Хорошие новости! Авторизация Регистрация Наш Форум Герои Футурамы Рейтинг персонажей Содержание серий Актёры в Футураме Интервью Фильм-о-рама Языки инопланетян Мультики на экранах Как их рисовать
ФанАрт СканАрт Фанфики ФанМузыка ФанВидео ФанКомиксы Поделки Фанов Сценарии серий ФанВидео старое ASCII картинки Соревнования Обои для рабочего стола Флэш-анимация Игры для ПК Статьи
Баги в Футураме Разные видеоролики Сценарии эпизодов Время до Футурамы Иконки для WinXP DVD менюшки Шрифты Для игр Кэти Сэгал | Лила Лила и спорт DVD с Футурамой Почтовые марки Разные картинки Другие дизайны English Navigation Bar Архив новостей Сайты о Футураме О нашем сайте
Parts78.com - автозапчасти на заказ по низким ценам в Санкт-Петербурге (812) 970-02-28

Эми Когда я была малышкой с Марса, я мечтала стать Мисс Вселенной. (174)

Знаешь всю Футураму наизусть? Проверь свои знания! Игра "Угадай цитату"!

Фанфики

Отражение в кривом зеркале


Автор: HAEMHIK
Опубликовано: 18.06.2010
Первая часть трилогии (вторая: "Неестественный отбор", третья: "Родная кровь")
За критику благодарю читателей Inf_guard, Остап Бендер, Моргвател.

Hate!

I'm your hate!

I'm your hate when you want love.

Pay!

Pay the price!

Pay, for nothing's fair.

Sad but true.

I'm your truth, telling lies.

I'm your reasoned alibis.

I'm inside. Open your eyes!

I'm you.

(Metallica, «Sad but true»)

 

Фрай тяжело потёр голову. Медленно возвращались сознание и силы. Наконец, сил стало хватать, чтобы сесть и осмотреться.

- Лила! - и он кинулся к ней. Девушка с сиреневыми волосами, не отрываясь, смотрела в мутную воду. Словно надеялась что-то или кого-то в ней увидеть своим единственным глазом. Одна ее рука непрерывно мягко потирала ребро ладони другой, глубоко рассеченной чем-то острым, размазывая кровь по ладони.

Поток воды спокойно омывал бетонный тротуар позапрошлого тысячелетия, на котором они сидели. А в воде отражалось лишь лицо девушки - сосредоточенное, со слегка прикушенной губой.

- Что произошло? Долго я лежал? Всё кончилось? Почему ты молчишь? У тебя кровь?! Ты ранена?!

- Это мелочь, Фрай, - она оглядела глубокий разрез на ребре ладони, как будто видела его в первый раз, - не более чем царапина. Заживёт. Всё кончилось. Пожалуйста, не спрашивай, что произошло. Просто пойдем домой…

- Ты что, плачешь? - попытался заглянуть ей в лицо парень.

- Нет. Это капли воды на лице, а я вовсе не плачу… - она прерывисто вздохнула. - Просто капли воды…

 

*** За два дня до этого ***

Фрай и Бендер лениво развалились перед телевизором. На экране привычно тянулась очередная серия «Всех моих деталей» с Калькулоном и Моник в главных ролях. Нестареющие актёры с гипертрофированной искренностью признавались друг другу в глубоких чувствах. На сей раз - кажется, уже в десятый, как минимум - у Калькулона обнаружился злой двойник, пылающий к нему ненавистью и желающий его убить при помощи магнитов, украденных им в секретной лаборатории.

- Умри, проклятый Калькулон! - надсаживаясь, заорал двойник, ни капли не похожий на Калькулона, и выхватил из-за спины магниты. Герой картинно воздел руки над головой и пал на колени. Было совершенно неясно, почему на злого двойника не действуют эти магниты, когда он их держит в руках, а несчастный Калькулон так страдает, находясь от них не менее чем в пяти метрах.

- Прощай, жизнь! - возопил Калькулон, протягивая руки к небу. - Прощай, яркое солнце и синее…

Экран померк. Это Лила перехватила пульт и выключила телевизор.

- Как можно смотреть одно и то же сутками? То же самое уже было в пятнадцати сериях перед этим! - девушка ловко убрала пульт за спину, игнорируя недовольный возглас Бендера. - К тому же не имеющее ни капли смысла!

- Как это нет смысла?! Это - реальная жизнь, верно, Фрай?! - за неимением других союзников Бендер обратился к Фраю, но тот лишь улыбнулся.

- Какая же это реальная жизнь? Какая-то чушь про злого двойника, про план мести, вынашиваемый годами... Кто же из нормальных людей вот так себя ведёт? А вы, роботы, вообще равнодушны к братьям и сёстрам!

- Кто тебе такую чушь сказал? - Бендер поинтересовался вполне искренне, словно вопрос его касался. - У меня 3560309 братьев, а знаю я только одного, да и тот увёл у меня женобота моей мечты. С чего мне его любить? Ты думаешь, кто-то из оставшихся 3560308 может оказаться лучше? Все они ещё хуже, они тупые посредственности. Я один достоин величия!

- Оставим вопрос о психологии роботов. Но у людей всё по-другому. Братья и сёстры могут соперничать, но они любят друг друга. Подтверди, Фрай! - девушка повернулась к парню, попытавшемуся ускользнуть за очередной баварской сосиской.

- Ну, мы с Йенси не всегда ладили, но, как выяснилось, он меня любил... Даже сына назвал в мою честь. И я его тоже, в общем-то, - Фрай взлохматил волосы, пытаясь разобраться в сложных мотивах.

- Вот-вот! И все братья и сёстры помогают друг другу, а не убивают друг друга из-за таких мелочей, как пара сотен долларов.

- Ты не права, - Зойдберг подошёл незаметно, так как, казалось, находился повсюду в здании, незаметно уходя из одной комнаты и появляясь в другой. - Отношения между родственниками весьма сложны. Скажем, у нас из отпочковывающейся кладки икры выживает не более десятой части молодых декаподиан, причем большую часть съедают сразу после отпочкования ранее отделившиеся и набравшиеся сил. И я был таким, сильным и вечно голодным! Раньше... А теперь у меня ничего нет… - распустивший, было, гребень Зойдберг загрустил и сложил его обратно.

- Это у вас. А у нас…

- Лила, Зойдберг, как бы, не совсем неправ. Всё очень сложно. Братья могут соперничать и даже ненавидеть друг друга, это очень сложно… - Фрай неуверенно почесал затылок, пытаясь найти примеры, но в памяти возникала только последняя серия «Всех моих деталей» с таким сюжетом.

- Ну, я так не считаю. А вы можете думать так, как хотите. Идём, у нас дело, Гермес нас зачем-то вызывает, - коммуникатор на её руке снова подал сигнал вызова, и девушка, нажав кнопку приёма, рявкнула в динамик:

- Да иду я, иду! - и, круто повернувшись, вышла из комнаты, даже не подозревая, как жизнь может вдруг стать похожей на сюжет заурядного кино.

 

Доставка, на которую экипаж отправил Гермес, прошла легко и быстро, так как аборигенки Амазонии были хорошо расположены к женской части экипажа «Планет Экспресс», к примеру, к их капитану, да и Фрая помнили с приятной стороны. Так что, против ожиданий, проблем не возникло. Разве что Бендеру, так и не позвонившему «Великой Компьютере», пришлось не показываться с борта корабля. Но - контейнер с косметикой был доставлен, и корабль стартовал в обратный путь.

Бендер был в своей каюте, Лила в кресле пилота, контролируя автопилот и предвкушая отдых, а Фрай сидел рядом с ней.

- Лила, а сегодня вечером ты что делаешь? - спросил вдруг он.

- Кормлю Нибблера и сплю, - Лила предвидела, к чему это он, и не собиралась вилять.

- Может, будешь не против сходить в кафе или?..

- Нет, спасибо. Не хочется.

Когда они приблизились к Земле, на видеоэкране появился значок «входящий вызов, от абонента - Эми Вонг».

- Чего это она? Вот постоянно с ней такое - она постоянно торопится, суетится, всякой ерунде придаёт статус событий мировой важности. Мы же через десять минут бы увиделись, так неужто нельзя подождать? - слегка раздраженно отозвалась Лила. - Ну ладно. Принять вызов.

- Лила, ты? Слушай, вам нельзя в офис! Тут полиция, ищут тебя! Времени нет, я всё потом сообщу! Спрячься пока куда-нибудь! - и склонившаяся над трясущимся объективом наручного коммуникатора Эми пропала. Вместо её лица на экране появилась надпись «Вызов завершён. Продолжительность - 8 секунд».

Лила, удивлённая не столько смыслом сообщения, сколько краткостью Эми, совершенно не свойственной марсианке, ошеломлённо поглядела на Фрая. Тот молча пожал плечами. Вздохнув, девушка решилась.

- Так, всё равно доставку мы уже выполнили, и рабочее время на исходе. Летим по домам, а корабль оставим на платной парковке на ночь. Если к утру Эми не выйдет на связь - пешком дойдём до офиса и посмотрим, что там происходит. Идёт?

- Идёт, - кивнул Фрай. - Только, если полиция ищет тебя, то в первую очередь они и будут ждать у тебя на квартире.

- Логично, - Лила не колебалась и секунды. Идея заночевать у Фрая и Бендера как-то даже не рассматривалась - она помнила «порядок» в его комнате и не горела желанием освежать воспоминания. - Тогда я закину вас домой, отгоню корабль на стоянку и переночую у родителей. Но если окажется, что это Эми так шутит, то я…

- Лила, а может, всё же у меня заночуешь? - предложил Фрай.

- Спасибо, но... Как-то не тянет. Может быть, в другой раз.

Корабль опустился на дорогу перед общежитием «Руки роботов», высадил курьера и повара и понёсся дальше. Легко, даже слегка небрежно управляя им, Лила задумалась - из-за чего полиция может её искать?

- «Талоны на парковку... Штрафы за превышение скорости... За пересечение ?двойной сплошной? на поясе Койпера... Нет, это всё мелочи, из-за них полиция и от стула не оторвётся. Тут что-то иное. Разберусь утром», - Лила уверенно посадила корабль на бетон стоянки для грузовых кораблей, захватила монтировку и вышла наружу. Оплатив на выходе парковку на сутки с правом продления, она уверенно открыла монтировкой ближайший люк и, на глазах ошарашенного сторожа автостоянки, спустилась по лестнице в канализацию.

 

Помахивая монтировкой, Лила уверенно шла по дощатому покрытию «тротуара» мутантского города. Эта часть была ей малознакома, но вскоре она сообразила, где точно находится - поверх крыш стал виден шпиль храма Атомной Бомбы. Выйдя к храму, девушка увидела и пару знакомых мутантов.

- Привет, - как обычно, поздоровалась с ними Лила.

Но мутанты на этот раз были насторожены и при появлении девушки предпочли расступиться. Только Двейн остался на месте, хотя и слегка помрачнел. Лиле уверенно подошла ближе, не понимая, в чём причина настороженного отношения к ней уже давно знакомых мутантов.

- Привет, Двейн. Что случилось? Почему все разбежались?

- Привет, Лила. А ты думала, мы новости не смотрим? - мутант мрачно усмехнулся.

- Какие новости? Что случилось? - девушка замотала головой от удивления и непонимания.

- По телевизору. Пойдём, посмотришь.

Двейн уверенно зашагал по улице. Лила решила не торопиться к родителям и разобраться сначала с происходящим тут. Догнав мутанта, она поравнялась с ним и молча пошла рядом, стараясь попадать в ногу.

До дома Двейна было недалеко, и дошли они быстро. Как и у всех мутантов, замка или защёлки на дверях у него не было. Толкнув старую потёртую дверь, Двейн вошёл внутрь и поманил Лилу. Она вошла, осторожно осматриваясь. До этого она ни разу не была у Двейна дома, хотя точно знала, где он живёт. Как и многие другие мутанты, он был несколько нелюдим, и мало кто был у него в гостях. Исключением являлся только отец Лилы - Двейн всегда был рад старому другу, и они с Моррисом нередко коротали вечера вместе, с бутылками пива и за просмотром телепередач.

Двейн был школьным учителем, и многие считали его техническим гением. Для этого имелись все основания - он сам сконструировал и собрал самую мощную телефонную линию во всей канализации, и был единственным, кому удалось отладить телевизионный приёмник, работающий даже в подземелье. Собственно, это была и не просто приёмник, а целый комплекс различных устройств, но результат был налицо - теперь мутанты смотрели телевизор, в том числе и спутниковые каналы, не выводя принимающие устройства на поверхность, где их могли разрушить, повредить или украсть.

Вся тяжёлая техника, за редким исключением, поддерживалась в рабочем состоянии мозолистыми и крепкими руками Двейна, а также его недюжинным умом. Однако его скромность мешала ему занять какое-либо более высокое положение в подземной иерархии, чем школьного учителя. Многие считали, что мэр Старого Нью-Йорка Рауль уступает Двейну по всем статьям, но школьный учитель отклонял любые попытки выдвинуть его на какую-либо более ответственную и высокую должность, мотивируя то старостью, то болезнями, то неумением управлять. Впрочем, многие считали, что дело не в возрасте или болезнях, которыми в той или иной мере страдали все старые мутанты, а в нежелании Двейна быть у власти. Кое-кто утверждал, что Двейн просто-напросто хочет покоя, кое-кто - что он просто боится ответственности, а злые языки - что он глуп во всем, кроме техники, и ума у него хватает лишь на заворачивание гаек и осознание своей дальнейшей непригодности, но на то они и злые языки. Но, как бы то ни было, факт оставался фактом - Двейн преподавал в школе и ремонтировал технику, более ни на что времени и желания не имея.

Квартира его являла собой скорее армейскую казарму на одного человека - на вид жёсткая, аккуратно заправленная койка, пластиковый стол без скатерти. У стола - два железных стула с пластиковыми сиденьями, на стене - металлический шкаф. Никаких приятных мелочей, отмечавших хотя бы какие-то склонности хозяина квартиры.

Внимание Лилы привлекла книжная полка. Пока Двейн настраивал телевизор, она подошла и глянула на корешки книг, надеясь хоть по ним установить предпочтения и вкусы Двейна, о которых было известно едва ли больше, чем о причинах его уклонения от ответственных постов. Книги были старые, авторы - и вовсе прямо-таки древние. Самый старый - Платон, еще из четвёртого или пятого века до нашей эры, самый новый - Б. Биффета из двадцать третьего, уже нашей эры. Никаких романов или дешевых книжек в мягком переплёте, которые у мутантов были целыми библиотеками. Только философские книги.

Лиле были знакомы далеко не все, но она была уверена, что ни одного из них не отнести к «лёгкому чтиву». Аристотель, Сапфо, Гомер... Ансельм Кентерберийский и Фома Аквинский... Томазо Кампанелла и Николо Макиавелли... Освальд Шпенглер, Арнольд Тойнби и Фридрих Ницше... Павел Флоренский, Сергей Булгаков и Алексей Хомяков... Еще одна книга лежала чуть особняком, видимо, её читали последней. Лила глянула автора - Эпикур. Знакомое имя, но что он писал, она так и не вспомнила.

- А о чём эти книги? - спросила она машинально, и тут же смутилась, поняв, что не стоит расспрашивать о чём-либо Двейна, если пришли совсем за другим делом. Тот как раз закончил настраивать телевизор и, глянув через плечо, буркнул:

- Да так... Мелочи всякие... Беллетристика. Смотри лучше новости на «корень из двух».

На экране возник Морбо, знакомо грозясь в экран. Его тут же сменила Линда.

- И к другим новостям. Неизвестный, ограбивший фармацевтическую компанию «Мери Кей» и похитивший препараты общей ценностью в четыреста тысяч долларов, уже практически пойман. Отвратительная мутантка Туранга Лила, жившая в городе уже почти тридцать лет, наконец, скинула маску добропорядочного и цивилизованного жителя Земли и проявила себя во всей красе. Но наши правоохранительные органы проявляют необъяснимую мягкость, отказываясь расстрелять её дом из орудий с безопасного расстояния, и требуют произвести арест согласно Конституции. В связи с этим наши корреспонденты взяли интервью у заместителя руководителя полиции Нового Нью-Йорка, Колин О'Каллахан.

На экране появилась светловолосая миловидная девушка. Лила припомнила, что уже видела её, и лишь немного удивилась - на вид девушке было не больше двадцати пяти, но она уже дослужилась до зама полиции. Каких покровителей не имей, а без талантов такой взлёт по карьерной лестнице невозможен.

- «Впрочем, внешность могла быть и обманчивой, омолаживающие курорты не выжили бы без таких холёных кукол, как эта», - тут же подумала Лила. А тем временем. На экране показывали офис «Планет Экспресс», полицейские допрашивают Гермеса, разговаривают с Фарнсвортом, о чём-то расспрашивают Эми, и та - сама невинность! - с честнейшим видом им отвечает, что не видела Лилу и не знает, где она и когда будет.

- Как стало известно из комментариев следователей, - вновь возникла на экране Линда, сияющая своей неизменной кукольно-приторной улыбкой, - сегодня, в девять часов семнадцать минут утра, воспользовавшись отводным техническим проходом, в здание одного из филиалов фармацевтической кампании «Мери Кей» проник грабитель. Предварительно он, а точнее, она вывела из строя несколько видеокамер наблюдения. Но преступница всё же пропустила одну из них, на входе в холодильную камеру. Видео, записанное этой камерой, и позволило установить личность виновницы. На данный момент полиция ищет её, но все мы понимаем, как следует поступать с проклятыми мутантами, которые ставят себя против общества. Удачной охоты, господа! - и Двейн щелчком переключателя погасил телевизор.

- Ну, что скажешь? Нам, конечно, наплевать на власти Нового Нью-Йорка, но ты бы хоть предупредила, что ли...

- Двейн, это не я! Правда, не я…

- На месте обнаружены следы преступника, в том числе и следы живых тканей, - Двейн задумчиво постукивал пальцами левой руки по столу, опёршись на него. - Точно не знаю, но, подозреваю, волосы или хотя бы отпечатки кожи - этого достаточно для анализа ДНК. И полиция такой анализ уже сделала. В городе только один официально зарегистрированный мутант - ты. Да и на видеозаписи, как они утверждают, однозначно ты.

- Но это невозможно! - девушка была так удивлена и ошарашена происходящим, что никак не могла собраться с мыслями.

- Почему же? - Двейн почесал правый нос.

- Ну... Я в это время... - Лила напряжённо задумалась. - Ага, я была в офисе, моё алиби могут подтвердить! - но радость была недолгой. - Хотя... Нет, я в половину девятого ушла в подвал, у меня была тренировка. Меня два часа никто не видел. Потом поднялась в раздевалку, переоделась, искупалась, перекусила, и только потом меня вызвал Гермес, а уже я сама пошла за Фраем и Бендером. Это примерно в пол-одиннадцатого меня заметили. А потом…

- Неважно, - Двейн сильно помрачнел. - Плохо. Если нет алиби, от тебя не отстанут. Что же придумать? Ладно, пока иди, ты же к родителям шла? Ну вот, иди. А я тут подумаю, если что будет - сообщу.

 

Пока Лила шла до дома родителей, она успела подумать обо всём - и о том, что кто-то её подставляет, и о том, что это лишь случайность, и о том, что полиция или корреспонденты и журналисты ошиблись. Все эти гипотезы разбивались о факты - анализ ДНК, указывавший на присутствие на месте преступления мутанта, и видеозапись. Что-то было не так.

Так и не решив, что же делать, Лила постучала в дверь. Дверь открылась тут же, словно её ждали у двери.

- Моррис, она жива! Всё в порядке, она здесь! - Мунда мгновенно обняла дочь. - Солнышко, мы так волновались…

- Да, дочка, мы были... Удивлены, мягко говоря, - хмыкнул появившийся из соседней комнаты Моррис.

- Но почему? Я бы никогда такого не сделала! Зачем мне грабить медицинскую компанию? - Лила задумалась, на ограбление чего она могла бы решиться. - Ну, банк, ну, бутик с модной одеждой или ювелирный салон. Но фармацевтическую компанию?

- Мы просто за тебя беспокоились. Мы же имеем право? - Мунда утерла слезу с уголка своего глаза. - Ты умница, дочка, что не стала никого грабить, это опасно.

- Ага... Правда, я не знаю, почему подозревают меня. И, что самое плохое - алиби у меня нет. Полагаю, мне стоит подняться наверх и разобраться, что к чему…

Коммуникатор на её руке неожиданно напомнил о себе звонким сигналом. Входящий вызов. От Гермеса.

- Это Лила, слушаю.

- Лила, ты впредь предупреждай, когда…

- Иди к рободьяволу! Это не я! Что там именно случилось? - Лила нервничала, но не больше, чем обычно. Ей уже приходилось бывать и в более гибельных ситуациях.

- В общем, под тебя особо не копают - нет нужды. Видеозапись мне показали, и на ней ты. И экспертное заключение - ДНК из волоса с места преступления принадлежит не человеку, а мутанту. Так что готовься к солидному сроку, красотка, - особого огорчения в голосе Гермеса слышно не было, скорее, озабоченность предстоящим подбором нового человека на пост капитана корабля компании.

- Чёрта с два. Это не я, и я это как-нибудь докажу, увидишь!

- Удачи тебе в этом нелёгком деле! - и связь завершилась.

- Чертов придурок... Идиотизм какой-то... Ладно. Мам, я переночую у вас, хорошо?

 

Лила проснулась от громкого стука в дверь дома и мгновенно вскочила на ноги.

- «Нашли!» - мелькнула паническая мысль. - «Что же делать? Бежать через окно? Или прорываться с боем?»

- Лила, ты тут? Моррис, где она? - донёсся снаружи голос Двейна. - Что значит «спит»? Буди, дело срочное!

Лила покосилась на электронные часы на тумбочке у кровати. 4.15. Утром это время можно назвать только с большой натяжкой. Это ещё ночь. Но Двейн в паникёрах никогда не числился, так что стоило к его крикам отнестись со всей серьезностью.

Позёвывая, девушка оделась и вышла наружу. Сидевший на каком-то старом ящике Двейн встал ей навстречу и пожал руку в знак приветствия.

- Ну и что это значит? - девушка была даже не слишком раздражена, слишком хотелось спать.

- Я вчера долго думал, и придумал вот что - раз это не ты, то всё же это мог быть кто-то… - на секунду Двейн осёкся, но тут же продолжил. - Кто-то другой из мутантов... Но речь не о том. В любом случае, ДНК-тест должен будет подтвердить твою невиновность.

- Спасибо, Двейн, но полиция уже провела ДНК-тест. Там якобы мои следы, - с досадой ответила девушка.

- Ты, видимо, слушала вполуха. Я послал анонимный запрос, воспользовавшись Интернетом, и получил интересный ответ. Ночью был проведен тест сравнения твоего ДНК и найденного на месте преступления. Результат - отрицательный. На месте преступления была не ты.

- А кто же? - сон с Лилы как рукой сняло. - Кто же ещё!?

- Не знаю. Да и важно ли это? Тебе это так необходимо узнать? - Двейн откровенно вилял, и Лиле это не понравилось. Но обострять отношения с так сильно помогшим ей учителем она не хотела, лишь отметила про себя эту странность в его поведении.

- Ладно. Спасибо, Двейн. Я этого не забуду.

 

Через четыре часа, выйдя на поверхность, Лила спокойно дошла до стоянки грузовиков, подняла корабль в воздух и направилась к зданию «Планет Экспресс». Без каких-либо сложностей посадив корабль в здание, она вышла наружу и наткнулась на невинно улыбающегося Гермеса.

- Предатель, - бросила она, проходя мимо. - Я с тобой ещё поквитаюсь.

В зале собраний никого не было, кроме Фарнсворта, спавшего в своем кресле. На столе лежало письмо из полиции.

Открыв конверт, Лила пробежала взглядом строки. Ей предписывалось как можно скорее явиться в полицию в связи с «необходимостью ознакомления с некоторыми материалами уголовного дела №…». Секунду подумав, Лила забрала конверт с письмом и направилась в полицейский департамент Нового Нью-Йорка.

В отделе её встретили холодно, но ни один из полицейских не попытался надеть на неё наручники. Видимо, обвинения и впрямь были сняты.

Её провели в комнату, в которой, помимо традиционного стола и двух стульев, был еще и телевизор с видеомагнитофоном. Севший рядом темноволосый следователь, неловко подбирая слова, начал туманно объяснять, что произошла ошибка, а за кампанию в СМИ они не отвечают.

Лила не слушала. Более всего её сейчас интересовала видеозапись, и мучил вопрос - что такого там можно увидеть, чтобы так быстро обратить все подозрения на неё. С её внешностью, вероятность случайной ошибки почти исключалась. В Новом Нью-Йорке не было ни одного такого же «инопланетянина» с одним глазом и сходным цветом волос - потому что таких инопланетян не существовало вовсе. Лила это выяснила совершенно точно, потратив на работу в архивах и базах данных большую часть своей первой зарплаты сразу после выпуска из приюта. Тогда она еще искала своих родителей среди звезд, хотя они были намного ближе…

Так что же такого увидели там следователи, что, даже не сделав, толком, анализ ДНК, поспешили выбросить ее имя на страницы прессы?

Поняв, что девушка его почти не слушает, следователь перестал распинаться и достал кассету с копией записи с места происшествия. Лила немного напряглась и вся подобралась. Начиналось самое интересное.

- Понимаете ли... То, что вы увидите, возможно, шокирует вас… - неловко завилял следователь, виляя взглядом по углам.

- Нет, меня «шокирует» то, что меня попытались арестовать. И то, что вы мотали мне нервы ни за что. Показывайте, и хватит лить воду.

- Как хотите… - сухое лицо молодого следователя мало выражало его эмоции, но глазами он еще не слишком хорошо научился владеть, и по их выражению можно было судить о его истинных эмоциях. Сейчас это было искреннее смущение, но никак не стыд. Скорее, понимание, что так ошибиться может каждый.

Экран телевизора засветился, и на нем возникло изображение больничного или лабораторного коридора. Всего несколько секунд - и по экрану быстро проскочила нечеткая, стремительная фигура. Не останавливаясь и почти не замедляя бег. Быстро, ловко и бесшумно.

Покадровая съемка. Всё то же самое. Общее время, с момента как нарушитель появился в кадре, и до того, как он из поля зрения камеры выскочил, прошло не более трёх секунд. Итого - учитывая невысокую скорость съемки, всего тридцать четыре кадра, по двенадцать в секунду, на которых видно хоть что-то имеющее отношение к инциденту.

- Воды? - услужливо предложил следователь. Лила кивнула. Налив стакан и протянув его ей, он осведомился: - Не желаете ли посмотреть еще раз, медленнее или по кадрам?

- Нет, не стоит. И так ясно. Вам-то всё равно, но я-то вижу - ничего общего. Хотя копию на память я возьму. Сделаете? - Лила старалась не показать беспокойства, но в тишине было слышно, как постукивают ее зубы о край стакана.

- Вообще-то мы не обязаны…

Лила внимательно посмотрела на следователя, делая эффектную паузу. Дождавшись, чтобы он смолк, она мягко добавила:

- Я заберу копию. Сейчас или через суд, вместе с компенсацией. Не надо меня раздражать. Мы ведь можем встретиться и в суде из-за ложного обвинения и намеренной утечки информации в СМИ… - следователь нервно сглотнул.

- Конечно, у нас есть ещё. Возьмите эту. Мы, конечно же, разберёмся, кто же был настолько на вас похож, что это породило такое неловкое…

- Спасибо, - прервала его девушка. Поставив стакан на стол и вытащив диск из проигрывателя, она попрощалась со собеседником и направилась к выходу.

 

Был третий час ночи, а Лиле не спалось. На работе в тот день она больше так более и не появилась, на вопросы друзей, звонивших ей, отвечала невпопад. Нибблер был явно удивлен и оскорблен таким невниманием хозяйки, но поделать ничего не мог.

Лила вновь и вновь обдумывала ситуацию и прокручивала мысленно видеозапись, тщась найти хоть какое-то, самое мелкое отличие человека на видеозаписи от себя. Бесполезно.

Пластика. Походка. Фигура. Прическа, насколько она была видна из-под плотного и облегающего костюма с капюшоном. И лицо, которое ни с кем не спутаешь. Если бы запись была сделана не при таких памятных обстоятельствах, Лила уверенно заявила бы, что на ней она сама. Сомнений тут быть не могло.

И в то же время это была не она. Лила пока еще не собиралась записываться в шизофреники, и доверяла своему сознанию, а то прямо-таки вопило: «Не было такого!».

- «Может, Лила-1 из параллельной Вселенной? Откуда она здесь, и зачем? Идиотскую версию со злыми двойниками, в конце концов, забраковал даже профессор. Да и пути в их Вселенную, после «перетягивания коробок», больше не существует.

Кстати, надо будет протереть от пыли коробку с нашей Вселенной, и поаккуратней, чем в прошлый раз. Очередной «Катрины» жители Флориды могут и не перенести. Тряпку надо будет хорошенько отжать, и протирать аккуратно…

Но всё же, как же это возможно?..

Или это всё же я, но ничего не помню... Как это выяснить?..»

- Значит, налицо неразрешимый парадокс. А кто у нас специалист по неразрешимым парадоксам? - вслух проговорила девушка. - Вот к нему и пойду...

 

Лила спокойно стояла у зеркала. Её изображение ей совсем не понравилось - из зеркала глядела какая-то совсем незнакомая девушка, злобно усмехаясь ей. Внешне - точно такая же, но совсем другая, и Лила чувствовала это.

Вспышка раздражения - и Лила с размаху ударила кулаком в стекло. Оно не поддалось, хотя и затрещало под ударом. Шаг назад - и уже с разворота девушка бьёт второй раз, страшным ударом, ногой, обутой в тяжелый ботинок. Зеркало трещит, распадается на куски и осыпается на пол. Но трещины расходятся дальше, по стенам, по полу и потолку. Кусками осыпаются, распадаются пылью и исчезают стены и крыша над головой, небо и земля под ногами. Под ними - лишь белая пустота, как на чистом листе бумаги. Весь мир, который был её миром, рассыпался…

Но отражение в зеркале не рассыпается и не исчезает. Всё так же мерзко усмехаясь, оно стоит неподвижно.

Между отражением и девушкой всего один шаг. И иллюзия уверенно шагнула вперёд. Сильные пальцы правой руки сжали горло Лиле…

- Лучше бы ты выбирала приятные иллюзии, тварь!

С криком Лила вскочила, закрывая лицо руками.

- «Это всего лишь сон, просто сон... Надеюсь…» - прошептала она.

 

Наутро Лила вошла в офис, зевая и морщась от недосыпа. Поднявшись в офис, она прямиком направилась в лабораторию профессора. Ей повезло - тот еще не ушел с головой в обдумывание или исполнение какого-нибудь безумного эксперимента, и даже внимательно выслушал сбивчивые жалобы Лилы. Однако отреагировал он на них не так, как ей бы хотелось.

- Значит, у тебя провалы в памяти. Это случается. Плёвое дело, это даже не интересно. «Луч памяти» в ящике стола. После него ты вспомнишь, почему опоздала в школу во втором классе. Хотя мне больше нравится идея сканирования мозга. Может, попробуем? - но девушка отрицательно помотала головой.

- А может ли быть что-то, что было, но я этого всё же не вспомню... Ну, гипноз там… - неуверенно предположила она.

- Не пори чушь. Это моё изобретение, и ты вспомнишь всё, что знала или видела и слышала, но забыла. Просто направь излучатель на голову, нажми курок и сосредоточься на воспоминаниях - и результат гарантирован.

Выйдя из лаборатории, Лила направилась по коридору, разглядывая излучатель. Милитаристский дух профессора не изменил ему, и «луч памяти» был выполнен в виде пистолета. Усевшись на кресло у стола для совещаний, Лила направила ствол излучателя на голову, зажмурилась и нажала кнопку.

- «Привет, Лила!» - голос Фрая, и он сам, машет ей рукой и улыбается…

- «Отвали, у меня выходной!» - Бендер на диване, с бутылкой пива и пультом телевизора…

- «Лила, пойдешь со мной в салон красоты?» - Эми, слегка склонив голову, смотрит на неё…

- «Дочка, мы же твои родители...» - папа…

- «Лила, мы ведь любим тебя, и любим больше всех...» - мама…

Нужно было собраться и вспомнить тот день.

- «Привет, Фрай, Бендер!» - она сидит за столом, в офис входят курьер и робот. - «Дел пока нет, Гермес сказал, чтобы никто никуда не уходил, он нам сообщит все детали через часок или два. Так что я в зал, а вы займитесь чем хотите, но не уходите из офиса!..»

Пять минут спустя Лила положила «пистолет» на стол и задумалась. «Луч памяти» развеял сомнения - всё было так, как она помнила.

Никаких признаков шизофрении не было. Все время совершения преступления она тренировалась в зале, отрабатывая удары на груше и выполняя другие упражнения. Кто-то другой проник в лабораторию.

Но теперь происходящее было делом Лилы. Неизвестный пользовался её внешностью, как маской. Она не сомневалась, что это кто-то из неизвестных ей мутантов, она знала далеко не всех. Но не сомневалась, что эту интриганку, умело пользующуюся её внешностью, даже по описанию узнают многие. Может, даже родители.

Окрылённая мыслью, она кинулась к выходу из офиса, и столкнулась на выходе с Фраем, собиравшимся войти.

- Лила! Привет! Ты уходишь? - Фрай был удивлен и обрадован встречей, но огорчен, что Лила собралась уходить.

- Полагаю, не так уж и надолго, Фрай. Мне в Клоаку, на пару часов, наверно.

- Давай я с тобой пойду! - курьер искренне заинтересовался. - Мне кажется, я могу быть полезен.

- Не стоит, Фрай... А как же доставка? - засомневалась девушка, слишком увлечённая целью, чтобы сопротивляться.

- Без тебя всё равно доставок не будет, да и не было сегодня никакого разговора о доставках. Давай я… - заупрямился курьер. Лила слишком устала и не выспалась, чтобы спорить и уговаривать Фрая, но и уступать не хотела.

- Нет, Фрай. Я приду - расскажу, что узнала.

 

Лила шла по улице Старого Нью-Йорка, направляясь к дому её родителей. Девушка молчала, думая о своём. По пути она всё больше уверялась, что это кто-то из мутантов.

- «Или - кто-то вроде Альказара? Вряд ли, ему ещё жить не надоело. В принципе, в Галактике хватает людей и существ, способных к изменению своей внешности, тех же векслингов, или, как они себя называют, допплеров. Но они неохотно покидают родную планету, да и не сторонники подобных дел, считая использование чужой внешности преступлением, равным убийству. Маловероятно. Да и отслеживаются их перемещения тщательнейшим образом, все таможни проверяют всех прибывших на принадлежность к векслингам путём простых, но неотразимых приёмов.

Значит, дело не в них. Всё же кто-то из наших. Да и мутировавшая ДНК... Нет, расклад однозначен. Это кто-то отсюда. Но зачем? Не может же он не понимать, что после такого я ему устрою грустную жизнь на фоне сплошных неприятностей. И что скрыться, сбежать или уехать куда-либо от меня ему невозможно. Так какова цель? Грабёж под моей маской, чтоб отвести подозрения от себя? Бред, я устрою ему куда как худшую жизнь, чем вся полиция Нового Нью-Йорка. Месть? За что? У меня нет таких кровников среди мутантов. На поверхности - кто-то и мог постараться, но не здесь. Так зачем же?»

Они дошли до дома родителей, и Лила постучала в дверь.

Мунда открыла почти сразу же, не задерживаясь, будто ждала Лилу.

- Привет, дочка, - радостно поздоровалась она.

- Привет, мам. Можно с тобой и отцом поговорить? - чуть неуверенно, не зная, как начать, заговорила Лила.

- Конечно, Лила. Проходи в дом. Я как раз испекла пирог…

Войдя внутрь, Лила уселась в кресло. Мунда и подошедший Моррис уселись на диван, и внимательно уставились на девушку.

- Мам, скажи, а среди мутантов есть кто-то, похожий на меня? Ну, понимаешь?

- Пока не очень. Мы твои родители, ты похожа на нас. Или тебе кажется, что это не так? - Моррис удивленно вытаращил глаз на Лилу.

- Нет, я имела в виду, кто-то, кого я не знаю, но очень похожий. Настолько похожий, чтоб его можно было и не отличить. Просто… - Лила пересказала виденное на видеоплёнке в полицейском участке.

- Хмм... Что-то в горле пересохло. Может, попьём чаю с пирогом? - попытался увести тему в сторону Моррис, не переставая добродушно улыбаться. Но Лиле, уже неплохо изучившей отца, улыбка показалась неискренней.

- Мам, пап, что случилось?

- Лила... Дочка, понимаешь… - Моррис запнулся.

- Как бы так сказать… Ты не единственная в нашем роду, - продолжила уже Мунда.

- То есть? Вы же говорили, что я ваша единственная дочь?

- Да. Но у твоего отца были ещё брат и сёстра. Сейчас их уже нет - сама понимаешь, срок жизни здесь значительно меньше, чем наверху. Твой дядя пропал без вести двадцать три года назад, а его жена - погибла от тяжёлого отравления ещё за год до него.

- Так... И? - Лила буквально впилась взглядом в лицо матери.

- Ну, в общем, у тебя есть, или, по крайней мере, ещё недавно была двоюродная сестра, по имени Ветала.

- «Санта-Барбара» какая-то… - фыркнула девушка. - И она, несомненно, является моей злой копией и хочет меня убить, так?

- Не знаю. Мы не видели её с тех пор, как ты узнала о нас. И она совсем не так уж и похожа на тебя. Есть ряд отличий.

- Каких же?

- Вертикальный зрачок глаза, одного, как и у нас с твоей мамой. Цвет волос - они у неё тёмно-зелёные. Число пальцев - их у неё шесть на правой руке. В общем, вас с Веталой не спутаешь.

- Так... И где она сейчас? - Лила нервно забарабанила пальцами по столу.

- Здесь нет официальных адресов с пропиской. Как найти мутанта, если он ушёл из города или захотел спрятаться? - риторически спросил Моррис. - Если она не оставила адрес или указания, как её найти - искать будешь до скончания века. Но мы можем расспросить по городу - может, видел её кто. А зачем ты её ищешь?

- Ну, как... - Лила на секунду замешкалась, сообразив, что и сама не знает ответа на этот вопрос.

- Вот представь себе - вы с Веталой встретились. А что потом? Что ты ей скажешь? Не прикрывайся моим именем и внешностью при ограблениях? Она и не пользуется именем, а внешность - не её вина, - Мунда говорила спокойно, даже ласково.

- Ну, всё же что-то же надо сделать. Хотя бы узнаю, почему мы с ней ни разу не встретились?

- А ты полагаешь, она ищет встречи с тобой? Не стоит вам с ней встречаться. Ветала вряд ли пылает к тебе сёстринской любовью, скорее, наоборот.

- Почему? Я же ей ничего не сделала!

- Тут дело не в том, что ты сделала, а в том, что тебе сделали. У тебя есть жизнь на поверхности, нормальная работа, тебя почти все считают человеком - и люди на поверхности, скажем, твои знакомые, и мутанты в подземельях. А её? С её вертикальным зрачком и шестью пальцами на руках? И это не все отличия, твой отец забыл упомянуть конические зубы, как у волка, местами покрывающую кожу чешую и еще кое-какие мелочи. А ты - практически нормальна, и всю жизнь жила как нормальный человек. Отсюда и зависть. Помнишь, за что Каин Авеля убил?

- Но... Мы могли бы с ней поговорить, договориться. Она бы поняла…

- Сомневаюсь. Но ты вправе попытаться отыскать её, поговорить. Если сможешь, конечно, - неуверенно забормотал Моррис.

- Подожди, отец... Вот, Ветала - она же не чужой вам человек. Сколько ей сейчас лет?

- Около тридцати, вроде бы… - ответил Моррис, пряча взгляд.

- То есть с семи лет она растёт одна, сиротой? Вы это знали, и знали, что ей приходится несладко. Но - помогали ли вы ей? Если да, то почему ни разу мне об этом не сказали?

- Мы пытались, но характер у неё… Она отказалась принимать любую помощь от нас. Уже тогда она знала, что ты растёшь на поверхности, и когда мы предложили ей переселиться к нам, бросила что-то вроде: «Сама справлюсь, а у вас есть, кого опекать и над кем квохтать!» и ушла. Время от времени появлялась в городе, мы видели, с ней всё было хорошо…

- Отец, не надо казаться глупее, чем ты есть. Ты не Фрай, тебе это явно не идёт.  Как могла девочка семи лет уйти, если вы хотели ей помешать? Нет, здесь явно всё обстояло по-другому. Скорее всего, едва она ушла из города, вы вздохнули с облегчением и выбросили её из памяти, как неудачный опыт.

- Это не так, о ней заботились, и мы это знали…

- Молчи, отец… Молчи, не оскорбляй себя ещё и ложью! Даже если и так - это не значит, что вы могли её бросить!

- Мы её не бросили! - встал Моррис. - Мы приносили всё, что было необходимо, предлагали помощь…

- И что же? Она, наверно, гнала вас? С голоду умирала, но подарков не брала?

- Нет, но она и без нас не голодала. У неё всё было, ей кто-то помогал…

- Да, с неба всё упало, не иначе! Нет, ребята, она всё вынуждена была искать сама! - Лила выдохнула ноздрями кубометр воздуха, как кит, и лишь потом продолжила. - Ты говоришь, что вы меня любите. А если бы у меня были вертикальный зрачок глаза и шесть пальцев на руках, вы бы тоже забыли про меня, едва я пропала с ваших глаз? Если бы мне не удалось бы прижиться наверху? Я бы тоже была бы «неудачным опытом»?

- Лила, не говори так... Мы любим тебя! - с отчаянием в голосе проговорила Мунда.

- Вы любите меня или любите своё участие в моей жизни? Любите те удачу и заслуги, которых я добилась? Кто я для вас - любимая дочь или любимая воспитанница? - Лила опустила лицо на сложенные руки, опираясь локтями на стол. - Кто я для вас? И что бы ждало меня, не окажись я столь удачной с точки зрения сходства с человечеством?

- Не надо, Лила... Не говори так... - Мунда попыталась уйти от ответа.

- Отвечай! - рявкнула девушка, вскочив и вскинувшись в полный рост.

- Не кричи на свою мать, девочка! - встала и Мунда. В этот миг они были как никогда похожи друг на друга - яростные, с пылающими глазами, тяжело дышащие. Моррис попытался встать между ними, но мешал стол, да и стояли они слишком близко друг к другу, каждая - наклонившись через стол.

- Ну, чего вы так вспылили? Мунда, не кричи, Лила просто нервничает. Лила, не кричи на мать, ты же знаешь, что мы тебя любим.

- Да, отец, знаю. Но из-за ваших действий, из-за того, что вы скрывали от меня правду даже о моих родственниках... Зачем? Ветала и так знала обо мне столько, сколько хотела. А я - ничего. Она считала меня вашей марионеткой, вашей куклой, делающей то, что вы сказали. А теперь и я вижу, что она не так уж и неправа... Что в моей жизни было такого, чего я добилась сама, а не была подведена вами за руку? Я чувствую себя слепым щенком, которого носом тыкают туда, куда нужно, руководствуясь якобы любовью. Я верю, что вы меня любите - но у меня уже открылись… глаза, глаз, - она запнулась. - Хватит. И теперь мы с ней станем врагами - из-за этой лжи и из-за моей слепоты. И я понимаю, что у неё есть все поводы для ненависти.

- Но Лила… - Мунда села обратно в кресло, пытаясь успокоить бушующую дочь.

- ...И ещё она может ненавидеть - и наверняка ненавидит - вас. Вы были для неё последними родственниками - и выкинули её, как собаку. И для кого? Для какой-то стервы с поверхности, которая даже не знала с рождения об их существовании. На её месте - я бы давно открутила голову объекту ненависти.

- Лила, но другие мутанты живут здесь и не испытывают…

- Да плевать мне на других! А если бы она не появилась на поверхности - вы бы сказали мне о самом её существовании? Или так и молчали бы?

Родители промолчали, и это было красноречивее любых слов.

- Ясно. Не хотели, чтобы я стыдилась своей родственницы? Так теперь она меня ненавидит. И, кажется, достаточно сильно, чтобы хотеть убить. Но теперь я вижу всё положение дел, сама найду её, и мы с Веталой уж как-нибудь решим этот вопрос. Решим сами. И спасибо вам за вашу «помощь», - Лила прошла мимо родителей, направляясь к выходу. Первый раз она не попрощалась с ними.

Выйдя на улицу, Лила задумчиво прошла без какой-либо цели пару кварталов и села на перила, ограждающие один из водостоков, с относительно чистой водой.

- «Вот встретимся мы с ней, и что я ей скажу? Я не виновата, что всё так получилось? Убив меня или посадив в тюрьму, ты не улучшишь свою жизнь? Или - не лезь, хуже будет! Бред всё. Если она решилась меня грохнуть или подставить - то всё это на неё не подействует. Но всё равно надо её найти, хотя бы для того, чтобы точно определить ситуацию с ней».

- Что, загрустила, подружка? - хриплый и неприятный голос вывел Лилу из глубин размышлений. Подняв взгляд, она увидела перед собой Вайолет. - Или опять в депрессии?

- Нет. Узнала о существовании у меня кузины. Ты что-нибудь знаешь о ней? - Вайолет не слишком нравилась Лиле, её вечный цинизм был ещё хуже, чем у Бендера.

- О Ветале? Конечно. Полагаю, даже больше, чем твои родители, - Вайолет затянулась дрянной дешёвой сигареткой, выпуская дым через жабры.

- Расскажешь мне о ней?

- Что именно? Что она тебя презирает, как белоручку, и ненавидит, потому что у тебя есть всё, о чём мы только мечтаем? - Вайолет фыркнула. - Думаю, это и для тебя не секрет. Судя по твоему состоянию, ты уже поговорила со своими родителями о ней, и не в восторге от результатов разговора, да? Что ещё знаю - так это то, что она оставила тебе письмо, у Двейна. И у твоих родителей. И у меня. Как она сказала мне - все три письма одинаковые, но это только для надёжности.

- А... Когда оставила? - Лила удивлённо взглянула на собеседницу.

- Да в тот день, как ограбление было, после которого ты стала местной звездой, - Вайолет бросила окурок в сторону и стала копаться по карманам.

- А почему мне его не передали родители, да и Двейн? Я разговаривала с ними уже после этого! - ещё больше удивилась Лила.

- Потому что они решают за тебя, что тебе стоит знать, а что - нет. А мне плевать. Я, фактически, вскормила и воспитала её, после того как её родители пропали, а твои задрали нос. Мне эта молоденькая щучка нравится. Она попросила меня отдать письмо - я отдам. А дальше вы уж решите с ней сами. Вот оно.

Лила осторожно взяла конверт, потёртый, перемазанный машинным маслом и, кажется, ещё чем-то. Вайолет, не прощаясь, двинулась дальше по деревянным мосткам, на ходу закуривая новую сигарету. Посмотрев ей вслед и негромко сказав: «спасибо…», Лила вскрыла конверт и углубилась в чтение письма.

«Привет, кузина!

Раз ты читаешь это письмо, когда его тебе передала Вайолет, то твои родители, да и Двейн - высокомерные сволочи. Впрочем, речь не о них, а о нас. Как ты понимаешь, у нас сложилась сложная ситуация, которую нужно разрешить. Приходи ко мне, вот - план, как до меня добраться.

Не буду лгать, что я тебя люблю и уважаю, но проблему надо решать. Думаю, договоримся.

Твоя нелюбимая кузина, Ветала.»

К письму прилагался небольшой рисунок, выполненный обычной шариковой ручкой на листке бумаги. Схема движения по канализации, начиная от спуска в люк возле здания «Планет Экспресс», заканчивая каким-то малопонятным залом.

 

- Лила, ты какая-то напряженная. Что случилось?

- Отстань! Не твоё дело! - вспыхнула Лила, и тут же сама пожалела. К счастью, Фрай не обиделся.

- Если ты хочешь, чтобы я не приставал, я уйду, но, кажется, тебе плохо, а я хочу помочь.

- Да так, мелочи… - попыталась всё же уйти от ответа Лила, но голос предательски дрогнул. Фрай легко понял, что у неё проблемы.

- А всё же? Я же вижу, у тебя, наверно, какие-то проблемы? - Лила глянула на него, как будто видела впервые, но решила всё же ответить.

- Да никаких проблем. Кроме того, что у меня, оказывается, есть двоюродная сестра, которая меня ненавидит. Мои родители считают меня дурочкой, неспособной самой решать проблемы, и это именно после их действий ситуация сложилась именно так. И теперь моя кузина приглашает меня на откровенный разговор, который наверняка закончится дракой. И я не могу не идти, она имеет право видеть меня и говорить со мной. А так - никаких проблем... - она вздохнула. Сарказм, возникший от раздражения на родителей, прошёл так же быстро, как возник. Остались лишь досада и усталость. - Почему всё так сложно, Фрай?

- Не знаю, Лила. Не знаю, - курьер мягко обнял ее за плечи, сев сбоку, и задумчиво уставился на стену. - Но с братьями никогда не бывает легко. Это всегда соперничество, это презрение, если он тебя обогнал, и зависть - если ты его. В общем - сложно всё. Но поговорить вам надо. Однако... Я пойду с тобой. Возьмём по пистолету и пойдем.

- Да ладно! По пистолету... Если потребуется - я сломаю ей шею голыми руками, а «по пистолету» - это уже истерика. Просто сходим поговорить.

 

Лила, осторожно ступая на источенные гнилью доски, медленно шла по дощатому настилу. Если план был верен, то до места встречи оставалось не более одного поворота. Сзади, опасливо поглядывая на мутную, зеленоватую воду, тащился Фрай, сопевший сейчас, как древний паровоз. Лила даже злиться уже устала, понимая, что план скрытого приближения можно считать проваленным, и если Ветала передумала разговаривать или более здраво оценила соотношение сил, то уже сейчас она наблюдает из какого-нибудь укрытия за парой «разведчиков» и беззвучно смеётся.

- Лила, может, всё же пойдём назад? Мне здесь не нравится, на этих досках очень опасно.

- Перестань, Фрай. Не опаснее, чем везде здесь, - до края настила осталась пара шагов, и Лила, обернувшись, приложила палец к губам, призывая Фрая к тишине. Еще два шага вперёд, рывок по бетонному тротуару тысячелетней давности влево на пятьдесят метров - и она окажется в логове «кузины».

Шаг. Шаг. Короткий рывок - и Лила заворачивает за угол, приготовившись к краткому бою в стиле «ураган в доме престарелых». Но - там лишь бедный, даже нищий лагерь одного человека. Спальный мешок, тлеющий костёр, какие-то мелочи. И ни души.

- Фрай, тут никого нет. Она ушла, - и Лила облегченно обернулась.

Рано радовалась. Фрай без движения лежал на бетоне тротуара, неловко раскидав руки.

- Фрай! - девушка кинулась к нему, пытаясь привести его в чувство.

- Не стоит, бесполезно, - голос откуда-то сверху заставил её отпрянуть и завертеть головой, высматривая противницу среди бетонных потолочных ниш. - Снотворное. Чтобы не  мешался под ногами, - и с высоты метра в четыре на бетон вдоль по слегка наклонной стене соскользнула вторая девушка.

Лила обомлела. Перед ней была словно копия её самой. Точнее, злой шарж на неё - злобная улыбка на лице, волосы грязны и сильно потрепаны, местами виден зеленоватый оттенок. Глаз - один, но с нормальным круглым зрачком. Зубы - вполне человеческие.

И сама фигура - более жилистая, даже костлявая, но сразу видно - крепкая и сильная. Да и одежда - такие же сапоги, майка, некогда белая, а теперь грязная, серо-зеленая, штаны, тоже тертые и грязные. Только коммуникатора на руке не было.

Совпадений было слишком много, чтобы быть совпадениями. Лила сделала шаг назад, и замерла.

- Привет, сестренка. Ты что-то побледнела, - произнесла с сильным сарказмом «копия».

- Ты... Ты - Ветала? - немного пришла в себя Лила.

- Ага. Пока. Нравлюсь? - Ветала оскалила все зубы - ровные, белоснежные, не вязавшиеся с её потертым общим видом. - Или опять что-то не так?

- Нравишься... Только мне тебя немного другой описывали, - Лила настороженно следила за каждым движением «копии», но та скорее забавлялась, чем давила на собеседницу.

- Какой же? Наверняка жутким монстром, верно? Этакой образиной, наверняка с клыками и когтями, да? - Ветала улыбнулась.

- Ну... Про пальцы, например, говорили... - Лила пыталась понять замыслы противницы, но та совсем не спешила. Или они всё же не враги с ней?

Ветала улыбнулась ещё шире, и подняла руку, демонстрируя жуткий шрам на ребре ладони, тянувшийся от мизинца до запястья.

- Как? Всего-то - скальпель и местный наркоз. Да побольше решимости. Зойдберг бы справился.

- Вижу, ты обо мне и моих знакомых осведомлена. Ну, а прочее? Там, волосы, зрачок глаза… Чешуя…

Ветала вздохнула, перестав улыбаться.

- Краска и контактная линза. Ну, и пересадка кожи, тут всё было сложно, не везде прошло удачно.

- Больно было? - с сочувствием спросила Лила.

- Да нет, мелочь. Разве это больно… - Ветала опять улыбнулась.

- А зачем этот маскарад?

- Нужен. Видишь ли, в чём дело... Есть в мире такая вещь, как справедливость. И согласно этой справедливости - каждому должно быть дано поровну добра и зла. Вот я и пришла за своей долей добра от мира. Понимаешь, я долго терпела, а потом мне как будто сказали - возьми сама, что захочешь. Каждый получает столько от жизни, сколько сам захочет и попросит у судьбы. И это - её высшая справедливость. Каждый получает столько, сколько захочет и сможет взять.

- Прости, не понимаю. Как это всё связано с моей внешностью? Если тебе так не хватает одежды - сказала бы, я бы помогла…

- Мне не нужны подачки! - рявкнула Ветала, впервые за время разговора сбросив маску благодушия и дружелюбия. - Что ты понимаешь? Что ты знаешь о лишениях? У тебя с детства была мягкая кровать, а не бетонные холодные плиты. Всегда была еда, пусть и не лучшая в мире, но всё же лучше паршивых крыс, которых приходится ловить самой! Тебя дразнили в детстве? Тебе трудно найти подходящего парня? Ах ты, холёная тварь! Тебя никогда не топтали ногами, как мусор, твою нежную кожу не хлестали световым бичом, оставляя шрамы на всю жизнь, твой дом не заливали хлором в целях «дезинфекции»! Ты спрашивала, было ли больно, отвечу - да, было! И мне тоже хочется жить так - без светового кнута, без боли и страха, без хлора в катакомбах, с парнем, у которого хотя бы две руки, две ноги и мозги в голове. Плевать на чей-то там характер, на то, что кто-то глуп и жаден, и что меня дразнят! Я просто хочу жить, довольствуясь хотя бы малым, тем, чего ты считаешь для себя недостаточным!

- Да, иногда жить красиво хочется так сильно, что о средствах не думают совершенно.

- Плевать мне на то, что думаешь! И на то, что ты хочешь мне дать! Я сама возьму всё, чего достойна! Я хочу дышать свежим воздухом и увидеть рассвет над рекой! Хочу встретить Торжество под лёгким снегопадом, хочу прокатиться по ледяным полям Гипериона и провести отпуск на пляжах Аманура!

Почему я не имею на это права, а? Оттого, что я родилась с шестью пальцами? Или потому, что у меня вертикальный зрачок глаза? Я устала просить от жизни милости, устала… Я ходила и молила и небо, и людей, чтобы мне хотя бы не мешали жить! Как в песне - «Я выглядела так, будто изнутри горела. Я просила - оглянитесь, я просила!» Но теперь я сама возьму всё, что заслужила!

- Ну, бери. Я-то тут причём?

- А ты не поняла? Я стану тобой, милая. Теперь я - Туранга Лила, пилот и капитан корабля «Планет Экспресс» в одноименной курьерской компании. Это я живу в съемной квартире и кормлю Нибблера, это я предотвратила уничтожение человечества омикронцами и способствовала прекращению временного парадокса. Это я - Клаберелла и мне посвящали оперу. Понимаешь?

- Пока - нет. Может, объяснишь, как это?

- Да очень просто. Ты останешься здесь, а я выйду наверх. Это я стану тобой. А ты, если хочешь - мной. Как сама захочешь, - Ветала пожала плечами.

- А если я не соглашусь? - Лила фыркнула, поняв, что кузина просто рехнулась, видимо, от одиночества.

- Тогда ты не будешь мной. Ты вообще не будешь. Совсем. Понимаешь?

В голосе её, вроде бы мягком, даже ласковом, Лиле показалась такая угроза, что она отшатнулась.

- Ты мне угрожаешь? - Лила машинально встала из вольной в боевую стойку.

- Ничуть. Скорее, информирую. Отсюда выйдет только одна из нас. Ты или я. Вторая останется здесь. Может, добровольно, если это будешь ты, а может - не добровольно. Тут уж - кому повезёт.

- Интересно, а как ты заставишь всех остальных поверить, что ты и есть я? - Лила всё никак не могла поверить, что кузина настроена серьёзно. - Предъявишь паспорт?

- Нет. Вот для этого и нужен «маскарад». Я никому ничего не буду доказывать. Просто буду вести себя как обычно, а вскоре - сменю работу и круг знакомых. Лучше всего - в тот же день. Ни у кого подозрений не будет - психологическая травма, полученная при ложном обвинении, хроническая усталость... Да и кому нужно копать, выясняя, та ли это Лила? Фраю? Да он с трудом свою расчёску от расчёски Нибблера отличает. Бендеру? С его сколькими-то-там-сотнями тысяч копий? Эми? Не той глубины интеллект, чтобы хоть заподозрить нечто подобное. Гермесу? Ему и вовсе безразлично - была бы отметка «Лила Туранга, 1 шт.». Профессору? Он и не вспомнит про тебя, если ты совсем пропадешь. Так кому ты нужна? Родителям? Я уеду отсюда, а они останутся здесь. Хочешь - оставайся с ними, я не против.

- Но... Всё же я не отдам тебе свою жизнь.

- А что держат тебя в той жизни? Скажи мне, будь добра?

- Что значит «что держит»?

- Именно так. Для чего ты живешь вообще? Что наверху есть такого, чему или кому ты нужна? Оставим мелочи вроде Нибблера и работы в «Планет Экспресс». В случае если ты уйдешь - будет ли кому-то хуже?

- Конечно… - но Лила осеклась.

- Ага, сама заметила. Ты там никому не нужна. Все, с кем пересекался твой путь, боятся и стесняются тебя.

- Ложь!

- Нет, не ложь... Сама подумай - ты терпеть не можешь всех своих коллег, всех - по своим надуманным причинам. Ты не умеешь прощать и мириться с чужими мелкими недостатками. Твоя бы воля - ты бы скроила всех людей по одному лекалу. Ты недолюбливаешь Эми за её остроумие и сарказм, Бендера - за лень, даже Фрая - за все мелочи, которым нет числа. А ты среди них, несомненно, ангел, и никогда не ошибаешься?

- Я стараюсь стать лучше…

- Плохо получается. Но не волнуйся. У меня выйдет лучше. Я сдружусь с коллегами, схожу в пару салонов с Эми, на попойку с Бендером и на свидание с Фраем, как он давно просил. Просто чтоб доказать тебе и всем - ты сама недостойна своей жизни, потому что не пользуешься ей. Я буду использовать свою жизнь полностью, так, как это только возможно.

- Я тебе этого не позволю… - но голос Лилы уже не был столь твёрд, как в начале. - Я сама исправлю ошибки, сделаю то, чего не сделала, скажу то, чего  раньше не сказала, хотя и должна была. Я всё сделаю по-другому.

- Ты сделала свой выбор. Уверена, что правильно? Может, отступишь живой в Клоаку, проживешь жизнь с родителями?

- Нет. Слишком многое держит меня на поверхности. Благодаря тебе, я это уже поняла.

Несколько секунд обе молчали, внимательно глядя друг на друга. Одна - чистая, опрятно одетая, глядящая на соперницу с болью, и вторая - чуть более тонкая, жилистая, с несколькими шрамами, держащая одну руку за спиной.

- Уходи, Ветала, - прервала молчание Лила.

- Нет. Это твой выбор. Очередь за мной, - и Ветала мягко шагнула вперёд, гибко вытягивая руку с кинжалом из-за спины.

- Уйди, Ветала. Ты знаешь мой уровень подготовки, но если уж ты взялась за нож, я не смогу гарантировать…

- Я знаю. Но я тоже по-иному не могу. Мы такие, какие есть. Ты, -  она сделала плавный шаг вперёд, обходя всё так же лежащего без сознания Фрая. - И я. А вот дальше останется только одна. И, чтобы это не было для тебя неожиданностью, в Клоаке тоже есть своя школа рукопашного боя. И я училась ему долго и старательно.

Ещё шаг навстречу.

Глядя на блестящее, узкое лезвие в тонкой, жилистой руке Веталы, и то, как она плавно и уверенно поводит им в воздухе, Лила подумала, что Фрай был прав, предлагая взять с собой пистолет.

Ещё шаг. И, резким прыжком, Ветала взмыла в воздух. Лила прыгнула под неё, успела перекатиться и нанесла удар ребром ладони в шею сзади падающей на бетон противнице. Но и впрямь Ветала готовилась к этому поединку - удар Лилы попал в блок, а рука словно увязла в захвате.

Рывком Ветала занесла нож над головой Лилы - но Туранга успела поймать её руку. Потеряв равновесие, обе девушки в одном клубке свалились с тротуара в мутную воду Старого Нью-Йорка…

 

28/06/2009



К списку всех фанфиков


Наверх
Все эпизоды онлайн Скачать все эпизоды Комиксы Субтитры Русские аудио дорожки Музыка из серий Удалённые сцены Видеобонусы с DVD Видеоигра Футурама Оригинальные обои Темы для рабочего стола Музыка (MIDI) Скринсэйверы Серии в скриншотах HD скриншоты Настенные календари Скины для WinAmp`a Песни Кэти Сигал
Генолаборатория Угадай цитату Leela`s Birthclock Для мобильника Кроссворды Шуточный фан-тест Серьёзный фан-тест
Неприятности, как они есть
Кое-что о сферонском синдроме
Brannigan the Best
И ГРУСТНО, И ГНУСНО
Там, где рождается дождь
Pawell
Американский Папаша Онлайн - весь сериал American Dad!Запчасти для автомобилейFuturama-MadhouseMass Effect - вселенная игр серииFuturama-FranceРекламное агентство РеверонThe Futurama PointWork More - Работай Больше!Независимый Форум о Симпсонах и ФутурамеИНФОСФЕРАFuturamer.ruCan't Get Enought FuturamaFuturama-Area.DEСимпсоны в РоссииThe Infosphere: A Futurama Wiki




Яндекс.Метрика
службы мониторинга серверов Firefox Download Button количество читателей онлайн и всего

Разработка и поддержка: Pawell

Ключевые слова: футурама, futurama, Фрай, Лила, Бендер, Зойдберг, комиксы, музыка, обои, футурама онлайн, futurama, Fry, Leela, Bender, Zoidberg, смотреть футураму, туранга лила, филипп фрай, бендер родригез, мэтт гроунинг, futurama DVD, matt groening, david cohen, XX fox

Страница сгенерирована за 0.319015 секунд