Хорошие новости! Авторизация Регистрация Наш Форум Герои Футурамы Рейтинг персонажей Содержание серий Актёры в Футураме Интервью Фильм-о-рама Языки инопланетян Мультики на экранах Как их рисовать
ФанАрт СканАрт Фанфики ФанМузыка ФанВидео ФанКомиксы Поделки Фанов Сценарии серий ФанВидео старое ASCII картинки Соревнования Обои для рабочего стола Флэш-анимация Игры для ПК Статьи
Баги в Футураме Разные видеоролики Сценарии эпизодов Время до Футурамы Иконки для WinXP DVD менюшки Шрифты Для игр Кэти Сэгал | Лила Лила и спорт DVD с Футурамой Почтовые марки Разные картинки Другие дизайны English Navigation Bar Архив новостей Сайты о Футураме О нашем сайте
Parts78.com - автозапчасти на заказ по низким ценам в Санкт-Петербурге (812) 970-02-28

Бендер А ну, конечно, если все вокруг сгибается, то виноват робот, созданный для сгибания (145)

Знаешь всю Футураму наизусть? Проверь свои знания! Игра "Угадай цитату"!

Фанфики

Привычный риск


Автор: Inf_guard
Опубликовано: 27.05.2010


Пролог: Ночная смена.

Кружащийся за окном снег красиво сверкал в луче карманного фонарика. Шел третий час ночи и 42й этаж штаб-квартиры корпорации Лиандри был почти целиком погружен во тьму. Лишь тусклые лампы на перекрестках, да фонари охранников разгоняли мрак в пустынных коридорах и офисах. Один из бродящих по этажу караульных отвернулся от окна и продолжил свое патрулирование. Бушующая за окном метель была красива, но ему слишком хотелось добраться до поста и хоть немного вздремнуть. Однако эту идею пришлось отложить, когда с шипением ожила рация на поясе:

- Четвертый, проверьте машинный зал номер два. Похоже, эти обалдуи снова забыли выключить терминал.

- Вас понял. Как же заколебали эти сисадмины!

- Помощь нужна?

- Да к чему? Сам отлично справлюсь.

Очевидно, что он, как и большинство его коллег, в жизни не смотрел ни единого фильма ужасов. Иначе бы знал, что не бывает существа, беззащитней одинокого патрульного. Слегка приоткрыв архаичную, неавтоматическую дверь, охранник с удивлением обнаружил не только включенный компьютер, но и освещаемого его монитором человека, быстро работавшего на клавиатуре. Неизвестный был едва различим, он казался просто тенью, чуть более плотной, чем остальные. До того как патрульный смог принять какое-нибудь решение, у него вновь громко зашипела рация, выдавая своего владельца. Нарушитель отреагировал мгновенно, резко оборачиваясь и прыгая к источнику звука. Прежде чем охранник успел отшатнуться, удар створкой двери отбросил его к стене. Он успел разглядеть серый силуэт в луче отлетевшего фонарика, и нажать на кнопку тревоги раньше, чем удар по голове оставил его без сознания.

Трое безопасников вместе с начальником смены уже через полминуты добрались до второго зала, но никого, кроме лежащего без сознания коллеги не обнаружили. Сирена так и не включалась, как и освещение, похоже, кто-то поработал с системами безопасности. Старший глянул на схему уровня в наладоннике, уже три группы подтянулись к месту инцидента.

- Пятый, как у вас?

- Будем ждать его здесь в темноте, не выдавая себя. У нас есть преимущество, мы знаем этаж как свои пя… - самоуверенное заявление было прервано звуком удара, потом еще нескольких.

- Третий, включайте свет, темнота ему точно не помеха!

В дальнем конце коридора ярко вспыхнули три световые дубинки, выхватывая из мрака еще один отряд. И метнувшегося к нему из тьмы человека. В неверном свете было видно, как нарушитель легко перелетел через охранников, тут же небрежным движением отшвырнув одного из них в сторону и подхватив его оружие. Дубинка смазалась в одну плоскость из белого света, почти неразличимо для глаза описав несколько сложных петель, восьмерок и вращений. Через пару секунд двое патрульных валялись без сознания, а злоумышленник побежал дальше, отбросив в сторону ставшее бесполезным оружие.

- Он в коридоре 4-а, блокируйте лифт, не дайте ему уйти с этажа. Разрешаю применение станеров, шестой, ваша группа ближе всех.

- Так точно. Шеф, мы ее видим. Ребята, огонь!

- Её?

- Это точно женщина. Сейчас она несется к офису 2-д. А, проклятье, я не могу в нее попасть! По-моему, это киборг или робот.

- Разберемся, когда поймаем. Второй, приготовьте встречу. Группа шесть, обходите, а мы блокируем ее с нашей стороны.

Два отряда ворвались в офис как раз в тот момент, когда нарушительница рухнула за массивный стол, укрываясь от стрельбы засадной группы. Огонь был невероятно плотным, очереди бледно-синих лучей из десяти парализаторов великолепно освещали весь зал. Шелестящий свист разносился на пол этажа. Только сейчас начальник охраны смог как следует разглядеть ту, за кем они охотились. Действительно женщина, дымчато-серый комбинезон больше подчеркивал, чем скрывал отличную фигуру. Волосы прятались под капюшоном, верхнюю половину лица закрывал какой-то сложный визир, наверное, потому ее и приняли за киборга.

- Замри! А теперь медленно подними руки и вставай. Игра окончена, девочка, ты арестована за попытку взлома. Ну и кто же тебя нанял?

Старшего очень беспокоило, что он не мог прочесть злости или страха на ее лице. Она была взволнована, но это походило больше на радость, словно она получала удовольствие от происходящего. А потом она улыбнулась.

Нарушительница резко взмыла почти под самый потолок и, перевернувшись, изящно приземлилась на ноги. А потом она направилась к выходу, будто не замечая возобновившейся пальбы. Точнее, она демонстрировала кувырки, перекаты, и вращения, словно на выступлении по гимнастике, как если бы вокруг нее и не проносились цели трассы парализующих разрядов. Выйдя из простреливаемой области, она не прекращая движения слегка поклонилась, точно благодаря противников за оказанную честь.  Бойцы из группы окружения лишь проводили ее ошарашенными взглядами, даже и не собираясь применять оружие, когда женщина спокойно прошла между ними.

- Идиоты! Шестой, почему вы ее пропустили?! Вам служба надоела?

- А смысл? – Был дан философский ответ. – Мы бы ее не остановили. Да и потом, с той стороны кроме длинного коридора и углового кабинета ничего больше и нет, а вторую дверь мы в нем заперли.

- Она сама отправилась в ловушку? Ох, что-то мне не верится. Быстро, все туда.

Когда толпа преследователей вломилась в комнату, преступница была уже в нескольких метрах от приоткрытого окна. В одном из пируэтов капюшон упал на плечи, так что теперь были видны пышные темные волосы, стянутые в хвост.

- Стоять!

Будто это относится вовсе ни к ней, нарушительница подхватила из кучи наметенного под открытой рамой снега тонкий полупрозрачный трос и шагнула с подоконника, на прощание, махнув рукой охране.

- Да она же просто с нами играет!

Начальник смены подбежал к окну первым, глянул вниз. Она была всего в нескольких метрах, голова вскинута вверх, волосы развевались, в пляшущих лучах фонарей пряди казались фиолетовыми. Женщина левой рукой отправила своим неудачливым преследователям воздушный поцелуй, потом одним движением набросила капюшон … и растаяла в воздухе. Еще секунду был виден туманный призрак, а через пару мгновений и он исчез среди мельтешащих хлопьев снега.

- Невероятно. Термо-оптический камуфляж. – Растерянно протянул старший. О том чтобы попытаться схватить ее внизу, он не стал и думать.

«Привычный риск»

Опять без правил играю,

И на себя принимаю

Огонь,

И это всё, что знаю.

Я не ищу себе иную роль.

Мечту свою,

И всё, что есть за нею,

На карту мира смело отдаю

Глава 1.

По пустынной улице я неспешно приближался к своему дому. Не то чтобы идти было трудно – боты-дворники уже успели смести выпавший за ночь снег с проезжей части и тротуаров. И нельзя сказать, что домой я не торопился - последние два года каждое возвращение с работы – как праздник, ведь теперь мне есть к кому спешить. Я просто устал. Рейс, занявший больше суток, тяжелая посадка через метель, а потом еще несколько часов – бесконечные отчеты и накладные. Работа с последними выматывала сильнее всего, я не представляю, как Лила с ними так легко справлялась.

Веселая ситуация, если подумать. В семье, где оба супруга пилоты далеко не самого низкого класса, нет собственной машины. Конечно, если вздумается, мне или ей ничего не стоит взять служебный корабль, наплевав на возражения начальства (куда они без нас-то?), а путь от дома к офису занимает не больше двадцати минут. Но после такой смены чувствую себя так, словно я уже прошел через пол Нового Нью-Йорка. Хорошо уже, что ветер и снегопад улеглись к утру, да и тучи над городом начали расходиться, так что серый сумрак уступит скоро место бледному зимнему рассвету.

Я подошел к парадному входу, коснулся замка. Дверь беззвучно скользнула в сторону, и когда я вошел, также неслышно закрылась за моей спиной. Когда-то именно я настоял на том, что свой дом намного лучше квартиры, и переубедить жену удалось с большим трудом, порой она может быть такой упертой. Не было слышно ни звука, похоже, все ещё спят. Я разулся, снял пальто и уже привычным движением не глядя повесил в гардероб. А ведь год назад она меня едва уломала надеть его взамен давно ставшей привычной куртки.

Я решил сообразить что-нибудь на завтрак, но сначала захотелось удостовериться, все ли в порядке. Стягивая пиджак, я направился к лестнице на второй этаж. Не одна из ступеней даже не скрипнула, надеюсь, и лет через пятнадцать все останется также, чтобы не просыпаться от шума. Хм, с каких пор я начал строить планы дольше, чем на два часа вперед? По-прежнему стараясь двигаться бесшумно, я прошел к детской, осторожно потянул на себя приоткрытую дверь. Тут все было прекрасно. Я постоял в дверях, с улыбкой глядя на спящего сына. В такой момент, любой малыш кажется просто ангелом, но я догадываюсь, сколько усилий потратила Лила прошлым вечером, чтобы уложить его спать. Я не стал подходить ближе, опасаясь разбудить Янси звуком шагов, снова прикрыл дверь и развернулся к нашей спальне. До сих пор не верю тому, что она полтора года назад так легко согласилась, когда я решил выбрать имя будущему ребенку. Но зато он на нее похож не меньше, чем на меня… Забавно, что куда больше споров было со вторым именем. В итоге сошлись на варианте Янси Моррис Фрай, хотя Бендер меня чуть не прибил, когда узнал, что у нас родился сын, а я не назвал его в честь лучшего друга ни в качестве первого, ни даже второго имени. Но он отошел, когда узнал что будет крестным отцом ребенка, а значит лучше, чтобы имя не совпадало.

И здесь тоже все замечательно. Лила спала, завернувшись в одеяло, волосы разметались по подушке. Темно-фиолетовый – очень красивый цвет, я рад, что именно он достался сыну, а не мой, рыжий, ведь так куда лучше. Быстро переодевшись в домашнее, я присмотрелся к ней. Похоже, сон был не таким уж мирным - Лила хмурилась, на лице застыло жесткое выражение. Захотелось обнять ее, побыть рядом, дать почувствовать, что я здесь. Но она непременно проснется, а я не желал ее тревожить, она выглядела такой уставшей. Похоже, Ян ее вчера совсем вымотал. Я уже собрался выйти и отправится вниз, но направление само по себе изменилось, когда рядом с дверью под ноги подвернулась эта трехглазая зверюга…

Ковер в спальне был достаточно пушистым и мягким, чтобы падать оказалось не больно (неоднократно проверено), однако от неожиданности я все же прошелся не самыми теплыми словами по семейному древу Нибблера, пусть и негромко.

- Дорогой, это ты? – услышал я сонный голос. Лила еще окончательно не пробудившись, смотрела на мои попытки встать и схватить инопланетную тварь одновременно. Я заметил, как ожесточенное выражение на ее лице тает, уступая место радости. Она успела соскучиться по мне.

- А кого ты еще ожидала увидеть в восемь утра в собственной спальне, фиалка? – Ответил я вопросом на вопрос. Я знаю, что она любит, когда я её так называю; Лила до сих стесняется единственного глаза, однако собственный цвет волос ей всегда нравился. Оставив Нибблера в покое, я все-таки сумел подняться. Мне было немного стыдно перед женой. – Прости, я тебя будить не хотел. Но кто ж знал, что он тут разлегся?

- А, все нормально. Просто кино вчера интересное было, вот и, эм-м-м-м, - она зевнула, - засиделась допоздна. Ничего, я уже сейчас встану. – Мне стало еще неудобней. Она не хочет упрекать меня в том, что вчера одна справлялась с сыном, пока я был на службе.

- Нет, нет, не волнуйся. Спи. Мне правда жаль, что так получилось. – Я неловко попытался извиниться. – Так что я сейчас пойду готовить завтрак, а ты досыпай.

- Только появился и опять смываешься, рыжий? – Грозно спросила она, садясь на кровати. – Жена тут мерзнет в одиночестве, а он и показываться не желает. Я по тебе скучаю, между прочим. В отличие от тебя! – добавила Лила обиженным тоном.

- Не правда! Я без тебя места себе не нахожу. Честное слово!

- Слов недостаточно. Я требую доказательств! – Тоном прокурора в суде провозгласила она.

- Ваша честь, я готов подтвердить свою полную невиновность. – Решил подыграть я ей. Да, похоже, завтрак откладывается…

- И каки-им же образом? – Как мне нравится такой голос. И такой ее взгляд!

- Ну, есть пара мыслей…

Некоторое время спустя до кухни мы все-таки добрались. Я рылся в холодильнике, пытаясь найти что-нибудь, из чего можно особо себя не утруждая сварганить завтрак, Лила сидела за обеденным столом (у нас не настолько роскошный дом, так что кухня совмещена со столовой), и прихлебывая кофе смотрела телевизор. Как раз шли «Новости в девять», по каналу корень из двух:

- …шлой ночью в штаб энергетической корпорации Лиандри. Сегодня тринадцатое декабря, и это уже не первое проникновение в этом месяце, но вчера дерзость преступника вышла за любые мыслимые рамки. Целый взвод охраны…

Так что у нас есть: филе шипокрыла, грейпфрутовый бекон и плоды хищной венерианской груши (помнится, одна такая чуть мною не закусила). Все это не сочетается в принципе, ну да где наша не пропадала. Разбираясь с продуктами, я время от времени поглядывал на жену. Мысли невольно возвращались к недавнему «оправданию». В последние месяца три редко какое утро не начиналось подобным образом, она вела себя так, будто медовый месяц закончился только вчера. Нельзя сказать, что я был этим недоволен, совершенно наоборот, но все-таки это было немного странно, такое «второе дыхание» после куда более спокойно проведенного года. Для себя я решил, что Лила наконец-то освоилась с ролью матери и домохозяйки, у нее стали оставаться время и силы и на себя; ну и на меня тоже.

- …хотим предоставить слово руководителю следственной группы по этому направлению. – Продолжал ведущий, я тоже решил посмотреть, в чем там дело. – Госпожа майор, расскажите, что удалось выяснить.

- Пока нам неизвестно имя преступника. – Теперь камера показывала женщину лет тридцати пяти в форме офицера полиции. Азиатка, короткие иссиня-черные волосы, синие глаза, приятные черты лица. Внизу экрана возникла строка: «Майор М. Кусанаги, NNYPD». - Однако я уверена, что вскоре мы будем точно знать…

Я не вслушивался в то, что офицер говорит, просто рассматривал ее. Да что в ней такого? Потом я вдруг понял, майор очень напоминала Лилу, причем даже не нынешнюю, а ту, какой она была в самом начале нашего знакомства. Сильная, уверенная в себе, ответственная, амбициозная, умеющая отдавать приказы, надежная. И одновременно – одинокая, недоступная, не подпускающая никого к себе достаточно близко, не умеющая доверять, способная приказывать, но не просить. Я не удивился, обнаружив, что кольца у неё на пальце нет. Мне только стало любопытно, а есть ли рядом с ней такой же безалаберный оболтус, которого она не замечает, и который надеется, что он сможет сделать её более человечной и открытой? Не будь я женат, обязательно заинтересовался бы этим вопросом. И если такового нет, занял бы это место…

- Филипп! – донеслось до моего слуха. По имени Лила меня зовет в двух случаях: при посторонних и если я что-нибудь натворил. Здесь никого нет, значит, сейчас мне мало не покажется.

- Да, дорогая. – Как можно более смиренно произнес я, оборачиваясь. Вины за собой никакой не ощущал, так что мне даже стало интересно.

- И на что ты пристально так пялишься? Вернее – на кого? – Жена смотрела на меня хмуро, в голосе слышалась угроза пусть и легкая, но зато теперь – настоящая, а не шуточная.

- Смотрю новости, любимая. Быть в курсе событий полезно, ты сама так говоришь. Вот я и пытаюсь по мере сил… – В свое время я даже не подозревал, какой она может быть ревнивой. Это, конечно, льстило самолюбию, но порой очень напрягало.

- Только из уважения к твоим недавним стараниям, даю вторую попытку. Так почему ты на нее уставился?

- Хочу понять, что для меня важнее – процесс или результат. - Произнес я быстро. Уж если говорить правду, то нужно чтобы она не успела помешать мне высказать все, что нужно. – Она кажется очень на тебя похожей, не внешне, но по характеру. Мне интересно понять, было ли для меня главным оказаться рядом с тобой, либо же мне важней был процесс достижения этой цели, и я бы мог начать по новой, например с ней. И я убежден, результат куда ценнее, и больше мне никто не понадобится. Но мне ее жалко, и я надеюсь, что рядом с ней есть парень вроде меня, на которого она обратит внимание однажды… - Ух, я смог все это сказать.

- Вот как… Что ж, искренность заслуживает похвалы. Но ты все-таки задумался о том, чтобы завести роман с кем-то еще… - она успокаивалась, но еще не до конца.

- Это теория! Мысленный эксперимент… Может, она на тебя и похожа, но она – не ты. А для меня никого кроме тебя нет. И тут я готов клясться чем угодно…

- Пожалуй, стоит поверить. Но все равно… - Тут, к немалому облегчению, меня выручил сын. Со второго этажа донесся негромкий плач.

Мгновение назад Лила спокойно сидела на табуретке, держа чашку с кофе в руках и сверля меня инквизиторским взглядом. А в следующую секунду она легко перемахнула стол, перевернувшись в воздухе, и вторым прыжком уже исчезла из столовой. Казалось, в воздухе остался висеть сиреневый след, там, где пронеслись ее волосы. В центре стола слегка покачивалась чашка, Лила аккуратно поставила ее в верхней точке прыжка. Я помотал головой, закрыл распахнувшийся от удивления рот и вернулся к готовке. Наверное, я никогда к подобным выходкам не привыкну.

Я, конечно, не специалист, но когда подобные трюки исполняются походя, между делом, это говорит об очень высоком классе. Некогда было обходить стол – так его легче перепрыгнуть. Лила явно сейчас даже в лучшей форме, чем была до беременности. Помнится, я пробовал возражать, когда она уже спустя четыре месяца после родов начала каждую свободную минуту тратить на восстановление своих физических кондиций до прежнего уровня. И так уставая и не высыпаясь, она просто добивала себя тренировками, сразу задав себе полную нагрузку. Получив пару раз отпор, я смирился с этим, разобравшись в ее мотивах. Лила ненавидит быть слабой. А еще больше, она ненавидит слабой казаться. В кругу друзей она может немного расслабиться, но только наедине со мной она демонстрирует, что бывает сильной не всегда, что она тоже нормальный человек, а не, как сказал Бендер, кусок титана. Но даже в отношении меня есть свой предел. Я помню лето 3005го, последние месяцы беременности. Ей была приятна моя забота, но просто выводила из себя собственная беспомощность и то, что ее видят такой остальные, а главное – я тоже вижу ее в этом состоянии. Наверное, потому и в тот день, первого августа, она не согласилась, чтобы я присутствовал в палате при родах, хоть сейчас это и распространенная практика. Так что мне тогда приходилось лишь ждать, едва ли не бегая по потолку от волнения, страха и переживаний за нее.

Тряхнув головой, я вернулся к реальности. Как выяснилось, очень вовремя, еще три взмаха ножом по груше, и несколько пальцев пришлось бы пришивать обратно, а это больно. Жена еще не вернулась, и я ради интереса посмотрел, что там сейчас в новостях. Все еще рассказывали об этом взломе, но теперь майора перед камерой сменил какой-то надменный шатен в дорогом костюме, отчего-то казавшийся смутно знакомым. Бегущая строка представила его как Чарльза Эррогейта, но никаких ассоциаций с этим именем не возникало. А голос его я определенно где-то слышал раньше:

- Это дело будет находиться под моим личным контролем. Преступники зашли слишком далеко, и я разберусь с ними. Я обязан оправдать доверие руководства, как я поступал всегда…

Я выключил телевизор, не люблю подобных типов. Тут как раз и Лила вернулась. Янси она несла на руках, сын играл с ее «конским хвостом». Глядя на него, я в очередной раз подумал, какая непредсказуемая вещь - генетика. Еще в апреле 3005го во время поиска суперструн для своей супергитары, Фарнсуорт с удивлением обнаружил в дебрях собственной лаборатории собственного же изобретения «генетический проектировщик». Это прибор для расчета внешности потомства от двух любых гуманоидов, вне зависимости от биологического вида, генотипа и всего остального. И он неплохо работает, однако мой и Лилы геном оказался круче сумеречного гения профессора – на нас прибор завис напрочь. Так что к июлю ставки на внешность будущего ребенка в компании принимались уже в размере нескольких тысяч долларов. Точного ответа так никто и не дал, однако ближе всех, как ни удивительно, оказался Бендер, ошибившись лишь с количеством глаз. Их у Янси все-таки два, Лила была очень этому рада, я меня устроил бы любой вариант. Но зато цвет глаз в мать – прозрачно-аметистовый, а не зеленый. Также от нее был и немножко длинноватый нос. В остальном же – Ян очень похож на меня.

- Папа! – это он выговаривать уже научился, как и имя Лилы. И даже Эми. Однако мои, что имя, что фамилию, чувствую, сын освоит не скоро.

- Привет, дорогой.

Смотря на них и не в силах сдержать улыбку, я поставил ее и свою тарелки на стол. Готовить для сына жена мне не доверяет. Однако сесть я не успел, очевидно вспомнив что-то, Лила сказала:

- Я, кажется, забыла браслет в спальне. Фрай принеси, пожалуйста, мне нужно позвонить.

- Сейчас.

Я поднялся на второй этаж, зашел в спальню, взял с ночного столика её компьютер. Стоило взять его, как прибор выдал короткую трель, на экране замигала иконка входящего звонка. Машинально я нажал на прием, вдруг что-то срочное, хотя номер не был знаком ни мне, ни коммуникатору.

- Записывай номер. – Быстро произнес бесполый механический голос. Похоже, какая-то автоматическая служба, но я все равно взял ручку и раскрыл лежащий здесь же блокнот. – Четыре, два, два, три… - Продиктовав все цифры, собеседник перешел на какие-то рубленные короткие фразы. – В течение недели. Отличный вариант. Интересней чем обычно. Четырнадцатого – как всегда.

- А…? – Хотел я переспросить, но абонент уже отключился. Больше всего похоже на очередную глупую рекламу. К этим фразам добавить лишь «если вы свяжитесь прямо сейчас» и будет идеально. Ради интереса я попытался найти информацию об абоненте, но оказалось, что этот звонок не остался в памяти. Точно – какой-то спам. Я отправился вниз, думая как провести сегодняшний день. Лила, вроде, хотела куда-то пойти, нужно уточнить у нее…

Глава 2.

Орбитальный грузовой терминал был довольно оживленным местом. Подходя к нему, приходилось лавировать между громоздкими танкерами и пропускать корабли, еще более мелкие, чем наша посудина. Лишь когда звездолет встал на опоры в шлюзовой камере я смог отпустить штурвал и расслабленно откинутся в кресле. Пока закроется массивный двойной люк и в шлюз закачают воздух можно несколько минут посмотреть на уменьшающийся между створками участок неба, с яркими не по земному, звездами.

- Тихо плыли звездной пыли небесные прожектора…

- Опять стихи для своей одноглазой сочиняешь, кусок мяса? – Устроившийся в соседнем кресле с бутылкой пива Бендер сбил весь романтический настрой. – Я до сих пор удивляюсь, что она в твоей опере тогда нашла? Поэт из тебя неважный.

- Даже не буду спорить. И играю я тоже так себе, если сам. Зато ей нравится искренность.

- В каком смысле?

- А неважно. Не обращай внимания.

- Скучно без неё… – Неожиданно выдал Бендер. - И почему ты так не хочешь, чтобы она вернулась на работу? Понравилось командовать, приятель?

- Нет, дело вовсе не в этом… - не стал я объяснять, думая о своем.

Звонок Гермеса, сообщившего о срочной доставке, раздался чуть позже десяти утра. Видимо он решил, что одного вчерашнего дня на отдых хватит, и пора бы пахать дальше. Так что собирался я в спешке, хорошо позавтракать хоть успел до этого. Я хихикнул, вспомнив как Лила пыталась меня подловить уже при уходе…

- Так куда вы сегодня?

- Чапек 9. Нужно туда доставить какой-то большой груз.

- Планета роботов? Будь поаккуратней, помнишь, как в прошлый раз мы едва не погибли?

- Да там сейчас все нормально, нашими стараниями. Мирная планета. Это не Каннибалон и не Саракш. Хотя не пойму, что вам на нем не понравилось?

- И все равно, будь осторожней.

- Разумеется. Я всегда осторожен.

Я подхватил пальто, коротко глянул на себя в зеркало – все вроде в порядке, песочного цвета костюм сидит как надо, правда рубашка вместо привычной водолазки, но сойдет. Пальто тоже нормально, хоть я черный цвет и не люблю.

- Дорогой, ты ничего не забыл? – Это в прихожей опять возникла Лила. С галстуком в руках. Уже второй месяц пытается заставить меня надевать его на службу. Когда уговоры не помогли, в ход пошли уловки.

- Да, определенно я что-то забыл. – Я кивнул, потянул к ней руку.

- Вот… - Победно улыбнувшись, она подала мне эту удавку.

- О, точно… - на полпути я щелкнул пальцами, будто что-то вспомнив. – Я тебя люблю, милая. – Я быстро шагнул к ней, поцеловал в щеку. – Пока. Жди, к ужину вернусь. – Я быстро выскочил за дверь, словно на самом деле очень опаздывал. Ха-ха, двенадцать два в мою пользу. Самое забавное, что навязывая мне «взрослый» стиль одежды, сама она по-прежнему одевается в подростковой манере «уличного боевика»: майка, черные джинсы, армейские ботинки. Похоже, действительно куда проще изменить других, чем себя…

- Выравнивание давления завершено. Вы можете сойти с корабля. Добро пожаловать на орбитальный терминал Имени Второй Клисанской войны. Сегодня 14 декабря 3006 года, температура за бортом минус 270 по Цельсию. – Голос диспетчера прервал мои мысли. Пора идти, нужно забрать груз.

Мы с Бендером отправились к третьей площадке, где нас должны были ждать. Терминал представлял собой полукилометровый диск, накрытый куполом и со шлюзами  разного калибра по периметру. Все было заставлено контейнерами, ящиками, коробками и просто кучами разного барахла без тары. Мы словно пробирались по лабиринту, но в конце концов вышли к нужному месту. Здесь обнаружился большой корабль, выкрашенный в белый и красный цвета, рядом трепались два человека в белых халатах, кажется пилоты, и три крупных робота, тоже белого цвета. Я понял, в чем дело, разглядев надпись на борту их судна: «клиника H.A.L. – выслушаем любой бред за ваши деньги». Напарник их тоже узнал.

- Ребята! Хард, Норманн, как я рад вас видеть. Что вам перевезти вдруг понадобилось?

- Ух ты, здорово, Наполеон. – Заржал один из санитаров. – Привет, мясо. Так это вы курьеры? Вот ящик для вас тянут.

Из недр корабля погрузчик натужно волок нехилых размеров бронированный контейнер. В трюм должен бы пройти, но придется очень постараться. Как пилот и капитан звездолета я счел нужным поинтересоваться:

- Это еще что такое? Вы что, туда целую палату сумасшедших загрузили?

- Не волнуйтесь, он там всего один. Просто нужно доставить одного больного на Чапек 9, а там ему определят лечение, у них хороший санаторий для роботов. – Попытались меня успокоить.

- Один в таком вагоне? – Я изумился. - Он вообще кто?

- Жалко парня. Строительный юнит, СМУ32В, личный номер ты все равно не поймешь. Он сдуру нанялся на строительство нового корпуса Нанософта. А когда увидел, чем они там занимаются и для скольких еще своих братьев он строит рабские бараки… Бедняга. Слетел с резьбы, хорошо удалось его упаковать, пока он много не порушил. Ничего, там отойдет, на Чапеке курорт хороший… - Все роботы грустно покивали.

- А он оттуда не вырвется? – с опаской спросил я, глядя, как огонек индикатора состояния замков мигает то красным, то зеленым.

- Ни в коем случае. Это очень надежная клетка. По статистике, она подводит всего один раз из двенадцати.- Уверенно заявил Норманн.

- И сколько прошло с последнего отказа?

- Уже одиннадцать рейсов было. И все идеально, работает как часы.

- Что-то у меня нехорошее предчу… - Я не успел закончить фразу. Индикатор вспыхнул белым, в тот же момент изнутри донесся рев и контейнер разлетелся на куски с адским грохотом…

Очнулся я, вроде бы, уже через несколько секунд. Кажется, меня сбил один из роботов, в которого угодил обломок. Я валялся на спине, голова кружилась, поднявшаяся пыль закрывала все, но бывали ситуации и похуже. С большим трудом я поднялся, сквозь оседающую пыль заметил лежащего рядом Бендера и толкнул его.

- Убить всех людей… - услышал я сонный голос.

- Подъем, железный, похоже, мы опять крупно влипли! – Я пнул его еще раз.

- Фрай? Черт, какой сон мне сейчас… Что тут стряслось?! – Он сел, удивленно огляделся вокруг.

- Этот психованный бульдозер вырвался… - Я не договорил. Пыль достаточно рассеялась и я смог рассмотреть, что творится в терминале. К тому же, видимо у меня окончательно прояснилось в голове, потому что я осознал, какой же вокруг царит невероятный гвалт. Все носились в разные стороны, кто - вопя от страха, кто – проклиная всё подряд. Одни бежали к кораблям, другие – пытались спасти свое имущество, а некоторые просто застыли в ступоре. Сквозь этот хаос грозно двигался виновник переполоха. Буйный дроид крушил все, что попадалось ему на пути. Пока, кажется, обошлось без жертв, не считая тех, кого вырубило обломками клетки. Я наконец-то смог разглядеть тронувшегося робота – плоский оранжевый металлический паук или скорпион, метров шесть в длину и в ширину четыре, шесть ног, восемь лап с различными инструментами вместо манипуляторов, отвал спереди и башня с небольшим краном сзади как хвост.

- Хватит на него глазеть, валим отсюда! – Бендер попытался схватить меня за руку.

- Мы не добежим до корабля. Раньше он или заденет какую-нибудь взрывоопасную бочку, или пробьет стену, и мы отправимся в вакуум. Нужно его остановить! – Я попытался привести в сознание одного из санитаров.

- Да ты спятил! Головой слишком сильно ударился? Пусть кто-нибудь другой его выключает…

- Кто? Ты посмотри, они же все носятся, ничего не видя! Некому больше. – Вроде Норманн начал приходить в себя.

- Ну и черт с ними! Бежим! – Бендер не унимался.

- Я говорю – мы не успеем через эти завалы пробиться! Остается или ждать, или действовать. Не знаю как ты, а еще хочу увидеть жену и сына! Норманн, слышишь меня? Как остановить эту штуку?!

- А, кто здесь? Что случилось? Вот черт! Он сбежал…

- Как его выключить?!

- Ты собрался туда лезть, кусок мяса?! Ладно, наверху в передней части есть серый люк. Откроешь его, там модуль с мозгами. Дергаешься на себя и потом влево поворачиваешь, запомнил? Тогда он сразу вырубится. На стройке так и сделали…

- Спасибо. Бендер, за мной!

- Вот еще…

- За мной, я сказал! Или тебе понравилось по космосу летать? Так в этот раз, Лила тебя спасать одна не будет…

- Понял, понял, иду уже…

Когда мы подбежали, робот уже приближался к стене, размахивая своими инструментами. Нельзя сказать, чтобы мне очень хотелось это делать…

- Бендер, выскочи перед ним, мне нужно хоть немного времени. Покажись и сразу прячься. Давай, удачи. – Я побежал к намеченной груде барахла. Друг направился к строителю.

- Эй, рухлядь монтажная! Ты у меня пошуми еще, хочешь, что б тебя согнул настоящий робот?!

Паук рванулся вперед, резкий удар передним манипулятором подбросил Бендера в воздух. Но, судя по громкому поминанию чего-то металлического и блестящего, он был жив. Взбежав по кургану из каких-то разноцветных коробок, оказался как раз над роботом. Стараясь не задумываться о последствиях, я прыгнул вниз. Удар в ноги вышел чувствительным, ботинки скользнули по металлу, и я едва не скатился ему под лапы. В самый последний момент удалось вцепиться в какой-то выступ левой рукой. Дроид замер, очевидно, силясь понять, какого черта у него на спине происходит, и я воспользовался этой заминкой, чтобы вскочить и броситься к переднему краю его корпуса. Робот попытался достать меня своими манипуляторами и «хвостом». Я подпрыгнул, пропуская под собой трос крана, тут же нагнулся, уворачиваясь от циркулярной пилы и еще какого-то жуткого вида инструмента. Ко всему прочему, робот опять пришел в движение, держать равновесие становилось труднее с каждой секундой. И почему я не увлекался серфингом или родео?

На возвратном взмахе трос подсек мне ноги, я завалился вперед. Больно приложился правым плечом, но все-таки смог ухватиться за крышку нужного люка. Которая оказалась заваренной! Видимо, кто-то решил, что больше не понадобиться его открывать. Не раздумывая, выхватил из кармана штатный лазерный пистолет, несколько раз выстрелил в люк – эффекта нет, лучи отражались от полированной брони. Робот дернулся, меня отшвырнуло в сторону, а там где только что была моя голова, циркулярка оставила след на корпусе. А ведь могла бы…. Хотя – это тоже способ! Я перекатился вперед, уселся прямо на люк и несколько раз пальнул в ближайший манипулятор, привлекая внимания. Почти тут же бешено вращающийся диск едва не отхватил мне ноги, но в самый последний момент я отскочил, и пила прошлась по заваренному замку. Я уперся ногами, выпустил пистолет, левой рукой откидывая люк, и тут же правой хватая металлическую ручку модуля памяти. Опять приближается визг циркулярки… Рывок вверх, поворот, я закрыл глаза, успев только подумать: «прости, Лила…»

Надо же, как тихо… Голосов было много, но сейчас я мог слышать только затихающий шелест совсем рядом со мной. Осторожно приоткрыв один глаз, я обнаружил замерший диск в нескольких сантиметрах от своего лица, кожей я мог ощущать жар еще горячих после контакта с металлом зубьев. С огромным трудом разжав пальцы, я отпустил мозговой блок и попытался встать. Удалось с трудом. Я огляделся – робот застыл в десятке метров от стены, нелепо растопырив лапы. Захотелось побыстрее убраться с корпуса, я добрел до края и спрыгнул вниз. Вроде и не высоко, но ноги не держали, так что я рухнул навзничь.

- Эй, приятель, ты как? – Я ощутил на плече стальные пальцы, смог поднять голову. Вмятина у Бендера на туловище была солидная, но ничего смертельного. – Чего-нибудь нужно?

- А, привет Бендер. Можешь помочь мне сесть тут где-нибудь, надо дух перевести… Вот так, спасибо. Теперь нужно еще найти пистолет, мне Лила не простит его потерю.

- Кстати о ней, - робот оживился, - представляешь, что она скажет…

- Лиле – не слова, понял?! – Резко сказал я. – Если она узнает, что я такое сделал, а ты мне это позволил – наша учесть будет очень печальна.

- Ты прав, наверное. Да и вообще, тебе видней, кусок мяса. Ладно, пойду на поиски. Зато – рейса сегодня не будет…

Я потер внезапно зачесавшийся нос. Сюда пришелся бы удар, промедли я на секунду… Мерзкое ощущение, будто по коже до сих пор гуляет ветерок от нагревшейся вращающейся стали. Я потряс головой, безуспешно пытаясь избавиться от наваждения. Лиле не стоит об этом знать, ни к чему ей волноваться. «Дело вовсе не в этом» - так я сказал Бендеру. Именно из-за таких происшествий, как сегодня, я не хочу, чтобы она вновь работала в «Планет Экспресс». Я просто не смогу видеть, как она рискует жизнью. Стоит только представить ее на моем месте и сердце холодеет. У нас с женой был уговор – она будет обычной домохозяйкой, но лишь до тех пор, пока ребенку не исполниться три года. Потом она возвращается на службу. Я применил все методы убеждения, выбивая этот срок, вначале речь шла всего лишь о восьми месяцах. А теперь я уверен, нужно увеличить его еще, как минимум, на год. А там глядишь, она привыкнет. Или второй ребенок появится, я знаю, что она в принципе не против, только никак не может решиться повторить все это. Вот и отлично, достаточно в семье одного сумасшедшего, рискующего головой за не такие уж и большие деньги.

Почему-то я опять вспомнил 3005й, весну, когда Лила ускоренными темпами натаскивала меня на должность капитана и пилота. Мы уже договорились, что я временно займу ее место, совмещая и прежние свои обязанности. Все остальные, кроме, пожалуй, Бендера, были уверены, что у меня ничего не выйдет. Да и сам я далеко не полностью был убежден в своих способностях. Нет, мне уже доводилось занимать ее место, правда, большую часть этих случаев я хотел бы забыть…. Она научила меня всему что нужно, иногда по несколько раз растолковывая некоторые вещи, которые я упорно отказывался понимать. Но все равно, первый месяц в капитанском кресле был невероятно тяжелым, я буквально не выключал телефон, постоянно спрашивая у неё совета, да и просто слушая ее голос, который придавал мне уверенности.

- Вот приятель, нашел я твою пушку. – Это подошел Бендер, протягивая мне пистолет. Я взял оружие, убрал в карман пиджака.

- Ладно, мне вроде полегче. Двинули отсюда. – Я поднялся на ноги, прикинул направление, в котором нам следует идти.

- Вот это правильный разговор. Конечно, есть и своя польза… - воровато оглянувшись, он приоткрыл дверцу на груди, продемонстрировав полный корпус разных вещей, похоже совсем недавно принадлежавших совсем другим владельцам. – Но все равно, пора домой.

- Да. – Я кивнул. Очень сильно захотелось прямо сейчас увидеть Лилу и Яна. Да уж, в такие моменты понимаешь, как прекрасна на самом деле жизнь. И как же хорошо дома. Такая работа поневоле заставляет ценить каждое мгновение жизни, потому что оно на самом деле может стать последним.

Глава 3.

Домой я добрался только в половине четвертого. Телефон не пережил всех ударов и предупредить жену не удалось. Начинался легкий снегопад, город погрузился в серые сумерки. Я заметил свет в одном из окон – горела лампа в детской. Сбросив обувь, я не снимая пальто, поднялся наверх. Прошел в детскую и от удивления замер на пороге. Янси тихо спал, но рядом с ним в кресле сидела с книгой… Эми.

- Очень интересно. А где моя драгоценная супруга? – Негромко задал я вопрос.

Стажерка вздрогнула от неожиданности, выронив книгу и резко оборачиваясь ко мне. Протянула:

- Фрай?

- Он самый. Филипп Фрай. А вот где сейчас миссис Лила Фрай – мне очень интересно. И почему ты здесь вместо неё? – Я подошел ближе, уселся во второе кресло, напротив Эми. Девушка явственно занервничала, пытаясь ответить на заданный вопрос.

- Ну, она… э-э… у парикмахера. Да. Она ждала тебя не раньше шести, вот и решила сходить…. А меня попросила за Янси присмотреть…. Да она уже вернется скоро… - не нужно было обладать способностями к телепатии, чтобы понять – она врет. Неумело выкручивается, стараясь выгородить свою подругу. Я не стал давить на нее, однако на душе стало нехорошо, настроение и без того не радужное испортилось еще сильнее.

- Ладно, Эми, спасибо за помощь. Дождешься Лилу вместе со мной?

- Да…. Да, конечно. Она вот-вот придет. Может позвонить ей, чтобы не задерживалась? – Эми обрадовалась, успокоившись и решив, что я ей поверил. – А почему ты в таком виде? Что-то случилось? – Она не пыталась сменить тему, она правда беспокоилась.

- Ничего особенного. Инцидент на орбитальном терминале, потому и доставка сорвалась. А звонить не нужно, пусть будет сюрприз. Она их любит. – Я сидел и грустно улыбаясь, смотрел в окно на усиливающийся снегопад. По-хорошему, стоило бы переодеться, но я не хотел оставлять Эми одну. Хех, зачем портить сюрприз?

В голове теснилось множество разных мыслей. И приятных среди них оказалось немного. Вроде обычная ситуация: жена отлучилась, упросила подругу ее прикрыть. Но я вспомнил странный вчерашний звонок, фразу «четырнадцатого – как всегда». Это была не ошибка, звонок предназначался ей. Значит и остальные слова – тоже. Сразу начали вспоминаться и другие странности последнего времени…. Началось с того, что в сентябре Лила нашла себе работу на дому. Проектирование различных помещений для виртуальных миров сети – залы для чатов, помещения для конференций, уровни к играм. Похоже, у нее был талант и в этой области – первый же гонорар оказался более чем солидным, а дальше они только росли. Понятно, что она стала проводить немало времени за компьютером. Однако у Лилы произошли перемены и в поведении. Она стала куда охотней заниматься домашним хозяйством, словно ей нравилось готовить или убирать. Она вообще стала более веселой, я ни разу не видел, чтобы ей было скучно, как иногда случалось раньше. Про вспыхнувшую с новой силой страсть я уже говорил. Но тут нет ничего плохого.

А были и иные обстоятельства. Несколько раз я, после рейса возвращаясь домой, видел ее полностью вымотанной, однако, при этом… довольной. Да, именно так. Пару раз видел у нее синяки, ссадины, она говорила, что была неаккуратной на тренировке. Еще нюансы в поведении. Нельзя сказать, что все складывалось в одну картинку, но подозрения возникали определенно. Где-то на краю сознания вертелось простое слово – «измена». Она мне изменяет?! Нет, не может этого быть…. Только не она! Учитывая ее собственную ревность, иногда переходящую всякие границы. Я покосился на Эми, вновь усевшуюся со своей книгой. Я вспомнил, как мы с Лилой около года назад едва не поссорились; стажерки тогда не было здесь, но разговор крутился вокруг нее…

Я зашел домой около полуночи, однако свет в гостиной еще горел. Наверное, Лила забыла выключить. Войдя в комнату, я замер в дверном проеме – жена сидела в кресле, внимательно и недобро глядя на меня.

- Ты задерживаешься. – Констатировала она. Холода в голосе было больше, чем в пронизывающем ветре за окном. – Рейс завершился три часа и двадцать четыре минуты тому назад. Хочется поинтересоваться – где ты был?

- Тяжелая доставка. Если бы не Эми, мы бы застряли там на неделю. Хорошо, что профессор иногда отправляет ее с нами. Вот и сегодня она нам очень помогла. Так что после работы немного посидели, отметили удачное возвращение.

- С Эми?

- Ну да, с Эми. Еще Бендер с нами был.

- Черт с ним. Но вот эта девчонка… Хорошо, что она с вами, говоришь? – Она слегка прищурилась.

- Д-да… Неплохо. – Я не понимал, к чему ведет Лила. – Без нее было бы куда сложнее.

- Понятное дело… Сложнее… Тоскливо, одиноко, скучно. А так она всегда рядом. Утешит… Согреет… - Она кивала.

- Не пойму твоих намеков. Ты что, хочешь предположить, что мы с Эми…

- Вот и сам признался…

- Да ты что?! С чего тебе это в голову пришло, вообще?

- Потому что в последнее время я слышу от тебя её имя куда чаще, чем своё. – Спокойно произнесла она. – Когда ты возвращаешься, я только и слышу: «Эми хорошая, Эми заботливая, Эми то…, Эми это… Эми, Эми, Эми».

- Лила… О чем ты говоришь? – Я был в полной растерянности. Я испугался, она и не думала шутить. – Это же совершенно невозможно! Я люблю тебя. Эми она… друг, коллега, но и только. У меня с ней не может ничего быть…

- Но ведь уже было. Решили, так сказать, вспомнить былое. Жена слишком занята, чтобы уделять тебе внимание, так почему бы не вспомнить о старой подружке?

- Н-нет… Я бы так никогда не поступил. Это было бы подло и по отношению к ней, и по отношению к тебе. Я не сделал бы такого с тобой. И я не сделал бы такого с ней…

- Почему? Она до сих пор тебе не безразлична? – ухватилась она за мои слова. – Не можешь забыть, что между вами было?

- Как тебе сказать…. Пожалуй, ты права отчасти.- Я не стал спорить. – Понимаешь, мне не слишком-то везло с девушками раньше. Она использовали меня, как хотели, а как только я им надоедал – бросали. Иначе было лишь с тобой. И с Эми. Это единственный случай, когда я с кем-то расстался по-хорошему. Без обид, без оскорблений, без слез. Нам было неплохо вместе, но мы поняли, что не подходим друг другу и разошлись, чтобы остаться друзьями. Со мной такого не бывало. И этого я и не могу забыть.

- Вот как. – Лила казалась немного растерянной, а может даже и виноватой. Но она не успокаивалась так легко. – И потому ты решил начать с ней все сначала?

- Да нет же. Мы теперь просто друзья. И я не собираюсь ничего менять. После Мишель я понял, что бессмысленно возвращаться по своим следам и пытаться вернуть то, что было. У неё своя жизнь. У меня – своя.

- Но ты до сих пор любишь её…

- Нет. – Твердо сказал я. Здесь сомнений у меня не было. – Я не люблю её, да и тогда – не любил. Ты всегда была и остаешься для меня единственной любовью. Эми, она была хорошей подружкой. И остается хорошим другом. Но любви между нами быть не могло. Мы слишком похожи…

- Не поняла? Обычно, в таких случаях говорят – «мы слишком разные». – Лила машинально начала читать мне нотацию.

- Нет, я не ошибся. Я не умею складно объяснять, но если хочешь, попробую рассказать, почему между нами не может быть ничего такого?

- Попытайся. А я послушаю, и решу, можно ли тебе доверять. – Она сцепила пальцы перед лицом, приготовившись слушать.

- Хорошо. – Похоже, без полной откровенности она мне не поверит. Лила очень сильно не любит ложь и чувствует – когда я говорю неправду. – Ты знаешь, о супруге часто говорят – «вторая половинка», - она кивнула, - мне очень нравится такое название. По моему, чтобы быть хорошей парой люди должны дополнять один другого. Компенсировать недостатки друг друга… Я так всегда считал. Иначе – ничего больше чем дружба или короткий роман не получится. Эми очень похожа на меня. Она веселая, несерьезная, безалаберная, открытая, общительная. Она не может думать наперед, да и вообще думать долго о чем-то одном. Да и, скажем честно, интеллект – не самая сильная ее сторона. Но она добрая и жалостливая, понимающая. Я думаю, большая часть сказанного верно и для меня. С ней было весело, с ней было просто. Но я понимал, что это не то, что я ищу в жизни…

- А чего же ты хочешь?

- Думаю, ты это и так понимаешь. Я искал ту, кто станет парой для меня. Уверенную в себе, чтобы и я мог научиться этому у нее, сильную, чтобы она могла помочь мне, когда я сомневаюсь. Умную, чтобы она могла указать мне, когда я буду не прав. Одинокую, чтобы я мог быть с ней рядом. Суровую, чтобы я мог научить ее улыбаться. И мне кажется, я ее нашел… - я улыбнулся, - Мы неплохо дополняем друг друга, чего мне всегда и хотелось. – Довольно нелепо: вечер, муж и жена, которые любят друг друга, и этот философский спор. Но это единственный путь, чтобы между нами не затаилось обиды и непонимания. – Потому с Эми у нас ничего серьезного быть не может. Я думаю, и она это поняла, потому что нашла себе Кифа, который едва ли не полная ее противоположность.

- Ты не врешь. Я тебе верю. Извини за этот… допрос. Мне просто действительно показалось… - Она встала из кресла. Почудилось, или она слегка покраснела?

- Не нужно. Ели бы я не давал повода, ты бы не подозревала меня. Значит, это моя вина.

- А скажи. Если можешь… Что если бы ты встретил еще одну такую же, кто соответствует твоим представлениям? Раньше, например…

- Я бы мог сказать, что и не обратил бы внимания. – Медленно начал я. – Но это было бы ложью… Может быть, я бы увлекся ей. Особенно, если бы это было давно, когда ты не хотела меня замечать. Но сейчас для меня нет больше никого другого, кроме тебя. Я нашел ту, что искал всю жизнь, и больше мне никто не нужен.

Она медленно кивнула, похоже, принимая мой ответ…

Я вернулся из своих воспоминаний, услышав снизу веселый голос:

- А вот и я!

- Это Лила. – Эми побежала вниз, я последовал за ней.

Жена в прихожей стряхивала налипший на куртку снег, она удивленно подняла голову, видимо услышав, что приближаются два человека. Я не мог не отметить, что с ее волосами не произошло ни малейших изменений, относительно утра. Эми сразу затараторила, не давая ей ничего сказать:

- Ой, Лила, как хорошо, что ты рано. Опять что-то стряслось, так что доставку отменили, и мы тебя с Фраем уже полчаса ждем. Отлично подстриглась, эта прическа так идет тебе…

- Ты что-то путаешь. – Спокойно ответила она. – Я была в офисе, сдавала заказ. К парикмахеру я собиралась на следующей неделе. Так, что-то стряслось, говорите… - Она повесила куртку и направилась ко мне, легко отодвинув в сторону растерявшуюся Эми. Пристально оглядела с ног до головы, и дотронулась левой рукой до пореза на моей щеке. Непроизвольно я отвел ее ладонь.

- Фиалка, ты делаешь мне больно.

- Извини. Я буду осторожнее, не бойся. – Действительно, во второй раз прикосновение вышло очень нежным. Касания ее пальцев, казалось, успокаивали боль, я ее слова и ее уверенность – тоску в душе. Все мои подозрения сразу показались надуманными и глупыми, а страхи - абсолютно напрасными.

- Так я пойду? – Эми поняла, что она сейчас тут немного лишняя.

- Да, спасибо тебе. Еще увидимся. Пока. – Жена коротко обернулась к ней, потом опять посмотрела на меня. Не успела дверь за девушкой закрыться, как Лила привлекла меня к себе и страстно поцеловала. Потом я услышал ее шепот:

- Некогда больше не делай так, как сегодня, хорошо?

- Что? – Я растерялся. О чем она?

- Во всех новостях уже показывают запись с камеры в терминале. Качество плохое, но неужели ты думаешь, что я твои рыжие волосы не узнаю? – Произнесла она.

Надо же! Я думал, она меня за это убьет. А похоже, все будет чуть-чуть иначе.

- Прости, - только и смог я ответить, - но выхода иного не было. Я просто… хотел снова тебя увидеть. – Целуясь, мы уже дошли до гостиной.

- Верю, но все равно – не поступай так больше. А где сейчас Янси?

- Спит в детской.

- Надеюсь, мы его не разбудим…

Глава 4.

Народ собрался на совещание только к половине одиннадцатого. Вся команда была здесь, кроме, само собой, Лилы. Я подошел к столу и решил начать говорить до того, как профессор заведет своё любимое «хорошие новости для всех…» Мне требовалось посоветоваться с друзьями. Но для начала стоило разобраться с делами, и потому я спросил:

- Гермес, ты уже подал иск против H.A.L.?

- А как же! – Ямаец выглядел довольным собой. – Я подал на них целых два иска. Один я потом отзову и подам по другой форме, а первый…. В общем – спасибо парень, ты наполняешь мою жизнь смыслом!

- Всегда пожалуйста. А теперь я хотел бы с вами со всеми поговорить. У меня возникла проблема и мне нужен совет…

Я оглядел сидящих за столом. Помогут ли они мне? Да и способны ли помочь? Я могу потерять ту, которая стала для меня смыслом жизни. В силах они это понять? У каждого свои принципы и цели в жизни, и есть ли им дело до меня и моих трудностей? Бендер, лучший друг. Он живет, чтобы получать удовольствие и славу, деньги значат для него много, но куда сильней ему хочется что-то значить и быть известным. Но и он может понять, что не все в этом мире решается деньгами. Он может полюбить, но никогда не станет превращать любовь в цель жизни, его позиция: «сколь бы хороша она не была, всегда есть та, что окажется лучше». Потому и расстается он легко, ведь уверен, что всегда найдет другую, не хуже. Он далек от моих проблем. Эми, что я могу о ней сказать? Она не может концентрироваться больше чем на одном направлении. Сейчас она живет ради себя, но может вскоре – вся ее жизнь будет посвящена мужу, а потом и детям, наверное, из нее получится хорошая мать. А еще – она очень боится одиночества. Эми может крутить полдесятка романов одновременно, но при этом каждый раз расставаясь она боится, что больше с ней никого не будет рядом. И потому она хочет быть уверена хоть в ком-то, кто всегда останется с ней. Киф, Лила, может быть – я. Она меня поймет.

Это были друзья, теперь коллеги. Фарнсуорт. Профессор – фанат науки. Он живет не для кого, а для чего. Наука его страсть, все остальное – незначительно. Даже влюблялся он между делом, в перерывах между изобретениями. У него есть одна цель в жизни, и он просто не отвлекается ни на что иное. Может быть, он и поймет меня. Гермес. Тоже фанат, пусть и не в такой крайней форме. Он любит свое дело, не отказываясь от прочих сторон жизни, но четко ставя все остальное ниже своей работы, своего фанатизма. Я думаю, он женился в свое время потому что «так принято», но он любит свою семью, пусть она для него и на втором месте. С ним тоже неясно. И Зойдберг. Самый запущенный случай. Я не думаю, что у него есть хоть какая-то цель. Он живет, потому что привык жить. Он не стремится ни к чему и ни к кому, он не хочет чего-то добиться. И, по-моему, здесь куда больше его собственной вины, чем обстоятельств. Но он на своем месте и не претендует на большее. Ему меня не понять.

- Хорошо. Друзья… коллеги… Зойдберг. У меня проблема с Лилой. Бендер – ты мой лучший друг. Эми – ты единственная девушка в нашей команде. Профессор – вы самый опытный из нас. Гермес – ты единственный у кого, кроме меня есть семья и ты женат куда дольше, чем я. Зойдберг… ты бы и так приперся, даже если бы я тебя не звал. Дело вот в чем. В последнее время Лила ведет себя как-то странновато. У меня начали возникать некоторые подозрения на её счет. Я хочу спросить у вас – что же мне делать?

Первой вскочила Эми:

- Фрай, да что ты несешь? Лила никогда тебя не предаст! Скорее меня Киф бросит… Она просто работает, ты отвык от этого, вот и все.

- Не исключено. – Кивнул я. – Но тогда, мисс Вонг, ответьте мне на один вопрос. Как часто моя жена просила ее прикрыть схожим образом?

- Ну, вчера… В том месяце один раз…

- Эми, я не говорил тебе, что ты врать не умеешь? – Просто спросил я. Она резко покраснела. – Так что лучше скажи мне правду. Знаешь, Киф тебя очень любит, он мягкий и бесхребетный во всех смыслах, и простит тебе абсолютно все. Кроме измены. И если он узнает, что ты прикрываешь неверную подругу от мужа, у него могут возникнуть опасения и на твой счет. – Выговорил я спокойно. У Эми на глазах появились слезы. Подло конечно использовать такие средства, но мне было уже все равно.

- Все не так! Она просила меня присмотреть за Янси где-то каждые недели полторы… в последний раз – три дня назад… Но дело вовсе не в этом…

- Что?! – Кажется, вздрогнули стекла?

- Спокойно парень, не нужно ее убивать. - Гермес и Бендер приподнялись со своих мест, видимо, чтобы меня ловить. Когда затихло эхо, а у меня перед глазами немного прояснилось, Эми быстро продолжила:

- Это не то, что ты подумал. Она тебе не говорила правды, но дело совсем не в измене! Она врала тебе о своей работе. Кем она работает, по-твоему?

- Дизайнер… для сети…

- Нет! Она так сказала, чтобы ты не волновался. Есть одна фирма, они занимаются проверкой систем безопасности. Им был нужен человек с хорошей физической подготовкой. Лила их лучший работник. Ну, знаешь, как в кино, где герой через лазеры проскакивает, не включив сигнализации… Она этим и занимается. Потому она так устает. Потому часами сидит за монитором…

- Но зачем?… – Я ей не слишком-то верил. Но поверить очень хотелось. Все что угодно, но только не измена! – Денег нам хватает…

- Не в них дело. Не только в них… Ей было очень скучно…

- Что?

- Скучно. – Это в разговор неожиданно вступил Бендер. – Она мне говорила. Ей надоела такая вот тихая жизнь. Она привыкла к риску на службе, и дома ей быстро стало тоскливо. Первый год всё её внимание отвлекал ваш сын, но потом она научилась справляться с ним. А на работу возвращаться ты ей не разрешал.

- Да. А она, значит, нашла новый выход и новое применение талантам… - Ревность вроде исчезала понемногу, но появилась злость. – А где гарантии, что и это не ложь?! Что она не врала и Эми?

- Лила показывала мне материалы, записи. Все так, как я и говорю. – Быстро сказала стажерка.

- Но почему ты не сказала мне?

- Она просила не говорить. Я не могу ее подставить. Она моя подруга, лучшая подруга… она мне как сестра. Я не хочу, чтобы она на меня обиделась. – Кажется, Эми была готова заплакать.

- Хорошо. Я очень хочу поверить во все это. Но есть еще обстоятельство… Недавно был звонок, ей продиктовали номер. Профессор, вы можете узнать, кому принадлежит номер телефона?

- Хр-р… А…, что…? - Фарнсуорт проснулся, посмотрел на меня. - Владельца по номеру? Элементарно! Наука может всё. Мне нужна моя мезонная кофеварка, отвертка, пятнадцать минут и робот-сгибальщик. Проблема только с последним…

- Да вот же я, Бендер.

- Кто? Ты вообще кто такой?

- Не важно, профессор. – Быстро сказала Эми. – Начинайте работать. Бендер, просто помогай ему.

- Ладно.

Четверть часа спустя, Фарнсуорт принес какой-то дико выглядящий кусок микросхем и, кажется, даже ламп. Зачистил провода и подсоединил это к компьютеру.

- Готово. Давай номер.

- Я сам. – Не очень хорошо запоминаю цифры, но к счастью листок с номером телефона я тогда сунул в карман, а вчера вытащил и вспомнил о нем. – Четыре, два, два… - я ввел номер, нажал на «ввод». Ничего не произошло.

Фарнсуорт пару раз пнул компьютер, потом стукнул кулаком по прибору. Внутри что-то заискрило, но, похоже, все заработало. На большом экране замелькали цифры и символы, возникло одно имя, потом сменилось другим, третьим.

- Первый липовый владелец, второй липовый владелец… - Прокомментировал Фарнсуорт. – А вот и настоящий.

- «Чарльз Эррогейт». Первый раз слышу. Хотя нет, он по телевизору выступал… Профессор, а тут у вас еще и досье нет, помимо имени?

- Это же незаконно! Само собой, есть. Вот так… - он на что-то нажал. На экране возник снимок и текст.

- …не женат. Должность – помощник мэра. Чарльз… Чез! Я его вспомнил. Лила встречалась с ним раньше. Значит, прав все-таки я…

- Необязательно. Раньше времени не вини её. – Сказал Гермес, быстро прокрутив текст до конца. - Тут говорится, что он недавно перевел в своё подчинение элитный полицейский отдел по борьбе с промышленным шпионажем, чего, кстати, раньше никому из чиновников не удавалось. Может, они привлекают твою жену для работы? Кроме того, журналисты пристально следят за ним. Видишь – есть даже фото с Лилой. А судя по этому тексту, в каких-либо связях он уже почти три года как не замечен.

- Ну не знаю… Хочется, чтобы это оказалось так. Но всё это домыслы. Мне нужна полная уверенность. В том… или в другом.

- Спроси у неё, и всего-то. – Посоветовал Бендер.

- Нет. Я не смогу. Я… боюсь. Сначала нужно всё узнать. Как я ей в глаза… кхм, в глаз буду смотреть, если предъявлю такие обвинения, а потом окажется, что ошибочка вышла?

- Но она ведь может тебя ревновать к каждой встречной. – Сказала Эми, все дружно закивали.

- Это разные вещи. – Я помотал головой. – Так что вы мне поможете все выяснить. Завтра.

- У нас доставка… - Начал, было, Гермес.

- Не интересует. Или вы мне поможете всё узнать, или я увольняюсь, и черта с два вы найдете другого камикадзе на это место.

- Хорошо, но издержки я покрою из твоей зарплаты. – Заявил бюрократ. – Что от нас нужно?

- Тот звонок, там говорилось что-то вроде «выгодный вариант на текущей неделе», и этот телефон. Нужно сделать так, чтобы она считала, будто завтра будет суточный рейс, а потом – я свободен на пять дней.

- Да она же ни за что не поверит! – Хором выдали Бендер и Эми.

- А вот это как раз ваша задача, чтобы она поверила.

Глава 5.

Это была уже двенадцатая чашка кофе за четыре часа. Вкус казался мерзким, но я все равно его выпил. Бар начал заполняться народом с шести часов вечера, а в семь свободных мест уже почти не оставалось. Я уже пятый час сидел здесь, оккупировав столик в углу у окна и глядя то на небольшой приборчик, лежащий передо мной, то на снегопад за окном. С той минуты, как я занял это место около трех дня, игрушка профессора не подала ни звука, хотя экран тускло светился, показывая карту нескольких ближайших кварталов и сиреневую точку там, где обозначался наш дом. Фарнсуорт клялся светлым именем Фурье, что эта штука будет отслеживать перемещения браслета Лилы (а она без него никуда не ходит). Конечно, была вероятность, что она оставит коммуникатор дома, но я в этом сомневался, уж слишком много там было нужной ей информации.

Я чувствовал себя крайне неудобно, когда уходил сегодня, сопровождаемый её напутствиями. Однако я четко понимал – заговорить с Лилой на беспокоящую меня тему я просто не смогу. Не сейчас… не до того, как я всё узнаю. Потому я только дошел до ближайшего бара и стал ждать. С одной стороны – очень хотелось, чтобы она сегодня так и осталась дома. С другой – я желал выяснить все до конца. Ни та, ни другая версия не имели достаточно доказательств, на самом деле могло статься, что все обстоит совершенно иначе. Вот только почему-то человек куда легче верит в самый худший и неприятный вариант. Я старательно гнал прочь мысли об измене, но они каждый раз возвращались. Подсознание нашептывало подробности того, что она «на самом деле» без меня делала, а воображение выдавало картинки одну ярче другой. За четыре часа я уже так себя накрутил, что готов был плюнуть на всю затею и прямо отсюда отправиться в суд, чтобы теперь развод между нами состоялся по моей инициативе.

В очередной раз выглянув в окно, я неожиданно успокоился. Уже зажглись фонари и в их оранжевом свете на землю, медленно кружась, падали крупные хлопья снега. Моя любимая погода. В такой же вечер я сделал Лиле предложение. Такой же снег шел в день нашей свадьбы… Я откинулся на спинку стула, прикрыв глаза. Я приказал себе не думать ни о чем, позволив лишь вспоминать; по одной фразе, но порой за несколькими словами таится невероятно много. «Пожалуйста, не останавливайся, я хочу узнать, как же это закончится» - август 3004, вечер, который я никогда не забуду. «Я тоже люблю тебя…» - яркий полдень в конце сентября того же года. «Я выйду за тебя» - зимний парк и такой же вечерний снегопад, два года назад. «Я согласна!» - уже прошлый год, двадцать пятое января, день когда она стала моей женой. «Фрай… ты скоро станешь отцом» - туманное хмурое утро в начале марта, казалось разом просветлевшее от её слов. «Фрай, это мальчик, как мы назовем его?» - первое августа, два часа и одиннадцать минут, момент, который мне тоже не забыть…

Я мог бы вспоминать долго. И неужели, всё это зря? Неужели, она лгала мне? Неужели… она меня не любит больше, а то и не любила никогда? Не может этого быть… Внезапно пришло еще одно воспоминание: вечер, за который мне потом долго было стыдно, но который многое изменил…

В тот день после доставки мы долго разбирали груз для отправки различным заказчикам. Вся работа была завершена только в четверть двенадцатого ночи. Команда, за исключением и так живущего здесь профессора, собралась расходиться и направилась к выходу. Гермес быстро пошел к автобусной остановке, Эми, торопливо попрощавшись, рванула в сторону ближайшего клуба, Зойдберг привычно потрусил к своему «жилью» на соседней помойке. Мы остались втроем. Стояла середина ноября, совсем недавно прошел дождь, воздух был пропитан холодной сыростью и по улицам гулял пронизывающий ветер. Зябко передернув плечами, Лила посмотрела на темень за порогом и спросила:

- Фрай, проводишь меня домой?

Я и так провожал ее последние пару месяцев, но каждый раз она просила об этом. Словно боясь, что я могу отказать?

- Ну конечно же. Как иначе? – Я взял ее под руку. Кивнул роботу. – Извини, Бендер. Иди один. Я приду немного позже.

- Да ладно тебе, кусок мяса, без проблем. Если вообще не явишься сегодня, то я за тебя порадуюсь…

- Бендер!

- А что?

Мы торопливым шагом добрались до её дома, хотя быстро идти обнявшись и не очень удобно. Но так было, теплее, приятнее, просто – так лучше. Я остался выпить горячего чаю, перед тем как двинуться к себе домой. Мы сидели в гостиной; за два года с моего первого визита здесь все-таки появилось окно, а также прибавилось мебели в виде второго кресла, для меня. По ТВ шла одна ерунда, но разговор начался интересный, только вот Лила выглядела утомленной. Сегодня она устала больше остальных и, похоже, хотела просто остаться одной. Так что, я вскоре собрался откланяться.

- Уже уходишь? – Спросила она, когда я поднялся из кресла. Голос её мне не понравился.

-Да. Меня Бендер ждет. И потом, ты выглядишь усталой, не хочу тебе мешать.

- Вот как? – она слегка удивилась. – Нет, дело не в усталости. Просто знаешь… - Она тоже встала, подошла к окну. – Больше всего я ненавижу подобные вечера. – Сказала она внезапно.

- Извини… - это всё, что я смог ответить.

- Ты здесь при чем? – Лила даже удивилась. - Я не то имела в виду. Я с самого детства не люблю позднюю осень. Особенно, когда наступает вечер. Впрочем, ты собирался идти.

- Бендер подождет. Я не пойму, за что можно её ненавидеть? Неприятная конечно погодка, но ничего страшного…

- Не в этом дело. Просто осенью, глядя на ночь за окном, я острее всего чувствую, как я одинока.

Это было неожиданно. Несколько раз я видел её тоскующей, но это было давно. В последнее время Лила всегда казалась жизнерадостной. И такой откровенности я от неё тоже не ждал. Я попробовал её приободрить:

- Но это не так. И сейчас и всегда ты не одна. У тебя есть родители. Эми твоя подруга, мы с Бендером твои друзья. Может, раньше так и было, но сейчас рядом с тобой есть другие люди.

- Да? – она продолжала смотреть в окно, я видел её отражение в стекле. – Мои родители, они хорошие… Они мне помогут, если что-то понадобится, я всегда могу обратиться к ним. Но слишком много времени мы провели порознь, мне трудно им довериться, поговорить о чем-то для меня важном, о личном. Может, позже это пройдет. Эми… хорошая подруга, но о других она думает редко. Если ей что-нибудь понадобится, она прибежит ко мне. Если мне потребуется в этот момент помощь – она попробует помочь. Но вот если мне будет что-то нужно в другое время, я её не дождусь… - Она помолчала. – Бендер может быть неплохим другом, но лишь когда сам хочет этого. Он дружит, когда сам хочет дружить. Когда не хочет – это бесчувственная железная бочка. Так что сидя вечером и глядя в темноту, я по-прежнему также одинока… – Она замолчала вновь.

- А я? – Так и не дождавшись продолжения, задал я вопрос. Очень боялся того, что Лила скажет обо мне, но молчание было еще хуже. – Я что-то значу или даже не достоин упоминания?

- Ты? – Кажется, она даже удивилась. – Конечно, ты мой друг. Даже больше, я люблю тебя. Я так говорила, и с того времени ничего не изменилось. Но в этом и ты мне не поможешь…

- Почему? Я тебя люблю. Я рядом с тобой. Так почему тебе по-прежнему одиноко?

- Ты не рядом. – Она так и не обернулась, но я видел в отражении, что её лицо серьезно. – Близко, но не рядом. Уже три месяца мы вместе. Но ты словно бы меня боишься. Ты держишь дистанцию. Не пытаешься приблизиться. Убегаешь от меня. Я тебе неприятна…

- Н-нет. Это не так. Ничего подобного. – Я был ошеломлен.

- Тогда зачем ты и сейчас бежишь, оставляя меня одну? В тот момент, когда мне нужен кто-то рядом. – Она передернула плечами, словно бы от холода. - Почему держишься на расстоянии, не пытаясь стать ближе?

Слова, никогда у меня не получалось красиво и долго говорить. Сейчас я просто подошел к ней, осторожно обнял. Надеюсь, жест вышел достаточно невинным. Я тихо сказал:

- Потому что я просто дурак, как ты часто и говорила. Я думаю, что ты устала и хочешь остаться одной, а ты тоскуешь и больше всего боишься одиночества. Я не хочу торопить события, думая, что ты слишком часто обжигалась на этом, а тебе кажется, что ты меня отталкиваешь. Говорят, что любовь, это когда понимаешь другого человека как себя. Я тебя очень люблю. Но понять бывает сложно. Я не могу угадать, о чём ты думаешь, я не могу сказать, чего ты хочешь. Я стараюсь, но получается не слишком-то хорошо…

- Откровенно. – Наконец сказала она столь же тихо. – И неожиданно. Ты не можешь понять, чего я желаю. Но если я попрошу прямо?

- Да, я сделаю всё, о чем бы ты меня не попросила.

- Вот и прекрасно. Я прошу тебя, не уходи. Останься со мной. – Она все-таки повернула голову, посмотрела на меня.

- Разумеется. Как ты скажешь, так и сделаю. – Я кивнул. – Может, я плохо намёки понимаю, но я стараюсь заботиться о тебе. Если ты просишь, я останусь рядом.

- Очень хорошо. – Она, кажется, решила сменить тему. - Так говоришь, мне только показалось, что я тебя не привлекаю? А на самом деле, это не так?

- Ну конечно! То есть, я хочу сказать, конечно, показалось. – Я начал путаться в словах. – Ты просто прекрасна. Из всех кого я знал, ты самая красивая, изумительная, нежная, обаятельная, сексуальная, добрая…

- Хм, сексуальная? – переспросила она. Черт, видимо поздний час и её близость повернули мои мысли не совсем в ту сторону, раз я это произнес.

- Ну, я не то хотел сказать… Очаровательная, точно, вот правильное слово…

Она развернулась ко мне. С легкой угрозой спросила:

- А с этим значит у меня проблемы?

- Нет. Вовсе нет. Просто… - я совсем растерялся.

- Интересно, а ты можешь угадать, чего я хочу сейчас? - соблазнительно улыбнувшись, она в свою очередь положила руки мне на плечи. Тут уж и такой идиот, как я, мог бы понять её намерения.

- Я не уверен…, что это правильная мысль. Да и вообще, уже поздно… – Я попытался отступить назад, но дальше чем на полшага не удалось. Одна часть сознания кричала, что я допускаю непоправимую ошибку, другая – что всё идет совершенно правильно.

- Но ты обещал, что останешься? – игривый тон сменился вполне серьезным.

- Да, конечно, останусь.

- Ну тогда не пытайся убегать. К тому же, я всё равно, сильнее. – Голос её опять стал прежним. Очередная слабая (очень слабая) попытка вырваться подтвердила её мысль, Лила держала меня хоть и нежно, но крепко.

- Лила, это неправильно…

- Да, согласна с этим. – Приблизившись, она подарила мне долгий поцелуй. – А вот так правильней?

- Да-а-а…. То есть – нет…. Да вообще, какого черта? – Поцелуй начисто вырубил часть сознания, сопротивлявшуюся происходящему. Только промелькнула мысль, что сейчас опять произойдет какое-нибудь случайное совпадение и в комнату ворвется пьяный доктор Зойдберг или шайка космических пиратов, чтобы в очередной раз всё испортить. Однако никто так и не появился, и еще через несколько секунд рассудок окончательно проиграл битву инстинктам…

Следующим утром, я, уже давно одевшись, сидел в спальне Лилы и ждал, пока она проснётся. Очень хотелось уйти сразу, но я не мог так поступить, сколь бы тягостным не обещал быть разговор.

- Доброе утро, Фрай… – Проснувшись, она посмотрела на меня, в голосе и взгляде не читалось ничего, кроме удивления.

- Доброе утро, Лила. В общем…, я там завтрак приготовил…, надеюсь, в твоём вкусе. А я пойду. Мне пора. Увидимся на службе. Извини меня… - Я поднялся со стула.

- Что значит «пора»? И что значат твои извинения? – Она выглядела растерянной. Я знал, что объяснений избежать не удастся…

- Мне лучше уйти. Я… очень сожалею о произошедшем…

- Ты… сожалеешь…? – На её лице появилось просто непередаваемое выражение. Мне стало еще более стыдно, чем было до того.

- Н-не о том…. То, что было… это незабываемо, эту ночь я всегда буду помнить. Но я сожалею о своих действиях. Я не должен был так поступать. Это моя вина… Я надеюсь, что ты когда-нибудь простишь меня…

- Что? – Теперь на лице Лилы отразилось недоумение. – В чем твоя вина? За что я должна тебя прощать? – Очевидно, что я вновь не смог связно объяснить, она меня просто не понимает. Тогда я попробовал изложить более подробно:

- Я воспользовался твоей минутной слабостью. Как и все остальные… Я поступил бесчестно. Твоё одиночество взяло верх над разумом, а я не смог остановить тебя. И себя… Я поступил, как последняя сволочь. Теперь ты меня презираешь, и вполне обоснованно…. Если хочешь меня избить или еще что-нибудь подобное сотворить, я не стану сопротивляться, даже если бы мог. Я просто надеюсь, может, когда-нибудь ты меня простишь и хотя бы заговоришь со мной… - всё это я произнес, глядя в пол и не смея поднять на неё взгляд. Я услышал приглушенный голос Лилы:

- Как любопытно. Ты кайся, кайся…

- Это была ошибка. Самая восхитительная ошибка в моей жизни… Но тем не менее. Я этого не хотел. То есть, хотел, конечно, но не так. Не пользуясь моментом. Тогда, два года назад, я сумел уйти и не совершить ошибки, а вчера – у меня не получилось. Теперь я разрушил всё, что было между нами, всё, что было до этого, всё, что могло бы быть… Я хотел быть непохожим на прочих, не поступать как они. Но я не смог справиться с собой и всё потерял…

- Хва… хватит. – Услышал я её дрогнувший голос. Подняв на Лилу взгляд, я увидел, что она закрыла лицо руками, но всё равно заметил блеснувшую на щеке влагу. Она плачет из-за меня? Но тут она убрала руки и я увидел, что Лила улыбается, она смеется, она плакала от смеха. – Прекрати, мне уже достаточно. Ха, ну надо же…. А ты ведь серьезно. Глупый, ты на самом деле так и не научился понимать мои мысли. Но от этого ты мне только больше нравишься. Надо же, винить во всём себя, когда это от начала до конца было моё желание и мой поступок…. Это первый раз в моей жизни, - посерьезневшим тоном сказала она, - когда утром парень не начинает считать тебя своей личной собственностью, а просит прощение, за то, что не удержал себя в руках… Невероятно!

- Так ты… не в обиде на меня…? – решил я всё-таки осторожно уточнить.

- Господи! Да я момента, когда ты наконец решишься меня хотя бы поцеловать дольше чем обычно, уже месяц жду. Хотя стоит признать, вчера действительно всё получилось случайно… Но так даже лучше. Ты так забавно выглядишь, когда извиняешься… А сейчас, что там у нас на завтрак? После всего очень хочется есть. Надеюсь, теперь ты составишь мне компанию.

- Естественно! А, что потом…?

- Ну, я что-нибудь придумаю…

Уйдя в свои мысли, я не сразу понял, откуда возник назойливый электронный писк. Опустил взгляд и заметил, что на экране прибора точка начала перемещаться, удаляясь от дома. Я вскочил, подхватил устройство слежения и, быстро расплатившись с барменом, выбежал на улицу. Необходимо было поймать машину до того, как Лила сядет в какой-нибудь транспорт и исчезнет из зоны действия прибора. К счастью, мне удалось остановить такси как раз в тот момент, когда указатель на экране резко увеличил скорость. Крутя руль по моим сбивчивым указаниям, таксист смотрел на меня, как на законченного психа. Но я был для него сумасшедшим с деньгами, и потому он довез меня через полгорода. Когда точка на экране вновь стала двигаться со скоростью пешехода, я вылез из такси в квартале от Лилы, заплатив совершенно ненормальную сумму. После чего побежал, боясь упустить жену.

Глава 6.

Я в растерянности остановился перед нужным зданием. Массивная восьмигранная башня, фасад был украшен стилизованным изображением зонта и надписью «Parasol.ink». Кажется, это какая-то фармацевтическая компания. Прибор указывал, что Лила сейчас на девятнадцатом этаже данного строения. Пожалуй, это было поближе к версии с работой, но все равно мне нужно было её найти. Ну и что делать? Размышления и планирование никогда не были моей сильной стороной, поэтому, убедившись, что указатель остается неподвижным, я просто сунул прибор в карман пальто и пошел внутрь. На месте разберемся.

Я не прошел и нескольких метров по роскошному холлу, где было довольно много народа для позднего вечера, как меня окликнула девушка из-за стойки:

- Простите, вы к кому? Да и вообще, мы уже закрываемся. – Здесь было несколько охранников, так что пытаться бежать или игнорировать её было бы глупо.

- Я по делу. Э-э, насчет доставки…

- Ваша фамилия?

- Фрай.

- Так, в списках нет… Ах, Фрай. Ну, конечно же! Мы вас давно ждем. Ребята вас проводят, следуйте за ними. – Пара амбалов в форме пошли со мной, один указывал дорогу, другой, очевидно, закрывал путь к бегству. Что же творится? Неужели Лила узнала о наших планах и решила устроить ответный «розыгрыш»? Охранники сопроводили меня через служебный вход, затем отвели по длинному коридору и любезно открыли неприметную дверь. И тут же захлопнули, как только я вошел.

- Что тут происходит? – Вопрос этот вырвался непроизвольно. Судя по всему, небольшое помещение служило комнатой отдыха, в центре располагался стол, окруженный несколькими стульями, место у стены занимал потертый диван, такой же, как у нас в офисе. Но меня удивила не обстановка, а три человека, ожидавшие меня здесь. Первым был стоящий у стола худощавый парень моих лет, с темными взъерошенными волосами. Он как раз вешал пиджак на один из стульев. Вторым – седой коротко стриженый здоровяк у двери в распахнутой куртке и черной футболке под ней, привалившийся к стене и спрятавший руки в карманах брюк. А третьей оказалась женщина из полиции, которую я видел в новостях, она сидела за столом и с интересом разглядывала меня, вертя в руках небольшую рацию. Я в свою очередь не упустил возможности лучше рассмотреть ее. Темно-синяя форма офицера полиции смотрелась на ней отлично, к счастью мундир был не столь экстремального фасона, какой принят в ДАП. Лиле бы подобное очень пошло. Вместо обычного для рядовых полицейских шлема, короткие волосы прикрывал синий берет. Пауза затягивалась, и тишину нарушил громила у двери:

- Майор, вы уверены, что это тот, кто нам нужен?

- Не слишком. Но вы ведь Фрай, не так ли? – обратилась она ко мне. Стоит признать, что голос у Лилы приятней. Но и её неплох.

- Да. Я Филипп Фрай. И я не понимаю, зачем меня сюда привели, да и вообще – кто вы такие?

- Девятый отдел полицейского департамента. Я майор Мотоко Кусанаги. Кусанаги это фамилия. – Привычно уточнила она. Правильно сделала, я бы не догадался. – Мы ведем расследования серии актов промышленного шпионажа. И к нам от начальства, - она поморщилась при этих словах, - поступила информация, что, во-первых – сегодня здесь произойдет нападение, а во-вторых – преступником может оказаться некто по фамилии Фрай.

Всё интереснее и интереснее. Может Лила правда работает над взломом систем безопасности, но только без ведома их владельцев? Эта версия отчего-то больше походила на истину. Но в таком случае – у неё очень серьезные неприятности.

- Вы знаете, сколько в нашем городе людей с такой фамилией? - Принялся я выкручиваться. Думаю, им неизвестно, что Лила в здании. Нужно вырваться и найти жену раньше полиции.

- Не думаю, что слишком много. И может вам удастся объяснить мне, что вам понадобилось тут? – В голосе её звучали очень знакомые властные интонации, и мне всё время казалось, будто я говорю с Лилой.

- Мы курьерская фирма. Доставляем грузы…. Недавно пришла к нам посылка, по документам – сюда, по маркировке – совершенно другому получателю. Меня отправили разобраться…

- Вот как? Очень любопытно, - двое её подчиненных так в разговор и не вступали, однако следили за каждым моим движением, - думаю, нам будет интересно разобраться с этим казусом… - Судя по интонацию, она мне ни капли не верила.

Тут на столе вдруг ожила рация, сразу включаясь на громкую связь:

- Майор, есть прорыв! Преступник на девятнадцатом этаже, комната двадцать семь. Весь уровень вышел из-под нашего контроля, и мы пока не можем восстановить управление системами.

- Прекрасно. Мы идем за ним, оцепите здание и выставьте блокаду на пятнадцатом. Отбой. Мистер Фрай, - это уже мне, - боюсь, оставить мы вас не можем, так что придется следовать за нами. И не делайте глупостей.

- Даже в мыслях не было…

Мы все четверо выбежали за дверь, быстро заняли один из лифтов. Полицейские не спускали с меня глаз, о побеге не стоило и думать. Я пытался размышлять о том, кто мог сообщить им фамилию. Не сама же Лила… Тогда остается, пожалуй, только Чез. Но зачем ему это нужно, зачем ему вообще нужно было звонить ей, если она не привлекается для сотрудничества? Или одно не связано с другим? Вдруг я заметил, как Кусанаги передергивает затвор старого пистолета, еще моих времен. Она собирается стрелять по Лиле боевыми?! Перехватив мой взгляд, но неверно его истолковав женщина пояснила:

- Преступник использует термо-оптический камуфляж, потому мы вынуждены применять столь архаичное оружие. Это система, несколько образцов которой были выкуплены или украдены у расы яуджа, она позволяет практически становиться невидимкой. Современное лучевое оружие в такой ситуации может работать неадекватно, а эта штука не подведет.

Лифт прибыл на восемнадцатый, а там уже пришлось двигаться по лестнице. На одном из поворотов майор толкнула меня в спину, прикрикнув:

- Быстрее, ты еле плетешься!

- Да, дорогая.

- Что?! Ты издеваешься?

- Ох, прошу меня простить. – Я понял, что же ляпнул перед этим. - Я не нарочно! Просто вы говорите в точности как моя жена…

- Ну-ну…. Не болтай, а беги!

- Так точно.

Девятнадцатый уровень освещался только аварийными лампами. Я бы мог попытаться исчезнуть в одном из темных закоулков, не торчи возле меня постоянно один из полицейских. Мы наконец добрались до нужной двери. Я никак не мог восстановить дыхание, а вот остальные не выглядели утомленными. Очень сильно надеюсь, что Лилы здесь уже нет. Майор резким пинком распахнула дверь, рванула внутрь, здоровяк последовал за ней со станером наизготовку. Третий подтолкнул меня и вошел сам, закрыв за собой дверь. Не очень большой офис, несколько столов, на одном до сих пор светится включенный монитор, немного разбавляющий темно-красное аварийное освещение.

- Никого. – Заключила Кусанаги, однако убирать оружие не спешила. – Вроде бы… Однако интуиции я верю больше, чем глазам. – Она подняла руку с пистолетом вверх и трижды нажала на спуск. Почти одновременно заработали три устройства пожаротушения, в которые угодили её пули. Среди нитей искусственного дождя обозначилось какое-то движение. Майор резко крутанулась на месте, наводя оружие, но пистолет, словно от удара, полетел в сторону. Она быстро подставила руки, сумев отбить следующий удар из пустоты. На мгновение радужный всполох обозначил призрачную фигуру рядом с ней. Очень знакомую фигуру…

- Не стрелять, я сама разберусь. – Кусанаги махнула рукой подчиненным и те убрали оружие, седой – под куртку, мой ровесник – в кобуру сзади на поясе.

Новый веер брызг вокруг пустоты, майор резко присела и удар только сбил берет с её головы. Она отскочила назад, дважды перевернувшись в воздухе, ушла еще от одного удара и атаковала сама. Даже я услышал свист рассекаемого воздуха, но противник оказался быстрее, и нога Кусанаги лишь разнесла в щепки один из стульев. Да они же насмерть дерутся! Призрак еще раз проявился на мгновение, в каком-то сложном прыжке перелетая через офицера. Теперь сомнений у меня не оставалось, преступником была Лила. На душе, как ни удивительно, сразу стало легче. Все-таки, не предательство…. Но до полного спокойствия мне было очень далеко. Бойцы теперь двигались так быстро, что стало трудно различать даже майора, не говоря о Лиле. От чьего-то мощного удара офисный стол развалился надвое. Здоровяк одобрительно кивнул, обратился к напарнику:

- Десять баксов, что она еще две минуты выстоит против Мотоко.

- Пятнадцать – что не протянет.

- Договорились.

Они не волновались, подчиненные были твёрдо уверены в победе своего шефа. Я же лихорадочно раздумывал над тем, как поступить мне. Еще совсем недавно я бы просто рванул к ней. Но, к сожалению, я научился думать хоть немного наперед. Лила не только сама влипла в неприятности, она втравила туда всю семью. Даже если сейчас ей удастся выкрутиться, останется постоянный риск. Она пошла на поводу собственного желания, даже не подумав о нас. Если ее арестуют, то каково будет мне? А сыну? Если же я сейчас попытаюсь ей помочь, то арестуют и меня. С женой мы не увидимся ближайшие несколько лет. А Янси при таком раскладе окажется в приюте. Может, и в том же самом где росла она.

Кусанаги отлетела в сторону от мощного удара. Тут же она вскочила, блокируя еще один выпад и подсечкой сбивая Лилу на пол. Правда та ухитрилась ловко перевернуться в падении и приземлиться на руки, чтобы тут же отскочить в сторону, уходя от атаки.

Она лгала мне – это я прощу. У неё были тайны от меня – и это мелочи. Но она вела себя безответственно, не думая о последствиях, не оценивая риск, не помня, что есть те, о ком ей положено заботиться. К тому же, она, как много раз до этого, поступала самоуверенно и нагло, считая, что ей не придется отвечать никогда. Впрочем, уж такая она есть и даже за это я её тоже люблю. Я обязан рискнуть, чтобы попробовать её спасти. Но у меня нет шансов, так может быть не надо?

В этот момент после очередного удара майор рухнула на один из уцелевших столов. Перевернулась, оттолкнулась руками, чтобы взвиться в воздух. Приземлившись, тут же перекатилась по залитому водой полу и подхватила свой пистолет. Она поняла, что не сможет одолеть противника в рукопашном бою. Тут я уже не колебался, просто действовал не думая. Протянул руку, вырывая станер из кобуры более молодого полицейского, и тут же отвешивая ему мощный пинок. Я нажал на спуск, парень, получив выстрел в спину, без чувств повалился вперед. Я быстро повернул оружие налево и не целясь, отправил три парализующих заряда в его напарника, пытавшегося выхватить свой пистолет; цель крупная, промахнуться сложно. Громила только оседал на пол, а я уже несколько раз выстрелил в майора. Женщина начала оборачиваться на характерный свист парализатора, но немного не успела. Уже когда она падала без сознания, удар Лилы запоздало выбил из расслабленной ладони пистолет. Мне показалось, или майор вздрогнула от этого? Я опустил станер, присмотрелся к полицейским – вроде бы все дышали, всё было в порядке.

- Ну что, благоверная, покажись, не стесняйся. Они в отключке, камеры тут не работают. А я тебя и так узнал, фиалка…

В нескольких метрах от меня возникла полупрозрачная тень. По ней пробежала легкая радужная рябь, и передо мной предстала уже вполне материальная и видимая Лила. Она была в очень сильно облегающем темно-сером комбинезоне с капюшоном, лицо прикрывало что-то вроде вуали. Когда она отбросила капюшон на плечи, я увидел, что ее глаз скрыт сложным устройством, вроде прибора ночного видения. Сняв эту маску и держа её в левой руке, она, не говоря ни слова, смотрела на меня. Как и я на неё. Я не мог не отметить, что в таком виде она смотрится очень странно, но при этом… соблазнительно. Никакие слова на ум не приходили.

- И что всё это означает? – задала, наконец, она очень уместный вопрос. – Ты меня подставил, а потом одумался?

- Интересное предположение. Хотя и ошибочное. Но сначала ответь на один вопрос. Когда ты последний раз виделась с Чезом?

- Чез? Помощник мера? – она выглядела сбитой с толку. – Почти три года назад, я ведь рассказывала тебе…. Да и какое это имеет отношение…?

- Задам вопрос иначе. Кому принадлежит телефонный номер, что тебе недавно сообщили?

- Откуда ты…. А, неважно. Это заказчик данной операции. Ему понадобились сведения, принадлежащие этой компании.

- Это номер Чеза. – Мне была очень интересна её реакция. Её глаз расширился от удивления, Лила в растерянности помотала головой.

- Не может быть. Зачем ему? Подожди…, твой вопрос о нём… Ты решил, что мы с ним… Что я тебе с ним… - Она смотрела на меня недоверчиво. Мне ничего не оставалось, как медленно кивнуть.

- Да как ты мог даже предположить такое?! – Она подлетела ко мне, сходу отвешивая пощечину. Удивительно, но мне удалось устоять на ногах. Было очень больно, и удар здесь был почти не при чем.

- А что я должен был подумать?! Когда после всех твоих странностей обнаруживаю у тебя номер твоего бывшего парня? Что ты, пока муж на работе, занимаешься промышленным шпионажем, потому что тебе скучно дома с ребёнком сидеть?! – Я накричал на неё в ответ, позволяя гневу и волнению последних дней одержать вверх над рассудком. – Что тебе не хватает острых ощущений, и ты решила, что конфликт с полицейским спецподразделением поможет тебе развеяться?! Ну конечно, это первая же мысль, которая пришла мне в голову!

Она явно не ожидала такого напора, отступила на шаг.

- Ты плачешь? Прости, я не хотела…

- Это просто вода. Здесь очень сыро… Ты знаешь, как я боялся?

- Чего?

- Потерять тебя… Я думал, что надоел тебе. Я думал, что между нами больше ничего нет… Знаешь, ты была права, я полный идиот, что посмел даже предположить нечто подобное…

- Прости, – повторила она, – не извиняйся, у тебя были все основания так подумать. Но знай на будущее, я тебя не предам никогда…. Чтобы между нами не случилось. Меня обманывали слишком часто, и я отлично знаю, что чувствуешь при этом, я так никогда не поступлю…

- Я знаю. Но почему-то всегда легче поверить в самое плохое… Я тоже никогда тебя не обману. Но раз всё это так, то при чем здесь тогда вообще Чез?

- Ты знаешь, чем он сейчас занимается?

- Ну, помощник мэра, так им и остался.

- Да, но при этом он отвечает за расследование дел о промшпионаже. Эти ребята подчиняются ему. – Она кивнула на полицейских. - Похоже, он по рассказам охраны меня узнал, и решил выслужиться. Вот ублюдок, а? С рук ему это не сойдет…

- Но ведь в чем-то он все же прав? Ну, задержать опасного преступника… Лила, может, ты мне объяснишь, зачем тебе всё это понадобилось?

Она замялась, опустила взгляд.

- Ну, как тебе сказать… Мне это было нужно. Знаешь, как было скучно дома? Ты не позволил мне вернуться на работу…

- Фиалка, если тебе скучно, есть тысяча способов занять себя, кроме информационного терроризма. Я не знаю, икебана, например, чемпионат по виртуальным играм, экстремальная кулинария а ля Бендер. Но зачем именно так?

- Я слишком привыкла рисковать. Всю мою жизнь. Моё детство было одной сплошной дракой. Потом, возвращения в одиночестве с работы домой по очень неблагополучному району. Потом работа в «Планет экспресс», которая по уровню риска превосходит что угодно.

- Но разве ты не об этом мечтала всю жизнь, чтобы опасности больше не было? Чтобы ты жила тихо и спокойно, со своей семьей. Жила как все. Я думал, что ты желала именно этого, и я сделал всё, чтобы так и стало.

- Да. Ты знаешь, что я очень тебе благодарна. Но, наверное, я просто сама не понимала, чего хотела в жизни. Это всё замечательно, правда. Свой дом, размеренная жизнь, муж, сын, - она улыбнулась, - это очень хорошо. Но понимаешь в чем дело, я мечтала об этом между рейсом на планету гигантских песчаных червей и битвой с омикронскими захватчиками. Тогда это казалось идеалом, к тому же – недостижимым. Такие мысли помогали собраться, не унывать, быть осторожней. Я уверена, тебя они посещают на опасных заданиях, помогают держать себя в руках.

- Да, - я кивнул. – Это так.

- Но также верно и обратное. Домашний уют ценишь намного выше после задания на грани жизни и смерти. Может, ты этого не понимаешь, ты ведь постоянно рискуешь собой. Но вспомни, например, этот случай со спятившим роботом. И, хе-хе, после…. Или вот еще, вспомни время, когда мы уже были женаты, но еще летали вместе. Тогда всё было иначе.

- Ну, мы ведь только поженились, всё только начиналось…

- Дело не в этом. Не совсем в этом. Вспомни бой на Фомальгауте. Рейс на Процион-4. Доставку оружия на Пирр…

- Хотел бы забыть, да не могу.

- И вспомни, что между нами было после и как это было.

- Да уж. Особенно на Проционе. Это я точно не забуду! Да и вся гостиница тоже, особенно соседние с нами номера…

- Вот именно. Когда смерть проходит так близко, начинаешь сильнее ценить жизнь.

- Лишь на похоронах так сильно чувствуешь себя живым…

- Что?

- Песня такая была. Ладно, я тебя понял. И сразу скажу, если мы выкрутимся, то ты завтра же возвращаешься в «Планет Экспресс»! Но все-таки, почему именно так? Почему не затяжные прыжки с парашютом, к примеру?

- Ну, во-первых, здесь я могу оттачивать свои навыки. Во-вторых, тут отлично платят, я бы не хотела только тратить деньги. В-третьих, это куда интересней…

- Вот как. А о нас ты, как всегда, не подумала. Что, если бы тебя поймали? Если бы тебя, не дай Бог, убили…? Ты не думаешь о себе, но представь, каково было бы твоим родителям. А что было бы со мной? А как Янси бы рос без матери?! – после этих слов её лицо исказилось. Неужели, Лила правда никогда не задумывалась о такой перспективе? Она уже куда менее уверенно сказала:

- Но риск был вполне допустимым. Со мной ничего не могло произойти…

- Самоуверенность еще никого и никогда до добра не доводила. Я думал, у тебя уже было достаточно возможностей убедиться в этом? Я предполагал, хотя бы став матерью, ты будешь думать наперед…

- Извини. Ты сам сказал, завтра я возвращаюсь на работу, а с профессией шпиона покончено.

- Но для воплощения данной идеи в жизнь нам еще нужно выкрутиться из этой передряги.

- Да ладно. В первый раз, что ли?

Глава 7.

Дверь в небольшой офис трещала под ударами с той стороны, но пока держалась. Мы успели спуститься до семнадцатого этажа, прежде чем наткнуться на полицейских. К счастью, у жены был рассчитан путь отхода, так что мы быстро добежали до нужного ей кабинета, и заперлись внутри. Здесь она подошла к окну, открыла его и сделала приглашающий жест рукой. Я выглянул наружу – крыша соседнего дома была ниже на этаж и метрах в трёх от нас.

- Дорогая, ты же не собираешься…

- Собираюсь. И ты тоже. Да не волнуйся, тут хватит место для разбега.

- Но там очень высоко!

- А ты вниз и не намереваешься. Слушай, другого пути всё равно нет. И вообще, слушайся жену, я плохого не посоветую.

- Но… - тут дверь хрустнула, явно готовясь вылететь в любой момент.

- Вперед, я сказала! – за два года, когда она начинала говорить в таком тоне, я привык ей подчиняться не думая. И, похоже, Лила это знала. Разбег, прыжок, пара секунд полета, когда молишься сразу всем известным богам…. Я все-таки приземлился на крышу, и, не устояв на ногах, проехал пару метров по снегу на животе.

- Быстрее, вставай. – Лила уже была рядом, она вновь надела свою маску. Подав руку, она легко подняла меня на ноги. – Побежали.

Мы понеслись не к спуску с крыши, как я сначала предполагал, а к противоположному краю. Немало снега набилось за шиворот при падении, бежать было холодно. Когда мы были на полпути, рядом промелькнули несколько парализующих зарядов – полицейские выломали дверь и начали стрелять по нам через окно. К счастью, станеры никогда не предназначались для больших дистанций.

- Не останавливайся, прыгай сразу. – Сказала она, легко перемахивая на противоположную сторону. Я, не раздумывая, последовал за ней. До противоположной крыши оказалось метра два, я приземлился на самый край, взмахнул руками в попытке удержать равновесие. Жена обернулась, схватила меня за воротник и притянула к себе. – Быстрей, не мешкай. Тут же всего ничего лететь было?

Я слышал внизу крики, сирены, там мелькали красно-синие огни, преследователи явно догадались, каким путем мы собираемся уйти.

- Ничего всё это не напоминает? – Вдруг спросила она.

- Торжество трехтысячного. Сложно забыть.

Лила подбежала к выходу, двумя ударами выбила проржавевшую и давно заклинившую дверь. Мы неслись по лестнице вниз, я не запомнил, сколько мы уже преодолели этажей, когда внизу зазвучали голоса и по стенам метнулись желтые пятна от множества фонарей. Лила свернула в ближайший коридор, увлекая меня за собой. Постояла секунду, видимо сверяясь с картой в визире, потом плечом распахнула одну из дверей. Не обращая внимания на застывших обитателей квартиры, мы рванули к балкону. Открыв дверь, она быстро оценила расстояние до балкона противоположного здания и шепнув «сгруппируйся» буквально швырнула меня туда. Тут было метра два-три, но я всё равно едва не рухнул вниз, в последний момент с трудом ухватившись за перила. Изящно перевернувшись в воздухе, Лила перелетела на эту сторону, помогла вылезти мне и, оттолкнув выползшего из глубины квартиры робота, выбралась в коридор.

Я уже тяжело дышал, я не мог поддерживать её темп. Мы побежали по узкому обшарпанному коридору, но когда достигли перекрестка, с левой стороны распахнулись двери лифта, выпуская пятерых патрульных, а справа с лестницы появились еще столько же. Лила сильно толкнула меня в спину, опять заставив проехать по полу, а сама быстро отскочила назад. С обеих сторон ударили парализаторы. Таким образом, нас разделила простреливаемая область. Секунду поразмыслив, она подпрыгнула, оттолкнулась от угла и, несколько раз перевернувшись под потолком, оказалась рядом со мной. Стрелки просто не ожидали подобного маневра, и оружие поднять не успели. Мы быстро добежали до конца коридора, но это оказался тупик, здесь было лишь небольшое окно.

- Отлично, нормальная высота. – Сказала она, подняв раму и глянув вниз. Я посмотрел туда же. Оказывается, мы уже на четвертом этаже, внизу был безлюдный переулок, а прямо под окном намело целую кучу снега. Но всё это не повод, чтобы прыгать отсюда! Очевидно поняв по глазам, что я собираюсь с ней долго спорить, жена просто схватила меня за плечо и толкнула вниз.

Я все еще пытался выбраться из сугроба, когда услышал рядом звук еще одного падения, куда тише чем приземлился я сам, и Лила вытащила меня наружу.

- И почему ты в качестве хобби не решила кактусы разводить? - задал я риторический вопрос. Она только улыбнулась и виновато пожала плечами. Мы уже почти покинули переулок, когда рядом послышались голоса. Я увидел, как она накинула капюшон и растаяла в воздухе, за секунду до того, как десяток патрульных ворвались в переулок и наставили на меня оружие.

- Постой, их же было двое? – Сказал один из копов, оглядываясь по сторонам. – Где второй?

Невидимая рука похлопала его по плечу. Полицейский недоуменно обернулся и тут же получил мощный удар в челюсть от вновь ставшей видимой Лилы. Не дожидаясь, пока у остальных пройдет шок, она точным броском отправила еще одного противника в ближайшую стену. Оставшиеся попытались её схватить. Напрасно. Один из полицейских согнулся от удара в живот, Лила тут же вскочила ему на спину и кувырком назад перелетела через двух других, попутно приложив одного из них по затылку. Еще один отлетел в сторону от удара ногой, второй был сбит подсечкой. Я выхватил так и оставшийся у меня станер и вырубил тех, кто пытался встать после ударов. Изящно уходя от атак, Лила роняла то одного, то другого полицейского на снег, и далеко не всегда они могли подняться. Наконец последний из них получил мощный удар с разворота, перелетел капот стоящей у стены патрульной машины, и биться стало не с кем.

- Не пешком же идти. – Сказал я, вынимая у одного из патрульных ключи и направляясь к летающему автомобилю. Лила кивнула, потом добавила:

- Надеюсь, ты понимаешь, что сразу домой нам нельзя? Есть стоянка в двух кварталах от нашего дома, рядом с магазином 7 в 11й, едем туда.

Мы уже почти отъехали от места сражения, как за нами увязались сразу три полицейских машины. Двигаясь в нужном направлении, я пытался стряхнуть их, оставаясь в рамках правил полета, но пока не удавалось. Уже недалеко от места назначения я решил плюнуть на все запреты и оторваться от погони наверняка.

- Держись за что-нибудь прочное…

- Я ненавижу, когда ты это говоришь, сидя за штурвалом!

Я вывернул руль, заставляя машину совершить маневр. Этот фокус был изобретен спонтанно во время одной передряги на Спике-3. Лила потом назвала фигуру «безумной кривой петлёй Фрая», а не пристегнувшийся во время моего озарения Бендер обозначил и сам маневр, и его автора такими словами, за которые легко можно получить десяток суток ареста. Так, разворот, двойная бочка, горка, штопор, еще два вращения… и самое главное – не думать, что будет, если я хоть немного ошибусь. Машина выровнялась у самой земли, прошла юзом полтора десятка метров, вздымая снежную пыль, и развернувшись, замерла ровно в четырех дюймах от стены. Раз…, два…, три…. Я привычно щелкнул пальцами. С грохотом, звоном стекла и скрежетом металла в стену справа и слева от нас одновременно впечатались машины преследователей. Хех, всегда срабатывает.

- Ну что, пешком доберемся, или поедем? – Я повернулся к жене. Она уже отпустила ручку над дверью, но я мог заметить на пластике четкие вмятины от пальцев.

- Пешком. – Сказала она, пытаясь восстановить дыхание.

Мы выбрались наружу. В полицейских машинах сработали системы безопасности, но выберутся оттуда ребята очень нескоро. Только вот одной из машин оказался фургон, и хотя его передняя часть была повреждена, задние дверцы распахнулись и оттуда вылетели четверо с автоматами, два человека и два робота, с ходу открывая огонь. Я рухнул за машину, Лила опять исчезла. Снег испарялся от красных лучей, на этот раз били из лазеров, на поражение. Наверное, это был какой-то полицейский спецназ. Послышался отчетливый звук удара, я приподнялся, чтобы посмотреть, в чем дело. Один из людей кувырком летел на землю, рядом с ним был виден уже привычный размытый силуэт, остальные трое оборачивались на звук. Я отправил три последних заряда из станера во второго человека. Два оставшихся полицейских лишились своих автоматов, выбитых Лилой, однако не растерялись и продолжили сражаться врукопашную. Против роботов она держалась далеко не так уверенно, как против людей, пусть они и не могли толком её видеть. Не тратя времени, а залез в порядком изрешеченную машину и аккуратно сбил одного из них, стараясь не задеть Лилу. Она перескочила через капот и мощным ударом отправила второго робота на землю. Потом выдернула меня из кресла и прикрикнула:

- Бежим отсюда, железякам за нами не угнаться!

Действительно, когда противник только поднялся, мы уже были далеко. Но я все-таки сказал ей:

- Видишь, до чего самоуверенность доводит. Ты могла бы и не справиться одна с ними. Постарайся хоть иногда думать наперед.

- Да я поняла уже… - отмахнулась Лила. Ох, что-то мне не верится.

Когда мы добежали до нужного места, за нами больше никто не гнался. Как оказалось, рядом со стоянкой был какой-то заброшенный склад. Лила пройдя между кучами разного хлама вытащила из казавшегося на вид древним и ржавым сейфа в углу небольшой чемодан с кодовым замком. Она быстро сложила туда своё оборудование, потом, словно и не замечая холода, так же быстро стянула камуфляж и переоделось в свою обычную одежду. Я в это время стоял у двери и очень старался держать себя в руках. Сейчас я признавал её логику, действительно после таких передряг иначе смотришь на жизнь… Так что, домой добраться очень не терпелось. Она вернула чемодан на место, пояснила мне:

- Снаряжение заберут. Я там надиктовала письмо об отставке, так что необязательно будет даже появляться у них.

- Ты уверена, что всё так легко?

- Да. Это было оговорено с самого начала – я берусь за самые сложные задания, с оплатой в два раза меньше должной, но при этом могу уйти, когда мне всё надоест. Это серьезная организация, но они известны тем, что держат данное слово и соблюдают условия контракта.

- Я очень на это надеюсь. Идем, Янси, наверное, уже давно спит, а Эми нас заждалась.

- Скорее всего. Тут близко, но может, доберемся на такси?

- Трудно не согласиться с этим предложением. Меня просто ноги уже не держат.

Глава 8.

Когда мы вошли в дом, я собрался крикнуть Эми, что мы вернулись, обрадовать, ведь она тоже волновалась из-за происходящего между нами. Но Лила вдруг зажала мне рот ладонью и поднесла палец к губам. Я видел, как она к чему-то принюхивается. Дождавшись моего кивка, она убрала руку и бесшумно скользнула в коридор, напряженная и очень опасная. Что случилось, что её насторожило?! Быстро осмотрев кухню и гостиную, она шагнула к лестнице наверх, показав, чтобы я держался сзади. Также беззвучно она поднялась на второй этаж. Но видимо я не мог двигаться столь же тихо, потому что мы вдруг услышали негромкий мужской голос из детской:

- Хватит красться, идите сюда. Только медленно, я держу дверь под прицелом.

Мы с женой очень тихо и осторожно вошли в комнату. Горела лишь одна лампа, она была направлена на дверь, оставляя кресло в дальнем углу в тени. Я тут же посмотрел на детскую кроватку, сын был на месте, он просто спал. С ним всё было в порядке…. В тени обозначилось движение, тот же голос протянул:

- Давно не виделись… подруга.

- Краузер… тьфу ты, Чез! – Лила очень нехорошо прищурилась. Она неплохо видит в темноте и явно лучше разглядела незваного гостя. Внезапно я заметил Эми, она лежала рядом с другим креслом, и очень хорошо – если только без сознания…

- Девчонку пришлось вырубить станером, - словно прочтя мои мысли, сказал визитер. - Не хотел стрелять, шуму было бы много. – Я вздрогнул. Он что, серьезно? – А ваш сын просто спит. Не нужно кричать, зачем будить его? Сразу хочу предупредить ваши необдуманные действия. Это, как вы может быть знаете, армейский бластер. – Он вытянул руку вперед из тени, стал виден массивный пистолет. – Радиус поражения – три метра. Любой выстрел зацепит кого-нибудь. Так что не нужно делать глупостей. Давайте спокойно поговорим…

Надо же, я всегда считал себя незлобным и спокойным человеком, а сейчас впервые почувствовал непреодолимое желание разорвать кого-то в клочья голыми руками. Переведя взгляд на жену, я невольно вздрогнул. Такой ненависти в её взгляде я не видел никогда и надеюсь, что больше не увижу. Лила была напряжена, я видел, что она готова в любой момент прыгнуть к Чезу и тогда для него всё будет кончено. Но и Лила прекрасно осознавала, что хотя бы один раз он выстрелить успеет. А куда попадет этот заряд – неизвестно. Риск в такой ситуации не должен быть даже минимальным – он обязан быть нулевым.

- О чем же ты хочешь со мной поговорить, Чез? – Я не был уверен, что смогу говорить так же спокойно, как она. – Твоя ловушка накрылась, и ты решил самолично задержать «опасного террориста», угрожая моему сыну? Если так, то я готова идти под арест. – Она вздохнула, опустила голову и демонстративно вытянула вперед руки. Я смог заметить, как она сделала крохотный шажок, перемещаясь чуть ближе к врагу. Я уже решил, что стоит ей начать действовать, как я прыгну в его сторону, чтобы отвлечь внимание Чеза и принять на себя первый и единственный выстрел.

- Идея, конечно, заманчивая. И мы к ней еще вернемся. Но знаешь, я правда хотел с тобой просто поговорить. Даже просто тебя увидеть…. Знаешь, ты ведь тогда серьезно изменила мою жизнь. Мне до того никто и никогда не отказывал. Тем более – так.

- Всегда что-то происходит впервые. – Сказал я. – Такое случается со всеми.

- Но не со мной. Всю мою жизнь, любая была моей, только обрати на неё внимание. Но ты, Лила…. Тебе стало наплевать на меня, когда я допустил одну лишь ошибку. Ты отшила меня, ты меня унизила. Со мной никто и никогда не вел себя так.

- И сейчас ты хочешь отомстить мне? – Спросила Лила. – Три года спустя?

- Нет. Знаешь, когда ты порвала со мной, я сначала довольно быстро забыл. Нашел себе одну, другую…. Но вскоре понял, что всё это не то. Они были готовы на что угодно, они исполняли любую прихоть и терпели от меня всё. Это было… скучно. Я вспоминал о тебе. И пытался найти такую же, как ты. Но ничего не получалось. Может я не там искал. А может, других таких просто нет. Кусанаги похожа на тебя, но она сразу пообещала мне пулю в лоб, если я к ней хотя бы прикоснусь, и я предпочел ей поверить.

- Так чего же ты хочешь? Чтобы я вернулась к тебе? – Лила передвинулась еще чуть-чуть вперед.

- Не знаю… Я смог понять, в чем тогда была моя ошибка. Но было уже поздно и что толку в понимании? Я найду другую, такую как ты, и ошибусь в чем-то ином, снова останусь ни с чем.

- И ты пришел в мой дом с оружием, для того чтобы спросить у меня совета? Подставил меня полиции? Угрожаешь мне, сыну, мужу, моей подруге?

- Почему бы и нет? – он равнодушно пожал плечами. Да, похоже, у мужика не всё в порядке с крышей… - Есть цель, а метод может быть любым. Разницы между средствами нет. Если политика и учит чему-то, то именно этому. Последние три года я почти ни с кем не встречаюсь, я с головой ушел в работу, от безнадёги. Я так просто не могу…. Для меня теперь действительно принципиально важно понять, что ты нашла в этом неудачнике. Просто я надеюсь, что не будешь пытаться врать мне в таких условиях. – Он по-прежнему старался говорить надменным тоном, но теперь Чез выглядел просто жалко.

- Если я отвечу, ты уйдешь?

- Да. Если ответ будет честным. Я думаю, твои близкие не дадут тебе солгать.

- Хорошо. Для начала, извини меня за тот раз. Пожалуй, мне не стоило так поступать. Я была слишком импульсивна…. Но и тебе вряд ли стоило пытаться произвести впечатление за счет других, особенно – тех, кто слабее. А после всего… Я конечно была жутко не права, но ты не попробовал встретиться со мной вновь, поговорить. Ты не был упорным…

- Что ты хочешь сказать? Я не упорный? Я добился всего на этом посту, я бы давно мог стать мэром, если бы захотел. И я не упорный…?

- Постой. – Она выставила руку перед собой. - Тебе нужен ответ, который тебе понравится или тот, который будет правдой?

- Хотелось бы одновременно. Но правда – важнее.

- Вот и хорошо. Между мной и Фраем много чего было, плохого тоже. Я причиняла ему боль. Он – мне. – Я вздрогнул. – Может и не нарочно, но все же. Но мы всегда оставались рядом. Я прощала его, он – меня. Он решил, что может для начала стать хорошим другом для меня. Он решил заботиться обо мне, даже если я его не замечаю. Я была глупой, потому что не видела этого и не придавала значения его усилиям. Я не понимала его не реже, чем он меня. Но ему хватило терпения, чтобы дождаться, пока я поумнею. Может и тебе поступать так же.

- Интересно. Так значит, ему нравиться терпеть унижения, ждать, надеясь неизвестно на что? Это глупость.

- А может, лучше сказать – преданность? – Я не мог больше терпеть, что они говорят, будто меня и нет здесь. - И умение не сдаваться? Может, со стороны это выглядит и глупо… Но я с ней, а ты – один.

Он задумался, видимо оценивая эту мысль. Я видел, как Лила передвинулась еще немного вперед. Это выигрыш в миллисекундах, но и они могут стать решающими. Черт, сколько же всё это еще продлится и у кого первого сдадут нервы?

Снизу раздался какой-то звук. Не очень громкий, но отчетливый стук шагов. Чез вздрогнул, начал поднимать свой пистолет. Казалось, я мог видеть, как скользит линия прицеливания: лежащая Эми, кроватка Яна, Лила. Едва заметив движение, она прыгнула вперед так, что почудилось, меня собьет воздушной волной. Словно бы стоп-кадр, зависшая на середине прыжка Лила, направивший на неё оружие Чез, его палец дрожит на спусковом крючке. Все-таки он отчего-то промедлил на мгновенье… Всё опять понеслось с обычной скоростью. Фиолетовый смерч перевернул кресло вместе с помощником мэра и опять принял форму Лилы, теперь уже нависающей над поверженным человеком. Левой она держала его за правую кисть, рука Чеза была страшно вывернута как минимум в двух местах и выбита в плече, ствол пистолета направлен в дальнюю стену, но нажать на спуск он точно не смог бы. Было понятно, и почему он не закричал – её локоть был прижат к горлу, Чез задыхался, а стоит ей надавить чуть сильнее – и его не будет среди живых.

- Всем оставаться на своих местах! Вперед, арестовать. – Негромко, но повелительно сказали позади. Замерев, я осторожно повернул голову. В дверях стояла Кусанаги, несколько полицейских мимо неё вбежали в комнату, окружили Лилу и Чеза. Вот мы и приплыли. Но ведь главное – все живы… - Наденьте наручники… на него. – Что? Я ослышался? – Хотя нет, это будет жестоко, в данных обстоятельствах. Миссис Фрай, вы будете столь любезны и отдадите нам подозреваемого, пока он не задохнулся? – Мягко спросила майор у моей жены. Да что происходит?

Лила медленно отвела локоть, встала и одним движением подняла Чеза перед собой. Это явно причинило ему новую боль, но кричать он пока еще не мог, да и вообще – пребывал на грани потери сознания. Кусанаги несмотря на это сказала, обращаясь к нему:

- Мистер Эррогейт, вы обвиняетесь сразу по нескольким статьям. Использование служебного положения в личных целях, подлог, клевета, промышленный шпионаж, ношение запрещенного оружия и попытка убийства. Вот ордер на ваш арест, вот подписи прокурора и заместителя шефа полиции, подполковника О’Каллахан. Свои права вы и так отлично знаете. Увести.

Жена передала его полицейским, которые тут же заломили Чезу за спину здоровую руку, и поволокли к выходу. Когда все кроме майора вышли, я подошел к ней и остановился, не зная, что сказать. Она начала сама:

- От имени девятого отдела я благодарю вас за помощь. Кстати, здравствуйте миссис Фрай, не имела чести быть знакома, у вас чудесный сын. Я майор Мотоко Кусанаги, девятый отдел полиции. В общем, все подозрения с вас сняты. Информация поступила от Эррогейта, так что она не может считаться сколько-нибудь достоверной. Он и нанял этого взломщика, желая его поймать и предстать героем, заполучив нужную информацию в придачу. Вероятно, самого исполнителя мы уже не найдем… но я думаю, что новых преступлений не будет, вы согласны со мной?

Она что, всё слышала, весь наш разговор? Но тогда почему она так поступает?

- О, я уверен, мисс Кусанаги, новых преступлений наверняка не будет. Заказчик арестован. Исполнитель наверняка переквалифицируется на что-нибудь более мирное. Ну не знаю, посылки там развозить… – Сказал я. Лила смотрела на меня недоуменно.

- Рада это слышать. – Майор кивнула. - Что ж, я не буду вам мешать. Кому-нибудь нужна медицинская помощь?

- Да. – Сказала Лила. Она успокаивала проснувшегося от шума сына и пыталась привести в себя Эми. – Вот девушка, наша коллега, она сидела с ребёнком…. Этот гад сказал, что выстрелил в неё из станера.

- Тут нет необходимости во врачах. Я думаю, она придет в себя минут через десять. Уж поверьте моему опыту попадания под такой заряд. - Она подмигнула мне. – Ничего опасного тут нет. Голова, конечно, поболит, тошнит слегка, в глазах двоится, но ничего особенного, - пока она это говорила, я краснел всё больше и больше. – Ей будет нужен покой, долгий здоровый сон лучше всего. Хотя это у кого как. Я, вот например, перенесла одну операцию и у меня теперь схем в мозгу не меньше трети. Так меня парализует, но я остаюсь в сознании. – Она усмехнулась. – Но это индивидуально. Ладно, не буду надоедать, мне еще этого ублюдка допрашивать. Я на днях загляну к вам. До свиданья, мистер Фрай, миссис Фрай. Думаю, еще увидимся.

Она кивнула мне, потом Лиле и вышла. Я подошел к остальным, сел обнимая жену и сына и думая, как же объяснить всё происходящее Эми, которая начала приходить в себя, вполголоса ругаясь по-китайски…

Глава 9.

На следующее утро я проснулся поздно, от плача из детской. Это поразительно, но жена продолжала спать. Поняв, что подниматься в любом случае придется, я встал, быстро оделся, направился в гостиную и уже оттуда пошел в детскую. Когда ребёнок плачет, бывает сложно понять, в чем причина, но я уже неплохо разбирался в этом… Сейчас Янси было просто страшно и скучно одному. Мать могла бы утешить его легко, но я не хотел будить Лилу, да и не был уверен, что это мне удастся. Однако у меня было одно средство развеселить и занять сына. Голофон. Наконец-то нашелся еще один ценитель моей игры…

Завидев меня, Ян перестал плакать, ожидая, что я буду делать. Я сел на пол, поднес инструмент к губам и взял несколько нот, вокруг заструился призрачный туман. Он улыбнулся, сыну всегда нравилось мерцание голофона и создаваемые им эффекты. Может, как подрастет, сводить его на курсы игры к Меллонджер? Пальцы ему вроде от Лилы достались, а не мои кривые…

Прикрыв глаза, я сосредоточился и начал играть. Простая мелодия, но его любимая. И моя. Та импровизация, что я играл после своей оперы для неё… Вдруг я услышал смех Янси и как он спросил:

- Мама?

Я открыл глаза, и был поражен увиденным. Моё изображение так и оставалось простым и игрушечным, а вот Лила… Она выглядела почти как в жизни, можно было различить складки на одежде, каждый волос в прическе…. Вот только почему-то реальным стал не тот образ, что был раньше, но она выглядела как вчера, в своём камуфляже… Похоже, сильно на меня это всё повлияло. Раздался звонок в дверь. Я вздрогнул и прекратил игру. Туман осыпался светящейся пылью, а голограмма Лилы еще секунду повисев в воздухе, исчезла в ярко-зеленой вспышке.

- Папа скоро вернется. – Сказал я сыну и направился вниз.

Открыв дверь, я замер, разглядывая гостя. На пороге стояла Кусанаги, теперь уже не в форме, а в обычной одежде.

- Доброе утро. Простите за ранний визит, Филипп. Я могу войти?

- Разумеется. Э-м-м, доброе утро. Проходите.

Я провел её в гостиную. Она лишь расстегнула куртку, так и не став её снимать. Забавно, майор даже одевается почти как Лила, разница была лишь в цвете: желтая, а не зеленая куртка и черная майка под ней, вместо белой.

- У вас тут уютно. – Отметила она, садясь в кресло. Я сел напротив. – Симпатичный дом. Скажите, а это у вас голофон? Никогда вживую не видела. И вы умеете на нём играть? – Похоже, она не собиралась сразу переходить к основной теме. А может, правда было любопытно.

- Ну, не то чтобы очень хорошо… Но я стараюсь. Главное, жене нравится…

- Фрай… так вы тот самый Фрай? Я должна была вспомнить то происшествие. Смотрела ваш концерт, мне очень понравилось. А уж финал… Похоже, - она улыбнулась, - вы тогда сделали правильный выбор?

- До сих пор не было особого повода сомневаться в этом. Скажите, э-м-м… Кусанаги…

- Можно просто майор. Меня так все называют, Филипп.

- Ну тогда и вы меня зовите Фраем, тоже все так называют… - мы улыбнулись друг другу. -  Так вот, мы можем говорить негромко? Лила еще спит, она заснула совсем недавно, я бы не хотел её будить.

- Разумеется. – Сказала она тише. – С ней всё нормально? И с остальными?

- Ну, с Янси всё прекрасно. Эми действительно пришлось несладко, к счастью, её жених сейчас оказался в городе, так что она у него. Хороший парень, но уж слишком стеснительный… Эми когда-то еще надеялась, что у нас будет двойная свадьба, а он не сделал ей предложения по сию пору. Чувствую, еще немного и она будет вынуждена делать предложение ему. – Я хихикнул, представив, как Эми на плече тащит Кифа в церковь. Посерьезнел. – С Лилой в принципе тоже всё в порядке, но ей нужен отдых. У неё вчера истерика случилась, она постоянно твердила, что всё произошло из-за неё, она во всех несчастьях виновата. Доля правды тут есть, но ведь обошлось… Успокаивать её пришлось долго, всеми доступными средствами. Уснула только под утро. Да и я впрочем, тоже, так что простите мой внешний вид. – Я провел рукой по взъерошенным волосам.

- Зато теперь она едва ли вернется к прежним занятиям. – Майор решила перейти к сути. – Для начала, могу ли я быть твёрдо уверена, что подобных… инцидентов больше не повторится, как вы сказали вчера?

- Да. Как я и говорил, Лила сегодня же возвращается на нашу старую работу, и вообще, мы в дальнейшем будем решать вопрос трудоустройства совместно. Можете поверить, там ей хватит острых ощущений.

- Это прекрасно. Но я так полагаю, у вас еще остались вопросы?

- Остались. Вернее – один вопрос. Почему вы так поступили? Вы слышали наш разговор, я называл жену по имени. Думаю, этих доказательств более чем достаточно. Я хочу понять, отчего вы оставили её и меня на свободе и чем придется за это платить.

- Причин тому было несколько. – Она явно ожидала именно этого вопроса. – Во-первых, чтобы посадить Чеза. Окажись ваша жена, а тем более – вы оба, на скамье подсудимых, дело вышло бы очень запутанным и долгим. А по той версии, что я изложила вчера – всё просто.

- А вам он чем не угодил? – Спросил я удивленно.

- Этот самодовольный кретин, получивший комплекс неполноценности после общения с вашей женой, уже за… запарил всю группу и вообще – пол управления. – Кусанаги поморщилась. - Видели бы вы его, когда он выбил себе девятый отдел, казалось, лопнет от собственной значимости. Само собой, он решил всем лично руководить, так что работа отдела просто встала. Плюс Чез подкатывал со своими предложениями то ко мне, то к Коллин, а он, мягко говоря, не в моём вкусе, да и подполковник также к нему отнеслась. Теперь отдел вновь в подчинении шефа, так что всё нормально. Мы даже можно сказать жизнь Чезу спасли. Следующей он хотел отобрать себе группу «Орион 4», а за это полковник бы ему точно устроил «несчастный случай на выезде» - споткнуться и упасть по лестнице, четырежды ненароком выстрелив в себя из табельного оружия…

- Сурово у вас там… - протянул я. – Но это не всё?

- Не всё. Есть и другая причина. Как вы думаете, можно совершать добрые поступки из зависти?

- Не слышал о таком… – Я был обескуражен вопросом.

- Понимаете, ваша жена…

- Лила.

- Да, Лила. Я словно бы вижу своё отражение. Манера одеваться, говорить, двигаться… ха, стиль боя. Да и характер, насколько я могу судить… Она это я, какой я могла бы стать, но какой никогда не стану. У неё есть то, чего у меня не было, нет и, полагаю, никогда не будет. У неё есть семья, дети. Есть те, кого она любит и те, кто любит её. Я лишена и того, и другого…

Я растерялся от подобной откровенности. Майор, как и Лила не была тем человеком, который готов открыться первому встречному. Неужели, есть во мне что-то располагающее к подобной искренности?

- Вы на самом деле похожи. Так почему у вас не может всё сложиться так же как у неё? Вы привлекательная женщина, умная, красивая, сильная. Почему вы должны быть в одиночестве?

- Из-за тех качеств, что вы и перечислили. Знаете, я себя не идеализирую. Я знаю свои недостатки. Я могу быть требовательна, самоуверенна, эгоистична. Много еще чего. Я не умею прощать чужие ошибки, как не умею признавать свои. Я разучилась верить людям. Слишком много было в жизни… разного…. Я пытаюсь исправить себя, но выходит, прямо скажем, плохо. А иногда думаю – что это никому и не нужно?

- Вы слишком строги к себе. Я уверен, вы очень хороший человек, как и Лила, просто не хотите этого показывать. Стесняетесь, боитесь, я не знаю…

- Нет. Я такая какая есть и похоже, иной мне не стать. Знаете, за мной пытались многие ухаживать. Одни вскоре уходили сами, других отталкивала я, и они уже не возвращались. Ни разу не было ничего хорошего. Я думаю, и с ней было нечто подобное… - я кивнул. – Но ей повезло. Ей встретились вы. Человек, который не побоялся быть с ней рядом, который не боялся становиться к ней ближе, обходя настроенную за долгие годы оборону. Я не знаю ничего о ваших отношениях, но могу предполагать… Наверное, она отталкивала вас, по глупости, от страха, от смущения назло самой себе. Но вы смогли остаться рядом с ней и все же пробиться через все преграды. Это заслуживает уважения.

- Вы хороший психолог. Так всё и обстояло, или примерно так.

- Это просто опыт и интуиция. Разбирайся я в психологии, я бы помогла самой себе. Вы с ней через всё это прошли, и я завидую ей, тому, что рядом с ней есть вы. Такие люди редкость.

Кажется, я покраснел, пробормотал смущенно:

- Да будет вам…, таких полно. Просто нужно уметь смотреть. Например, тот парень, что был вчера с вами, он кажется достойным человеком…

- Да. Но он уже женат. Единственный из всей нашей команды. Вы не правы, подобные люди правда не часто встречаются. И видя в вашей жене своё отражение, я не захотела ломать ей жизнь. Я уверена, вы смогли бы выкрутиться, но вот, сколько нервов и сил было бы потрачено впустую…. Пусть будет счастлива с семьей.

- Спасибо вам большое.

- Не нужно. Это, весьма своеобразный, но эгоистичный поступок. Позволить нормально жить человеку, так похожему на тебя. Хотя, я не хочу вам врать, поначалу я думала поступить иначе и сделать так, чтобы она оказалась за решеткой. Я знаю, вы не бросили бы её, навещали, делали что возможно. Но всё равно, она была бы далеко от вас. А я близко – знаете, суды, допросы, проверки… и возможно, у нас бы с вами могло что-нибудь сложиться. – Мне стало страшно от услышанного, мысли путались. Часть разума соглашалась с её словами, другая возражала, что Лилу бы я не предал никогда и ни за что. – Но я понимала, что это будет очень подло. Знаете, в чем-то Чез был прав, с такой работой как моя и его, скоро начинаешь забывать, где служба, а где жизнь, когда нужно выбирать средства, а когда нет. Это с ним и произошло. А я смогла удержаться.

- Скажите, майор, - я решил немного сменить тему, - вчера Чез колебался с выстрелом, я успел заметить. Он замешкался и дал Лиле шанс. Вы узнали – почему?

- Да. У него есть определенные проблемы с головой, но он не полный псих, готовый убивать налево и направо. Я не знаю, как насчет других, но в неё он не смог выстрелить. Он ведь Лилу вовсе не ненавидит, как вы могли бы предположить. Скорее, чувствует благодарность за то, что она показала ему новые горизонты в жизни. Значок в глотке явно неплохо влияет на мозги, – она усмехнулась, - да, я видела ту запись с камер наблюдения. Если хотите – могу подарить вам копию… К тому же, Лила до сих пор ему симпатична, может и не любовь, но определенно – приязнь.

- Я ценю вашу откровенность и ваше решение. Я очень благодарен вам.

- Ну, есть еще и третья причина. Мы…, хорошо, я посчитала, что нашему отделу не помешает еще один сотрудник. Мы бы хотели предложить Лиле работать у нас. Тут уж точно острых ощущений ей хватит с верхом. – Она встала, вытащила из кармана визитку и протянула мне. – Она меня серьезно удивила своей подготовкой. К тому же, теперь она сможет нам много рассказать о своей работе, мы раскрутим это дело, всю их структуру…

- Полагаю, это предложение, от которого невозможно отказаться? – Я грустно улыбнулся. – Но всё равно, мой и её ответ – нет. Мы только что вывернулись из одной переделки, и нет ни малейшего желания попасть в другую. К тому же, я не хочу встревать в такой конфликт, когда обеим сторонам всё известно о нашей семье.

- Хорошо. – Она не выглядела обиженной, да и руку не убрала. – Я предполагала, что вы откажетесь. А как в таком случае, насчет должности инструктора по рукопашному бою, по вечерам, неполный день?

- Инструктора?

- Да. Замечу, что я лучшая в отделе, но вчера мы были как минимум на равных. К тому же, я не умею учить…. А у неё, полагаю, это получится.

- Вы настолько хотите её заполучить?

- Пусть она лучше будет с нами. Человека с такой подготовкой нельзя оставлять без присмотра.

Я тоже встал, забрал визитку и положил в карман.

- Стоит подумать. Я надеюсь, у вас там неплохо оплачивается отпуск по беременности.

- Никогда не интересовалась. Ни одному сотруднику до сих пор это не понадобилось. А разве она…

- Нет. Но мы думали над этим. Мы с самого начала решили, что детей будет двое. Так что, рано или поздно…

- Полагаю, оплата будет достойной. Ладно, мне уже пора.

- Хорошо, я провожу вас. Кстати, скажите, а, правда, что у вас в отделе работают только киборги?

- Глупые россказни. Я говорила, у меня после одного ранения часть мозга заменили схемами, но это и всё. Мы обычные люди. И делать из вашей благоверной боевого киборга никто не собирается, если вы об этом.

Уже на пороге она обернулась и вдруг спросила:

- Скажите, а вы никогда не задумывались, что ваша жена – не единственная и уникальная в своём роде?

Я понял вопрос. Покачал головой.

- Скажем так, это было давно. Вы мне нравитесь, и встреться мы четыре года назад, или даже три…. Но сейчас – нет. Лила для меня именно единственная и уникальная. Другой не надо, но и её никому не отдам. Не расстраивайтесь, ведь таких как я – много. Вам просто нужно найти себе одного неплохого парня, из этого множества, совсем не трудно ведь…

- Если бы это было так… Наверное, людям вроде меня и впрямь редко везет. Но теперь я убедилась, что подобные случаи бывают. До скорого, еще увидимся, я полагаю. Обращайтесь в любой момент, если вам что-нибудь понадобится.

- До свидания, Мотоко. – Надо же, я сумел правильно выговорить её имя. Хотя, после девичьей фамилии жены… Я смотрел, как она быстрым шагом уходит в сторону центра города. По снегу рядом с Кусанаги стелилась темно-фиолетовая тень, идеально прямая, как и она сама. Гордая женщина… и одинокая… Почему им всегда так не везет? А ей я ничем помочь не могу. Хотя…, если Лила устроится к ним работать, может мы сможем иногда видится. Может, я смогу стать для неё другом и хоть чем-то помочь в жизни…? Но жена меня живьем в землю закопает, стоит приблизиться к другой. Хотя, если они смогут подружиться…. Я посмотрел вверх. Надо же, наконец-то за эти дни расчистилось небо. Я уже начал забывать со всем этим снегом, как солнце выглядит.

Так ничего и не придумав, я отправился обратно в детскую. Лила уже была тут, неумело пытаясь что-нибудь связное изобразить на голофоне. Получалось у неё так себе, но сыну нравилось. Когда я вошел, она как раз пыталась показать тот момент, когда мы с ней стояли на балконе в фиолетовом сиянии, вечером в день святого Валентина. Картинка сверкнув исчезла, Лила обернулась ко мне, спросила отложив инструмент:

- Кто это был?

- Даже и не знаю. Может новый друг, а может – новая проблема…. Слушай, так ты уверена, что хочешь прямо сегодня пойти на работу? Может лучше…

- Сегодня и никак иначе! И не просто на работу – а сегодня же в рейс. Я уверена, у старого маразматика всегда найдется задание, которым он попытаться нас убить.

- Хорошо, дорогая. Но как быть с Янси? С ним должен кто-то остаться, ты же не возьмешь его на корабль?

- Черт… Эми явно не в том состоянии. Её можно звать разве что вместе с Кифом. Но для ребенка это будет и не слишком-то педагогично, да и просто они про него совершенно забудут. Что же делать?

- Подожди, есть одна идея… - Я вытащил из кармана визитку, посмотрел на неё и, усмехнувшись, пошел за телефоном.

- Фрай, у тебя есть телефон подходящей няньки?

- Ну что-то вроде того. По крайней мере, она обещала, что я могу к ней обращаться в случае чего… - Я начал нажимать на кнопки, хихикнув при мысли о том, какое лицо будет у майора полиции, когда её попросят присмотреть за ребёнком…

Эпилог.

В квартале от дома семейства Фрай рядом с алеф-плексом был запаркован желтый спортивный автомобиль, внутри скучали двое подчиненных Кусанаги. Молодой дремал за рулем, старший развалившись на заднем сидении, лениво смотрел в окно на киноафиши. Мягко хлопнула дверь, майор села сзади, не говоря ни слова и явно думая о чем-то своём. Оба её сотрудника как по команде выпрямились, глядя на начальницу в ожидании приказов. Особенно старался водитель, ему уже досталось вчера от Кусанаги за, как она выразилась, «раздолбайство», а потом утром еще и шеф устроил головомойку. Теперь он старался не давать ни малейшего повода для нареканий. Еще пару секунд она о чем-то раздумывала, потом слегка тряхнула головой и сказала:

– Тогуса, едем в управление.

- Вас понял. – Водитель поднял машину в воздух и направил к центру города. – Как там всё прошло?

- Нормально. Примерно как я и рассчитывала. Они не согласились на оперативную должность, но обещали подумать о работе в качестве инструктора. Скорее всего, предложение будет принято.

- К чему такие сложности? – Немного удивлённо спросил он. - Это же преступница, а у нас есть все улики. Ничего не стоит заставить её делать всё что угодно.

- Мне не нужны те, кто работает за страх. – Объяснила Кусанаги. – Мне нужны коллеги. Всегда стоит оставлять выбор. Или хотя бы иллюзию выбора.

- Я по-прежнему не понимаю, так ли нам нужен еще один сотрудник, – задал вопрос его напарник. – Тем более – на место инструктора. И знаешь…, я не думаю, что вы с ней уживетесь.

- Вот как? – майор посмотрела на него. – С чего это тебе в голову пришла такая мысль?

- Ну… это же понятно. – Здоровяк заметно смутился. – Я читал её досье. Слишком независимая. Чересчур самоуверенная. Любит командовать, а не подчиняться. Она бы уместно смотрелась на твоей должности, а вот в качестве подчиненной…

- То есть, Бато, ты хочешь сказать, что я тоже самоуверенная и люблю командовать? – вопрос был задан обманчиво безразличным тоном.

- Э-э-э… - человек подобной комплекции очень забавно смотрится покрасневшим.

- Я это знаю, - спокойно заявила майор. - Но тут ничего не поделаешь. А с Лилой, я уверена, мы найдем общий язык. Нам и помимо работы будет о чем поговорить. Что же касается должности, то это лишь первый шаг. Пусть она освоится в отделе. Я полагаю, через некоторое время они согласятся на её перевод в оперативники. Я на это надеюсь.

- Майор, а почему ты всё время говоришь «они», «согласятся»? - поинтересовался Бато. – Мне парень не показался особо крутым, я уверен, что он давно и прочно у такой м, я уверен что он давно у жены под каблуком и ничего не решает.жены под каблуком, и ничего не решает.

- В данном случае сила решает далеко не всё. – Женщина покачала головой. - Да, Лила куда сильнее мужа, она может им командовать и отдавать ему приказы, он будет подчиняться. Но он может её просто попросить о чём-нибудь. И она сделает так, как он хочет. Мы к такому не привыкли… Я убеждена, что она без его согласия теперь и шагу не ступит, ну, по крайней мере – первое время. Так что я считаю, что нужно строить нормальнее отношения и с Филиппом тоже, иначе мы от Лилы ничего не добьемся.

- Тебе видней. Да, Мотоко, а ты будешь на сегодняшней вечеринке в управлении? Конечно, знаю, ты не очень любишь сборища… Но тут значимый повод. Полковник решил отметить сразу и завершение расследования, и избавление от этого чинуши. Наконец-то…

- Да, мужику явно повезло с фамилией, почти как вам, майор*. Хотя, пожалуй, стоило бы ему добавить пару букв. – Вставил Тогуса, не оборачиваясь.

Кусанаги улыбнулась, собираясь что-то ответить, но тут из кармана её куртки донесся сигнал телефона. Она достала мобильник и, не включая видеосигнал, нажала кнопку приема.

- Майор Кусанаги. Ах, это вы. Так быстро приняли решение? … Понятно, это ваше право, я не тороплю. Но тогда есть какая-то проблема? … Да, я обещала помочь, если что-то понадобится, я слушаю, не стесняйтесь. … Что? Э-э-э… да, наверное…, я согласна. Когда? … Да-да, я буду. Нет, не волнуйтесь, вы не нарушили моих планов, у меня их не было, всё в порядке. … Да, всё нормально. До свиданья.

Она убрала телефон обратно и стала молча смотреть в пространство перед собой. Подчиненные готовы были поклясться, что впервые видят Кусанаги растерянной и изумлённой. Было похоже, будто она не знает, что же ей делать, состояние для неё практически невероятное. Она потерла лоб, покачала головой в раздумьях.

- Майор? – никакой реакции. – Мотоко?

- А-а?… Да. Конечно… - как-то невпопад сказала она. - Да, Бато, всё в норме. Это Фрай звонил.

- Они отказались?

- Нет. Скорее даже наоборот. Сказал, что всё еще размышляют, но, я предполагаю, верное решение уже принято.

- Тогда в чем дело? Ты на себя не похожа.

- Я обещала помочь, если им что-нибудь понадобиться. По-дружески, так сказать. Они хотят…, чтобы я присмотрела за ребенком… - сказала она в полной растерянности.

- Ну, ты сама ведь предложила свою помощь, никто за язык не тянул. – Бато пожал плечами. – Поработаешь нянькой, для благого же дела. – Он хихикнул.

- Но я ничего не знаю о детях… - неожиданно беспомощно сказала она. – Совсем! Я не знаю даже, что мне надо делать. Я, наверное, побаиваюсь…, я же совершенно ничего не понимаю. И отступиться не могу. Во-первых, я пообещала. Во-вторых, просто стыдно офицеру спецназа спасовать перед такой проблемой…

- Знаете, куда проще пойти на захват мафиозной группировки с одним ножом, чем приглядывать за маленьким ребенком без какой-либо подготовки. – Подал голос водитель. – Поверьте моему опыту. У меня поначалу тоже постоянно было такое состояние и точно такое же выражение лица. Потом освоился…

- Точно! Тогуса, ты же у нас женатый человек. – Майор обрадовано посмотрела на него. – У тебя сыну, кажется, год, не так ли?

- Да, год и два месяца. И дочке три года. – Тепло сказал он. – Но вы раньше не очень-то интересовались моей семейной жизнью, майор.

- Извини. Не важно… Главное, ты можешь мне помочь. – Быстро заговорила она, обнаружив путь к спасению. - Еще полтора часа. Так что, пока я буду изучать рапорты, ты хоть кратко расскажи, что и как мне делать. Иначе позору не оберешься…

- Да ладно вам, майор. Откуда вам это знать, вы же замужем за работой, так сказать. Я вам расскажу, что успею, но не уверен, что этого хватит. Может, лучше будет, если я пойду с вами?…

- Нет! Вот еще… Подумают, что я одна справиться не могу. Откровенно говоря, конечно, не могу, но признаваться в этом неудобно. Я сама. И потом, нужно ведь и подобного опыта набираться, я не собираюсь, как ты говоришь, всю жизнь состоять в браке с работой. – Эти слова удивили её подчиненных. Все в отделе давно и обоснованно считали Кусанаги трудоголиком, которой практически наплевать на личную жизнь. – Я уверена, что Лила всему тоже научилась далеко не сразу, я думаю, что освоюсь быстрее неё. Так что, я сама со всем справлюсь. – Самоуверенно заявила она. Потом, впрочем, добавила – Хотя телефон, пожалуй, не выключай, мало ли что, вдруг надо будет пару раз уточнить какую-нибудь мелочь. Вряд ли конечно, но на всякий случай…

- Хорошо, майор. А надолго вы?

- Нет. Часов шесть, всего лишь. – Легкомысленно сказала Кусанаги.

- Я бы скорее сказал – «целых шесть». – Добавил он тихо. Тогуса сделал заметку в памяти, предупредить жену о том, что сегодня в течение часов семи-восьми телефон у него будет постоянно занят. Полицейский никогда не жаловался на забывчивость, и он великолепно помнил свой первый подобный опыт. – Вы не волнуйтесь, майор, я уверен что ваш опыт тактического планирования и оперативного командования в боевой обстановке вам поможет.

- О чём это ты?

- О, скоро узнаете.

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

*Примечание по переводу:

«Эррогейт» от «Arrogate» и близко по звучанию к «Arrogant» (англ.)

«Кусанаги» - «небесный меч» либо «поражающий меч» (яп.)



К списку всех фанфиков


Наверх
Все эпизоды онлайн Скачать все эпизоды Комиксы Субтитры Русские аудио дорожки Музыка из серий Удалённые сцены Видеобонусы с DVD Видеоигра Футурама Оригинальные обои Темы для рабочего стола Музыка (MIDI) Скринсэйверы Серии в скриншотах HD скриншоты Настенные календари Скины для WinAmp`a Песни Кэти Сигал
Генолаборатория Угадай цитату Leela`s Birthclock Для мобильника Кроссворды Шуточный фан-тест Серьёзный фан-тест
Неприятности, как они есть
Кое-что о сферонском синдроме
Brannigan the Best
И ГРУСТНО, И ГНУСНО
Там, где рождается дождь
Pawell
Запчасти для автомобилейНезависимый Форум о Симпсонах и ФутурамеWork More - Работай Больше!The Infosphere: A Futurama WikiFuturamer.ruFuturama-MadhouseАмериканский Папаша Онлайн - весь сериал American Dad!ИНФОСФЕРАFuturama-FranceРекламное агентство РеверонСимпсоны в РоссииCan't Get Enought FuturamaMass Effect - вселенная игр серииThe Futurama PointFuturama-Area.DE




Яндекс.Метрика
службы мониторинга серверов Firefox Download Button количество читателей онлайн и всего

Разработка и поддержка: Pawell

Ключевые слова: футурама, futurama, Фрай, Лила, Бендер, Зойдберг, комиксы, музыка, обои, футурама онлайн, futurama, Fry, Leela, Bender, Zoidberg, смотреть футураму, туранга лила, филипп фрай, бендер родригез, мэтт гроунинг, futurama DVD, matt groening, david cohen, XX fox

Страница сгенерирована за 0.405200 секунд