выбирай, идиот рыжий! - вспыхнула сидевшая в кресле.

- Не буду. Я не буду выбирать, потому что вы обе хороши по-своему. Я не буду делать такой выбор. Я не буду выбирать, кому жить. Такая ответственность не по мне.

- Фрай, тебе придётся выбрать. Или выберем мы, - спокойно ответила девушка с повязкой.

- Но я не хочу. И не буду. Вы конечно, можете и без меня сделать свой выбор, но я проив этого. В этом убийстве я участвовать не буду, - парень отступил на полшага назад и скрестил руки на груди.

- Фрай, это лучше, чем если выбор сделаем мы. Потому что если выберем мы, то выбор будет наверняка несправедлив, ибо выбирать придётся не по тому, кто прав, а по тому, кто сильнее.

- Но, во-первых, это будет уже не мой выбор. И я не буду в нём виноват. Я не верю в то, что такое зло будет меньшим, потому что меньшего зла нет. Поэтому я просто отказываюсь выбирать. А во-вторых, и, по сути, в первую очередь… - Фрай запинался, пытаясь подобрать верные слова к столь необычной ситуации. - Я надеюсь, что у вас хватит ума не выбирать вот так, хладнокровно, кому жить, а кому умереть. И не буду убивать одну из вас, чтобы второй жилось лучше. Вот так.

- То есть ты, как всегда, не принимаешь ответственность? - сидевшая в кресле даже не повернула к нему голову, глядя в потолок над собой.

- Не совсем. Я не хочу, чтобы такой выбор был. Вы обе мне дороги, - у Фрая пересохло во рту, когда он увидел, как странно на него посмотрели обе девушки, но он продолжил. - И я не хочу, чтобы одна из вас погибла.

Все трое умолкли. Девушка с повязкой, сидя на столе, болтала ногами и глядела в стену. Без повязки - сидела, положив ногу на ногу и мерно покачивая ей. Её единственный глаз был нацелен на носок её сапога. А Фрай сидел на табурете, глядя в пол перед собой, словно напроказивший школьник.

- Ладно. Фрай, иди. Толку от тебя ноль. Иди вниз. Но не болтай ни с кем, - вздохнула одна из девушек.

- Куда? По-моему, только моё присутствие здесь удерживает вас от мгновенного перехода к решению вопроса на кулаках.

- Нет. Иди! - с напором добавила вторая.

- Не пойду. Ни на цент не верю, что вы не убьёте друг друга сразу, как только за мной закроется дверь. А я этого не хочу.

- Мне что, выкинуть тебя? - девушка встала с кресла, слегка потянулась, разминая плечи, и тут же села обратно, скривившись и неловко подогнув ногу.

- Едва ли ты сможешь… - скептически фыркнула вторая, и легко спрыгнула со стола. - Фрай!

В её голосе не было злости и даже раздражения. Она пошла вперёд медленно, плавно, походкой манекенщицы, ставя ступни на одну линию, словно по струне. Фрай немного попятился. Она подошла в упор, едва не касаясь его, и замерла. Так, что он ощутил её дыхание на своём лице.

- Фрай, поверь. Так будет лучше. Ты можешь, но не хочешь решать, мы не можем, но хотим. Ступай. Мы именно договоримся. Я ещё не знаю, как, но мы постараемся. Понимаешь? Поверь мне, - она говорила спокойно и убедительно, тихо, почти шепотом. И Фрай поверил. Не мог не верить той, которую любил, когда она тихо уговаривала его, когда он чувствовал ее дыхание на своих щеках.

- Если вы всё-таки попытаетесь решить всё... Скажем так, радикально... Я никогда этого ни одной из вас не прощу, - Фрай чуть качнулся вперёд, словно чтобы поцеловать стоящую перед ним девушку, но тут же поймал взгляд чуть прищуренного глаза той, что вновь села в кресло, и не стал. Выпрямился, вытянулся едва не в струнку, и, словно на марше, вышел за дверь.

Девушка с повязкой сделала шаг, захлопнула дверь прямо у него за спиной и повернула ключ. И Фрай тут же, словно опомнившись, попытался шагнуть назад. Дверь не подалась.

- Лила! Лила, открой дверь! Лила! - тут же начал надрываться он, сотрясая дверь и оглашая коридор воплями.

- Не надо, Фрай, - та, что закрыла дверь, мягко оперлась на неё руками, слегка коснулась её лбом и прошептала. - Иди. Мы теперь сами всё решим. Со своей жизнью…

Дождавшись, чтобы Фрай, наконец, перестал безуспешно ломиться в дверь и ушёл, девушка с повязкой озвучила новую мысль.

- Может, Эми спросим? - и обе расхохотались.

- Хоть не Зойдберга, - отсмеявшись, ответила вторая.

- Так что будем делать?

- Пока не знаю.

Повисла пауза.

- Стой. Есть мысль.

- Да?

- Остаться должна я, и эту карту тебе не покрыть.

- Ну-ну?

- Всё просто. Эта жизнь моя потому, что я её создала. Потому что она развивается по моим законам. Какая разница, кто из нас где родился и где вырос? Смысл лишь в том, что это по моим промахам мне и наказания, из-за моих ошибок я и страдаю. Понимаешь?

- И что ты предлагаешь мне?

- Уйти куда-то, где никто тебя не знает и не повторять моих ошибок. Даже не фронтир, любая планета вдалеке сгодится. Можно и с людьми в качестве населения, таких тоже немало. С имуществом и прочими мелочами проблем не будет. Значит, возможно.

- Возможно. Но и мне есть, что тебе сказать... С чего ты решила, что я за эти дни не успела полностью поменять твою жизнь? Так, что теперь это моя жизнь в никак не меньшей мере? Не зря же говорят - живи настоящим. И это настоящее так отличается от твоего прошлого, что без него ты лишь неудачница, одинокая женщина-перестарок без личной жизни, ненавидящая друзей, своего парня, родителей и - на сладкое - себя. Так и кто из нас прав?

- Значит, мы в полном пате... - девушка с повязкой села за письменный стол, опёрлась на него локтями и уткнулась в сложенные руки лицом. - И что теперь делать? Как решать? Я вариантов не вижу…

- Помнится, примерно год назад ты не боялась решать неразрешимые логическим путём вопросы иными средствами. А теперь?

- Да не буду я с тобой драться, отвали…- буркнула сидящая за столом.

- Я не про то... - и сидевшая в кресле стала охлопывать себя по карманам. - Ну, не побоишься?

 

Фрай топтался на выходе из «Планет Экспресс». Выполняя приказ Лилы. Он даже не знал, какой именно Лилы. Но её он слушал.

По внешней стороне здания свисала верёвка, ведущая прямо в окно лаборатории. По ней, как Фрай догадался, вторая Лила и поднялась наверх. И теперь, как он понял, как бы она не пошла - по лестнице ли, или, чтоб избежать вопросов коллег, по верёвке, отсюда он должен был её на выходе увидеть.

И наконец он дождался. По верёвке быстро и ловко соскользнула вниз стройная девушка в сапогах, чёрных штанах и белой майке.

- Ну, прощай, Фрай, - попыталась улыбнуться она, оказавшись на асфальте. Но вышло слабо, грустная получилась улыбка. - С тобой было приятно. Лила ждёт тебя наверху.

И она мягко, легко и нежно поцеловала его в губы. Фрай так растерялся, что не знал, что и сказать.

- А с тобой я был четыре дня или четыре года? - спросил он, не зная, что ещё спросить, лишь бы завязать разговор и не дать ей уйти. Но та лишь грустно улыбнулась, слегка поправила прядь его волос и, открыв люк, спрыгнула в какой-то переход Клоаки и задвинула крышку за собой.

А Фрай остался у закрытого люка. И оттого, что ему не пришлось участвовать в выборе, ему не было легче.

 

15/08/2009



К списку всех фанфиков


Наверх
Все эпизоды онлайн Скачать все эпизоды Комиксы Субтитры Русские аудио дорожки Музыка из серий Удалённые сцены Видеобонусы с DVD Видеоигра Футурама Оригинальные обои Темы для рабочего стола Музыка (MIDI) Скринсэйверы Серии в скриншотах HD скриншоты Настенные календари Скины для WinAmp`a Песни Кэти Сигал
Генолаборатория Угадай цитату Leela`s Birthclock Для мобильника Кроссворды Шуточный фан-тест Серьёзный фан-тест
Неприятности, как они есть
Кое-что о сферонском синдроме
Brannigan the Best
И ГРУСТНО, И ГНУСНО
Там, где рождается дождь
Pawell
Независимый Форум о Симпсонах и ФутурамеСимпсоны в РоссииFuturama-FranceРекламное агентство РеверонWork More - Работай Больше!Запчасти для автомобилейFuturama-Area.DEFuturama-MadhouseИНФОСФЕРААмериканский Папаша Онлайн - весь сериал American Dad!The Futurama PointThe Infosphere: A Futurama WikiCan't Get Enought FuturamaMass Effect - вселенная игр серииFuturamer.ru




Яндекс.Метрика
службы мониторинга серверов Firefox Download Button количество читателей онлайн и всего

Разработка и поддержка: Pawell

Ключевые слова: футурама, futurama, Фрай, Лила, Бендер, Зойдберг, комиксы, музыка, обои, футурама онлайн, futurama, Fry, Leela, Bender, Zoidberg, смотреть футураму, туранга лила, филипп фрай, бендер родригез, мэтт гроунинг, futurama DVD, matt groening, david cohen, XX fox

Страница сгенерирована за 0.233136 секунд