Хорошие новости! Авторизация Регистрация Наш Форум Герои Футурамы Рейтинг персонажей Содержание серий Актёры в Футураме Интервью Фильм-о-рама Языки инопланетян Мультики на экранах Как их рисовать
ФанАрт СканАрт Фанфики ФанМузыка ФанВидео ФанКомиксы Поделки Фанов Сценарии серий ФанВидео старое ASCII картинки Соревнования Обои для рабочего стола Флэш-анимация Игры для ПК Статьи
Баги в Футураме Разные видеоролики Сценарии эпизодов Время до Футурамы Иконки для WinXP DVD менюшки Шрифты Для игр Кэти Сэгал | Лила Лила и спорт DVD с Футурамой Почтовые марки Разные картинки Другие дизайны English Navigation Bar Архив новостей Сайты о Футураме О нашем сайте
Parts78.com - автозапчасти на заказ по низким ценам в Санкт-Петербурге (812) 970-02-28

Бендер Ведь в конце концев наша любовь такая же как ваша, только жарче, потому что тут есть я. (387)

Знаешь всю Футураму наизусть? Проверь свои знания! Игра "Угадай цитату"!

Фанфики

Я выбираю свою роль


Автор: Inf_guard
Опубликовано: 27.05.2010


Глава 1. Никто, кроме неё.

Протокол выхода системы из спящего режима. Причина: краткосрочный шум, значительно превышающий уровень, допустимый для нынешнего состояния. Источник: неизвестно, проводится анализ вариантов. Текущее состояние: похмелье – 26%, недосыпание и злость за него – 21%, итого свободных ресурсов ЦП – 53%. Задачи: 1) похмелится (цели присвоен высший приоритет), 2) установить повод несвоевременного пробуждения, 3) если подтвердится выдвинутое предположение – надавать этому поводу по его человеческой шее. Приступить к выполнению. Загрузка системы завершена…

Бендер кое-как продрал глаза, или, если говорить точнее, тяжело и со скрипом поднял щит с оптических сенсоров. Утро начиналось паршиво. Мало того, что вчера у него в баре деньги закончились раньше, чем он осилил свою норму, и теперь мучился с недопоя. Так еще скачанный накануне из сети робосон оказался не ожидаемой дешевой порнографией, а какой-то романтической лабудой, с детским рейтингом, но даже без Калькулона! Но и эту лирическую нудятину, которой он, тем не менее, поневоле увлекся, досмотреть ему не дали. В зале что-то упало с тяжким грохотом, инициируя прерывание в его программе воспроизведения сновидений.

Протяжно вздохнув, робот открыл дверь, ведущую в его «шкаф», который люди отчего-то считали основной частью квартиры. Что ж, одного взгляда ему хватило, чтобы убедиться в верности своей догадки… По телевизору в половину громкости шло «Доброе утро, ничтожные людишки» с Морбо, до того мирно стоявший напротив экрана диван был повален. Виновник происшествия обнаружился здесь же: оглушенный падением Фрай растянулся неподалеку, лежа спиной на полу, а ногами – на спинке дивана.

- Святой Питер Нортон и все его творения! Фрай, какого черта ты вытворяешь с утра пораньше? Эй, кусок мяса, я с тобой говорю!

- Бендер? – парень с трудом поднял (хотя, учитывая его положение – скорее, опустил) веки, и попытался сфокусировать взгляд на источнике звука. – А почему это ты стоишь на потолке?

- Хах, несмотря на то, что я настолько крут, что умею это делать, в данный момент, я все-таки стою на полу. – Покровительственным тоном объяснил робот. – Это ты лежишь непонятно как. Или встань, или хотя бы перевернись, и поговорим, как положено. То есть, как трусливое домашнее животное со своим жестоким, но отходчивым хозяином.

- Надо же, как неудобно получилось. – Человеку удалось сориентироваться в пространстве, сейчас он пытался собрать конечности и подняться. Пусть и не сразу, но это у него получилось. – Извини, я не думал, что так выйдет. Не должно было.

- Зачем ты диван-то уронил?

- А, не важно. Мелочи. Случайность… - Фрай смутился и принялся на ходу придумывать оправдания.

- Ну-ну. Тёте моей расскажешь, она как раз детектором лжи работала до пенсии… Зная тебя, я могу предположить. К примеру, заскучав без единственного и неповторимого друга, ты тут уснул перед ящиком. – Глядя, как Фрай, напрягаясь изо всех сил, возвращает мебель на место, Бендер принялся строить догадки, даже и не подумав ему помочь. – После чего тебе во сне явилась наша лилововолосая мутантка, не слишком-то одетая, вот ты и рванулся к ней, диван перевернув.

- Эй, это уже было неделю тому назад! С тех пор я научился держать себя в руках.

- Верится слабо, но допустим. Тогда я бы сказал, что имел место кувырок назад, выполненный без страховки, подготовки и тренировки олухом, который даже не знает слова «координация». – Припечатал он.

- Ну, если опустить вторую часть… А ты еще говорил, что у роботов нет интуиции. – Фрай присел на подлокотник.

- А ее и нет. Интуицию нам заменяет генератор случайных чисел.

- И как?

- Правильные ответы выпадают уж чаще, чем у вас. Но ты не уводи разговор. На черта ты это делал, вот каков основной вопрос.

- Понимаешь, ведь пари это дело чести…

- Та-а-ак, вот с этого места поподробней. – Робот тут же окончательно проснулся. – С кем? О чем? И самое главное – на какую сумму?

- Сумму? Причем тут деньги? Мы просто с Лилой поспорили…

- Да, ну так, какая ставка, на сколько ты влетел?

- Бендер, ты что, способен со своей девушкой спорить на деньги?

- Разумеется! Элементарно. Регулярно этим занимаюсь.

- Ладно, проехали… - Фрай махнул рукой. - Так вот, недели три назад зашел у нас разговор. Про голофон и всё такое… Она сказала, что всё это очень хорошо, но можно было обойтись и куда меньшим сроком. Она бы точно обошлась. В общем, дальше слово за слово…

- И одно повлекло за собой другое.

- Что? А-а-а, нет. Пока нет. Спор вышел очень увлекательным, я и не заметил, как заявил, будто смогу быстро достигнуть её уровня в бою. Сошлись на том, что я через три недели должен суметь выстоять против неё полторы минуты. Завтра день «сдачи результатов»…

- Так, стоп. То есть, ты хочешь сказать, что напрягался и готовился три недели только потому, что она так сказала? Она попросила, и ты тратил на это свое свободное время, так? – казалось, Бендер не мог поверить услышанному.

- Пожалуй, если упрощенно…, то так и есть. – Согласился Фрай.

- Тряпка. – Выдал робот, потом добавил: Подкаблучник. Размазня. Слабак. Что ты за мужик, если идешь у женщины на поводу? Да я бы так никогда не поступил.

- Может быть… Но и ты меня не дослушал. – Он улыбнулся. - Спор был двусторонним. Я выполняю её условие, она – моё. Все честно. И пока я тут изучаю удары с разворота, она должна освоить какой-либо музыкальный инструмент и сыграть хотя бы одну песню от начала до конца.

- Полный бред! – оценил Бендер идею. - Просто абсолютный. Делать вам, что ли, нечего?

- Ну не скажи… Я смогу доказать ей, что способен измениться ради нее. А она – ради меня.

- Обалдеть… «Измениться ради нее»… Я бы никогда на это не пошел. Я велик таким, какой есть, и меняться ради кого-то другого не собирался и не собираюсь. Вот еще! Это глупо. А ты себя ведешь как рохля и бесхребетник.

- А она, в таком случае?

- Хм-м-м… - робот задумался. – А черт ее знает… Я ее последний месяц вообще не узнаю временами.

- Ха, что ж, могу считать это комплиментом в свой адрес. Но, боюсь, победит, определенно, Лила. И мне придется отдавать выигрыш. Мы не спорили на деньги, но условия были. Если я проиграю, то буду вынужден целый месяц содержать квартиру в порядке и чистоте, как у нее. А я тебе скажу, что по сравнению с ее домом, армейская казарма покажется грязным притоном.

- Какая жестокость, - посочувствовал Бендер неискренне, покосившись на обглоданный скелет совы, запутавшийся в паутине под потолком, - но что-то это все мне не нравится. А если победишь ты?

- То Лила весь следующий месяц никого и пальцем не тронет. Как бы ей того не хотелось, она не станет даже ругаться на других, вне зависимости от их проступков. – Объяснил курьер.

- Даже если какой-то мажор подрежет ее на трасе, она не станет догонять его, отрывать от звездолета выхлопную трубу и засовывать ему в…

- Да.

- И если я буду курить на мостике, она не станет меня бить ногой по голове? – не поверил робот.

- Если ты будешь на мостике курить, пить пиво, смотреть на всю громкость любимый сериал на обзорном экране и при этом смеяться над ее глазом одновременно. Мы особо обговорили этот пункт. – Уточнил Фрай.

- Все, друг, у тебя есть теперь мощная группа поддержки! Я за тебя горой.

- Спасибо, Бендер, я в тебе не сомневался. – Сложно было сказать, заявил этой Фрай искренне или уже успел набраться сарказма у Лилы.

- Слушай, а если она обнаружит, проснувшись, рядом с собой Браннигана?

- Думаю, из любого правила бывают исключения. Ладно, что-то мы заболтались, нам уже пора на работу. Собираемся, в темпе. – Фрай подскочил с места, начал рыться в разбросанных по комнате вещах. – Слушай, Бендер, ты мой шарф не видел тут нигде?

- Какой еще шарф? Там же тепло, сентябрь на дворе. Какие вы, люди, слабые…

- Зеленый шарф. – Видимо, он принял вопрос Бендера всерьез. – Тепло, а ветер холодный. Простыть ничего не стоит, так Лила сказала. Она мне его затем и подарила, чтобы носил, а не оставлял пылиться. Как она говорит: подарок должен быть функциональным…

- Та-а-ак, погоди. Значит, она тебе подарила этот шарф и велела его носить, верно? – робот прищурился.

- Попросила…

- Неважно. Вновь тебя обзывать тряпкой смысла не вижу. Но вот что я тебе скажу, приятель. – Он понизил голос. – Ты в большой опасности.

- Что? – Фрай испуганно заозирался. – В чем дело? Опять у соседа сверху домашний ксеноморф сбежал?

- Нет, тут зверь пострашнее… Знаешь, что опытные люди, ну и боты тоже, говорят? После того, как она начинает лезть в твой гардероб – уже, почитай, всё пропало. Поверь, сегодня она выбирает тебе шарф, завтра – готовит список, кого пригласить на вашу свадьбу. Потом ты вдруг узнаешь, что годовалому ребенку нужно денег больше, чем ты тратил в самом жестком запое. Затем ты все вечера проводишь не с друзьями в баре, а делая глупые домашние задания за детей. И вот ты уже и не заметил, как твоя дочь спрашивает, как им назвать твоего внука!

- А ты откуда все это знаешь? – полюбопытствовал человек.

- Да, я это в своем любимом пабе слышу каждый вечер, в различных вариациях. Ну, как перспектива?

- Хмм… Ты полагаешь, что я… испугаюсь всего этого?

- Д-да, разумеется! А как иначе?

- Э-э-э, даже не знаю, как и сказать… В общем, я был бы рад, если бы у нас с ней все шло именно так. Да, я был бы счастлив. Смею надеяться, и она считает так же. Ты очень интересно все изложил.

- А… - робот замер в ступоре. Мир для Бендера перевернулся, явно сделав по пути несколько лишних оборотов. – Ты хочешь сказать, кусок мяса, что увлекся нашей злобоглазкой настолько всерьез? С далеко идущими планами, так сказать?

- Разумеется. А ты как думал? И вовсе она не злая…

- Ну да, она лиловая и пушистая, кому другому расскажи. Я всегда считал, что ты себя ведешь, как нормальный мужик. Идешь на принцип. Вот, как я встречался с одной рободевицей, которая была асфальтоукладчиком. Да-а, зато теперь я понимаю выражение «попасть под каток» совсем иначе… Или другая была, армейский дроид силовой разведки… Тоже не забуду. Я думал, и ты так же. Экзотика. Необычные впечатления и интересные воспоминания. А ты, оказывается, вот как…

- Не знаю… может, в самом начале так и было… Давно. Сейчас все иначе. Её внешность… она имеет второстепенное значение, и потом, она прекрасна такой, какая есть. Её взгляд, её голос, блеск волос, изящность в каждом движении… - казалось, он совсем позабыл о собеседнике, уйдя в воспоминания. – Но важнее этого – Лила самый лучший человек, из всех, кого я знаю. Я просто хочу быть с ней. Всегда. Теперь, вроде бы, все пошло неплохо, я надеюсь, что не надоем ей. Что мы и дальше будем вместе. А если всё будет серьезно, и потом она захочет оформить отношения… Что ж, я думаю, что с радостью соглашусь.

- Да ты что несешь, приятель?! Настоящий мужик должен быть одиноким волком. Женщины и деньги – две приходящие вещи в жизни, они нужны, но они должны постоянно обновляться.

- Раньше я тоже так считал. До того, как её встретил. Но сейчас, все это кажется такой глупостью… - Фрай рассеянно улыбнулся, потом добавил твёрдо: Мне нужна только она одна. И никто больше.

- Послушай старого мудрого Бендера…

- Черт, в другой раз, мы уже почти опоздали! Быстрей, пошли!

Робот не договорил, когда друг буквально вытолкал его из квартиры и направился к лифту. «Проклятье, с каких пор он начал так спешить на службу?» - подумал Бендер, следуя за Фраем. – «Раньше он первым предлагал задержаться дома, потрепаться, телик посмотреть. Но последние пару месяцев, как будто на службе его ящик халявного пива ждет, стоит войти в офис. Какого черта с ним творится?»

Уже когда они подходили к офису, Бендер решил прояснить момент, который занимал его всю дорогу. Поравнявшись с ушедшим, было, вперед Фраем, он решил начать разговор издалека:

- Слушай, приятель, можешь прояснить кое-что про человеков? – дождавшись кивка, он продолжил. – У роботов такие случаи чрезвычайно редки, но у живых, я слышал, подобное иногда бывает… Когда два человека заводят семью, они, вроде как, могут жить вместе, я не ошибаюсь?

- Да, ты совершенно прав. У людей так всегда происходит, супруги живут вместе. – Не удивившись вопросу, пояснил Фрай, застегивая куртку до горла, чтобы не так донимал пронизывающий ветер. - А очень часто, даже и задолго до свадьбы, после того, как встречаются некоторое время. Хотя тут бывают исключения, как Эми и Киф, например. Наш земноводный друг очень долго уговаривал Эми переехать к нему, но она отказалась.

- Это еще почему? – удивился Бендер. – Если ты говоришь, что такая у вас традиция…

- Потому что дом Кифа – каюта на звездолете, объемом в 10 кубометров, в самом лучшем случае. Эми, разумеется, это не устроило. Учитывая, что девчонка однажды унаследует половину Марса, полагаю, это не её уровень. Так что, всякое бывает. Но это, если до свадьбы. А уж после – можно сказать в обязательном порядке так или иначе, но супруги живут вместе.

- Понятно. Хорошо, что объяснил… А вот слушай, ты с Лилой…, когда она к нам переедет, в таком случае? – задал робот основной вопрос.

- Кгхм! Бендер… - Фрай от неожиданности запнулся через кучу опавших листьев, перебросившись парой ругательств с дроидом-дворником. – Умеешь ты огорошить… Слушай, мы с ней встречаемся-то, по сути, чуть больше месяца. Кажется, шансы у меня есть. Вот если все так пойдет и дальше, полагаю, рано или поздно будет поднят вопрос о том, чтобы жить вместе. Это было бы просто здорово! – он улыбнулся. – Только знаешь, я не уверен, что все будет, как ты предлагаешь…

- Э-э, не понял…

- Я не уверен, что она согласится жить у нас. Я даже не уверен, что сам на это соглашусь. Но и у неё… Мне будет неловко переехать к ней. Опять же, места мало, да и родители её могут нагрянуть в любой момент по вентиляции, зачем нам оно надо? Хотя, если она захочет так поступить, соглашусь и я. Не знаю, так странно думать наперед… Наверное, будем искать какой-нибудь вариант, она что-нибудь обязательно изобретет.

- Но почему не к нам? Там в шкафу уйма кубометров, а ты его один занимаешь!

- Даже если исключить грязь. И что все соседи – роботы… Все равно… Не то. Мы будем не одни.

- Ха, да ладно тебе! – Бендер подмигнул. – Все мы взрослые, я всё понимаю… Я вам мешать не буду, хе-хе, делайте что хотите, лишь бы шкаф уцелел и мне телевизор не заглушали.

- Нет. Ты не понимаешь. Я говорю не об этом. Хотя, если бы мы… Так, о чем это я? Ах да. Знаешь, такое необычное чувство… Когда она со мной, я хочу, чтобы больше никого не было вокруг, совершенно никого. Только я и она. И никто больше не нужен. Я думаю, что видел по её взгляду, и ей в такие моменты хочется того же. Может, если мы когда-нибудь будем жить вместе, все так и выйдет…

Они как раз подошли к офису. На последней фразе робот буквально застыл в дверях. Вовсе этого не заметив, Фрай сразу направился в зал для совещаний. Вскоре до Бендера донеслось разноголосое приветствие (похоже, все собрались) и его ответное: «Привет всем! Доброе утро, Лила». Если у сгибальщика не сбоили аудиофильтры, то вторую часть фразы его друг произнес совсем другим голосом. Робот помотал головой, сделал частичную перезагрузку и, немного придя в себя, отправился к остальным. Но он так и не мог поверить, что все сказанное Фраем не было какой-то глупой шуткой, придуманной, чтобы позлить лучшего друга. Лучшего ли? Теперь на этот вопрос уже не было однозначного ответа. «И никто больше не нужен…» Значит и Бендер – тоже?

Как оказалось, робот все-таки немного ошибся. Профессора на совещании не было, его вообще сегодня никто не видел. Сама планерка неожиданно прошла довольно скучно: доставок не намечалось, потому все просто вздремнули с полчаса под болтовню Гермеса. После чего бюрократ тоже куда-то технично смылся, так, что этого никто и не заметил. Радуясь отсутствию главного надзирателя, Бендер включил любимое «мыло» на широком экране конференц-зала, притащив ополовиненный ящик пива, ведро попкорна и закинув ноги на стол. Эми нигде видно не было, Фрай и Лила о чем-то негромко беседовали, стоя рядом у перил ангара лицом к кораблю. Зойдберг, когда ему надоело клянчить еду у бессердечного робота, решил уже отработанным манёвром заполучить внимание сразу двух человек. Лобстер направился к занятой разговором паре.

- …слетать на выходные в систему Рас Альхаг – это очень интересная мысль, ведь там… - договорить Лила не успела. Кто-то, радостно щелкая клешнями, обнял её (и Фрая) за плечи и восторженно сказал, пытаясь растолкать их, чтобы занять место у перил:

- Здравствуйте, друзья, как хорошо, что вы меня тут ждете…

Когда ротовые щупальца лобстера коснулись уха Лилы, она передернулась от отвращения и без предупреждения ударила его локтем в грудь. Панцирь инопланетянина не был сплошным, в нем имелись гибкие, а значит уязвимые, сегменты. За несколько лет девушка уже примерно изучила их расположение. Фрай же бесхитростно ухватил незваного гостя за щупальца и звонко приложил лбом о поручень. После чего они одновременно подхватили Зойдберга за ноги, отправляя в короткую познавательную экскурсию к полу ангара.

- …ведь там как раз будут проводиться традиционные гонки яхт под солнечным парусом. – Продолжила девушка, не обратив внимания на хруст хитина снизу. – Это очень увлекательно. Так что, я «за».

- Вот и замечательно… - теперь договорить не дали Фраю. На этот раз – Эми.

- Эй, они там срочно требуют вас троих! – крикнула стажерка, влетая в зал. – Говорят, что это важно. И что у них с вами контракт.

- Кто это - «они»?

- Порученцы мэра. – После этого ответа все трое недоуменно переглянулись.

Глава 2. Они сошлись…

- Как вы, должно быть, знаете, послезавтра утром в наш город с визитом пребывает делегация орков… – Начал второй заместитель мэра, когда вся команда устроились в представительном аэромобиле. Все трое расположились на широком заднем сидении (Фрай с Лилой постарались сесть поближе), а он – напротив них. Друзья выглядели мрачно – известие о том, что профессор, не озаботившись получением согласия, просто сдал их мэрии внаем «для выполнения важного задания» радовать не могло.

- Орков? – переспросил Фрай. – Это зеленые, большие и с во-о-от такими топорами?

- Э-э… ну… они большие, это точно. И зеленоватые. Но топоров, вроде нет, предпочитают более современное оружие.

- Тогда почему – орки?

- Да, нелепая история… Их самоназвание включает в себя 18 слов, и сокращать его они не собирались. Их родная система – Мира, Омикрон Кита. Слово «омикронцы» уже было занято, мирянами или китянами было называть как-то неудобно. Решили использовать латинское название созвездия. Но какой-то недоучившийся аспирант из той экспедиции ксенологов глянул в словарь, не удосужившись залезть в атлас, потому вместо «cetus» взял «orca». Так они и стали «орками», а не «кетами». Когда накладка обнаружилась – было поздно что-то менять, им уже понравилось это название. Так и повелось…

- Я не поняла, а мы-то здесь с какого бока? – прервала исторический экскурс Лила. – Багаж их где-то на альтаирском терминале забыли, и нужно его подвезти сюда? Что это вообще за орки такие?

Последний ее риторический вопрос заместитель и посчитал основным, потому, как ответил развернуто:

- Это один из немногих удачных проектов президента МакНила, светлая ему память. – Чиновник склонил голову. – Когда четыре года назад посреди одной из систем ДАП из гиперпрыжка вывалились три тяжеловооруженных крейсера с незнакомыми опознавательными знаками, он повел себя как всегда. То есть, лично по прямой связи умолял о мире, и говорил о сдаче. Орки не представляли, что главком может быть до такой степени труслив, потому восприняли его слова как предложение мира и согласились на переговоры, после которого было заключено обоюдовыгодное соглашение. Это раса воинов, иного занятия они для себя не мыслят. Но теперь они воюют, не где и с кем придется, а обороняя наши дальние рубежи и разведывая новые миры. По сути, это элита пограничных войск ДАП.

- Слушайте, вы можете нормально отвечать на вопросы? – Лила начала раздражаться. – Всё это познавательно, но меня не волнуют эти урки или орки. Мы здесь, вообще, при чем, вот что мне интересно?

- Разве вам не сказали? – удивился чиновник. – Вы проводите торжественную встречу делегации. Ну, знаете, прием, банкет, концерт…

Все трое изумленно уставились на помощника мэра. Такого они не ожидали.

- Встречу? – осторожно уточнила Лила.

- Да. Примерно каждые полгода на землю прибывает их флагман. Сдача отчетов, согласование новых целей, обмен разработками, закупка оружия и наём добровольцев.

- Но почему мы? – выразил общее недоумение Фрай.

- Думаю, мистер Попенмэйер все объяснит вам лучше. Мы уже прибыли, прошу за мной.

- Слушайте, а раз дело такое важное, почему им занимается второй, а не первый его зам? – спросила Лила по пути.

- Когда мы сообщили ему, кого нужно сопровождать, он как-то странно захихикал, потом закашлялся, и с ним случилось что-то вроде приступа астмы. Откачали, конечно… Но решили не рисковать и отправили меня.

- Понятно. – Кивнула она. Все четверо как раз подошли к кабинету мэра. Его помощник пропустил гостей, а сам остался снаружи.

- О, наконец-то вы прибыли! – Полноватый лысеющий градоначальник выскочил из-за стола. Радость его была излишне бурной, даже слегка истерической. – Я вас так давно жду! Времени почти не осталось, ведь. Все приготовления нужно было начинать еще вчера. Зачем вы протянули?

- Не так быстро. – Решила сразу со всем разобраться Лила, пока они занимали гостевые стулья перед его столом. – Мы об этом узнали полчаса назад. Почему наша фирма? Мы – курьерская команда, а не дипломаты.

- Вы у нас на хорошем счету, вы столько раз помогали городу. – Начал перечислять мэр. – Имеете правительственные награды. Талантливые, разносторонние…

- Все остальные отказались, да? – сразу понял Бендер.

- Да ну что вы! Просто выбрали вас, как самых лучших… - под пристальным взглядом пяти глаз чиновник сдался. Со вздохом произнес: Все наши отказались. И сказали, что любой тут же уволится, если его назначить приказом. Мы были вынуждены давать объявления в газеты и сеть. Но после собеседования согласился только ваш начальник, сказав, что у него как раз есть три задержавшихся на службе работника, а такая сумма за них – куда больше, чем он получит на черном рынке… - похоже, мэр решил ничего не таить.

- Какова вероятность гибели? – привычно уточнила девушка. Все уже было ясно.

- На данный момент – шестьдесят два с половиной процента. Нынешняя встреча будет девятой, а до этого – выжили три команды из восьми. Понимаете, у орков такой обычай… Если им не нравится оказанный прием, они, не трогая исполнителей, сразу уничтожают организаторов.

- У нас есть возможность отказаться? – безнадежно поинтересовался Фрай.

- Боюсь, что нет. Если вы разорвете контракт, то обязаны будете выплатить такую неустойку, что… А вот если вы погибнете на этом задании ваши наследники получат очень внушительную страховку. – Все трое переглянулись, пожав плечами. Наследников ни у кого из них не было, так что тут мэр сработал вхолостую… - Потому, лучше приступать. Чем больше времени потратите на подготовку – тем больше шансов на удачный исход.

- Ладно, что конкретно от нас требуется, по пунктам? – Лила сразу перевела разговор в практическое русло. Избить Фарнсуорта и Гермеса заботливо припасенной монтировкой будет можно и позднее…

- Ваша работа включает в себя три этапа. Первое – торжественная встреча их главнокомандующего в космопорту; второе – банкет для него и командного состава; третье – вечерний концерт. Вот, тут все написано. – Мэр выдал каждому по листку бумаги с планом.

- Отлично, раз помирать, так с музыкой… Командовать парадом буду я! - робот вскинул руку, несколько раз с жужжанием крутанув кистью.

– Не совсем так. – Попенмэйер воспринял его слова всерьез. – Мы здраво решили, что встречу и общее руководство осуществляет капитан, как наиболее спокойная, дипломатичная и выдержанная. Банкетом займется повар, - кивок на Бендера, - а организация музыкальной части, соответственно на курьере, она требует пунктуальности и тщательной подготовки.

- О-о-отлично… - Лила со стоном провела рукой по лицу. – Может, я сразу из окна выброшусь, чтобы умереть до нашего позора?

- Да ладно тебе, Лила, прорвемся. – Подбодрил её Фрай. Спросил у мэра: Скажите, хоть в двух словах, что это вообще за орки такие, чего от них ждать стоит? Какую кухню, там, предпочитают, какую музыку?

- Абсолютно достоверных данных нет, но мы учимся на опыте предыдущих команд, плюс нам поставляют данные ксенологи и дипломаты. Мира – двойная звезда, да еще и пульсирующая. Условия там просто чудовищны. Чтобы выжить, эта раса была вынуждена пройти отбор, куда более жестокий, чем на Земле. Их основным занятием была и остается война, остальным они занимаются по необходимости и в свободное время. Технологии – только двойные и военные, слово «искусство» практически незнакомо, в качестве одежды – исключительно униформа. Умение сражаться – главный критерий при определении статуса. В армии состоят все поголовно, невзирая на пол и ограничиваясь лишь по возрасту. Проблем с общением быть не должно, они обычно неплохо знают наш язык.

- Да-а… С концертом будет сложно – протянул Фрай. – Они, наверное, даже в душ не ходят, а маршируют и поют там только строевые песни хором.

- Ха, в точку, кусок мяса. – Бендер дал Фраю пять.

- А кто там сейчас главный, с кем мы будем иметь дело? – Лила не дала разговору уйти в сторону.

- Разумеется, у них там абсолютная монархия. Старый правитель занимается внутренними делами, и последние пять лет вся внешняя политика и войны, что для них, впрочем, одно и то же, поручены его наследнику – принцу Красу Кел-Авину. – На экране в углу кабинета появилась жутковатая рожа (лицом назвать совершенно не получалось) серо-зеленого цвета с очень коротким ежиком красноватых волос. – Ему сейчас около 23-х земных лет. Также, важным лицом является его первый советник – Шер Стотт, чуть младше 40-ка, по-земному. Ходят слухи, что именно благодаря его помощи принц добился таких успехов за эти пять лет. – Рядом появилось изображение еще одного орка – почти такая же зеленоватая морда, но с кривым шрамом ото лба до подбородка и чуть более длинными волосами. – Кроме того, как вы можете здесь видеть, они вполне человекообразны, разве что, ростом не меньше двух метров, очень сильные, кожа серо-зеленого цвета и бледно-красные волосы. Впрочем, в сети можно найти всю необходимую информацию. Я бы порекомендовал вам уже начинать приготовления. Хотя бы, озаботиться одеждой.

- Хм, а они Фраю не родственники… - пробормотал робот достаточно громко. - Точно, это же официальный прием. Мне надеть смокинг? – Бендер вытащил из грудного отсека вешалку с костюмом.

- Я бы не советовал. – Произнес мэр, удивленно глядя на него. – По крайней мере, из трех выживших команд, две предпочли форму. Да и вообще, орки недолюбливают гражданских, так что на время задания вам всем дадут временные звания.

- Каких войск? – насторожилась Лила. - Не флота ДАП, я очень надеюсь?

- Сами выберете. Еще вопросы есть?

- Есть, но разберемся с ними позже. А теперь, пожалуй, и впрямь пора впрягаться. Бендер, Фрай, идем.

- Как скажешь, Лила.

- А, может, немного погодя?

- Вставай, Бендер, некогда рассиживаться. Времени у нас, я так чувствую, вообще нет.

- Отлично, мой помощник вас проводит. И… желаю удачи, что ли… Земля не забудет своих героев.

Решить задачи первостепенной важности и отправиться домой, команде удалось только к семи часам вечера. Потому уже в половине восьмого перетрудившийся робот валялся на диване в своей квартире, реализуя гарантированное законом право на отдых. И вздумай кто помешать – на месте бы убил.

- Далее у нас «Криминальный Нью-Йорк», - прорычал с экрана Морбо в 20:00, - смотрите, как неумело слабые людишки убивают друг друга. Скоро, очень скоро мы всем покажем, как это нужно делать правильно. Ха-ха-ха! – От громового хохота монстра-телеведущего задребезжали стекла в комнате. Бендер достал из отсека на груди еще две бутылки пива, одну сразу открыл, вторую приложил к перегретой голове, после чего напиток едва не закипел. Услышав шаги, удаляющиеся к двери, Бендер крикнул:

- Вот так и надо, хот-дог! Молодой боец спинным мозгом чувствует невысказанное желание старшего по званию и опыту… Только я сказать тебе хотел, чтобы за пивом сгонял, а ты уж и сам. Бери «Юникс светлое», оно классно кэш прочищает…

- Э-э…, за пивом? – донесся растерянный голос. Бендер даже приподнялся на диване и посмотрел на друга. Что-то определенно было не так. Еще раз просканировав стоящего перед зеркалом человека, и прогнав образ через блок логики, робот насторожился. Зачем идти за пивом в пиджаке и с цветами?

- А как иначе. Через полчаса финал по боям без правил высшей роболиги! Тут без пива никак? Мы еще неделю назад посидеть собирались, я уж соседей позвал. Или забыл?

- Ну, не то чтобы забыл… Слушай, давай в другой раз, хорошо? Просто, так вышло… Мы с Лилой идем в кино на «Remind-mound 3», потому…

- Не понял? Но ты ведь его уже смотрел! И сам мне сказал, что это полная чушь и розовые сопли. Что там всего два выстрела и ни одного зомби на весь фильм.

- Да. – Курьер не стал отрицать. - Тем лучше, меня ничто не будет отвлекать.

- Слушай, Фрай, я понимаю, что тебя бесполезно учить, но все-таки… Ты вокруг неё уже месяц крутишься. Месяц! Я бы за это время уже расстался с тремя и начал роман с четвертой, а ты… тьфу.

- Это любовь, Бендер. – Ответ был дан настолько простой, что робот не удержался от сарказма:

- Хех, не смеши меня. Раз это, как ты говоришь, любовь, то ты ведь ей уже трогательно во всем признался? – ехидно поинтересовался он.

- Нет. – Фрай ответил неожиданно серьёзно.

- Вот видишь. Так что, не флуди мне мозг!

- Да ничего я не флужу… флудю… ну, ты понял. Я просто боюсь ей сказать, понимаешь? Может быть, сегодня… - очень неуверенно пробормотал Фрай.

- Нет, ты полный идиот. Чего тут можно бояться?

- Отказа. Ты знаешь, сколько раз я ей говорил, что люблю её? Даже я сбился со счета. И каждый раз это плохо заканчивалось. «Мы же просто друзья», «перестань мне надоедать», «вы все так говорите»… Сейчас всё идет нормально, но этих слов не произношу ни я, ни Лила. Может, так и лучше? А вдруг она опять скажет что-то вроде: «я лишь хотела упрочить нашу дружбу» или «это просто ни к чему не обязывающий романчик, почему бы и нет…» Я же тогда… я просто не знаю… Пусть всё идет, как идёт.

- Ну, ты дура-а-ак. – Задумчиво протянул робот. – Слушай, раз тебя так корёжит, плюнь ты на неё, сгоняй за пивом, и посидим как нормальные мужики.

- Извини, но я обещал. И потом, несмотря на эту неуверенность, я провожу время с ней. Всё остальное – мелочи.

- А тогда… Если сегодня вторник, потом вся эта возня. Тогда в пятницу?

- Извини, но у нас ужин в ресторане. Вдвоём. – Уточнил Фрай.

- Суббота?

- Но, мы ведь уже решили, что на выходные летим к Рас Альхагу, на гонки.

- Поправочка, кусок мяса. Это вы решили. – Ядовито напомнил Бендер. - Меня вы просто поставили в известность.

- Э-э, разве?

- Во-первых, я не соглашался, во-вторы…

- Да-да, ты прав, Бендер. Пока, до скорого. – Фрай точно не услышал последнюю фразу, быстро выскочив за дверь.

- …ых, ну и… Черт, уже смылся, гад! – он так и не успел закончить что-то вроде «ну и вали к своей одноглазой!». Поняв, что последнее слово в споре осталось за Фраем, он почувствовал себя обворованным. Кроме этого, Бендер сильно разозлился на друга за то, что тот заставил его просить… Умолять почти!

А после того, как чуть позже диктор выдал: «Сейчас, когда все правильные парни в компании лучших друзей расселись перед экранами, мы начинаем…», Бендер выключил телевизор и напился в компании с зеркалом до полного ресета.

Следующий день выдался не менее хлопотным. Однако у троицы «дипломатов» получилось утрясти все вопросы, так что в 20:30 их корабль все-таки сел в ангаре Планет Экспресс. Предъявлять им претензии за использование служебного транспорта ни сейчас, ни утром никто не рискнул. Ни Фарнсуорт, ни Гермес не хотели попасть под горячую руку.

Сейчас Бендер привалился к перилам ограждения, раскуривая новую сигару, тогда как Фрай просто сидел на последней ступеньке трапа, задумчиво глядя перед собой. Оранжевые с красным оттенком лучи закатного солнца падали через несколько окон под потолком, и, отражаясь от стены, освещали весь ангар хоть и ярко, но немного тревожно. Впрочем, роботу до подобных тонкостей не было дела, он просто собирался исполнить то, зачем его позвали, ну и, может быть, неплохо посмеяться. Разумеется, Лила не забыла о разрешении спора, откладывать его из-за каких-то там орков она тоже не собиралась. Потому они сидели и ждали её, Бендер был приглашен в качестве «секунданта».

- Все разошлись. – Произнесла беззвучно возникшая в дверях Лила. – А профессор храпит так, что люстру качает. Никто не помешает нам. Может, свет включить?

- Не нужно. Оставь так. Красиво…

- Как угодно. Ну что, ценитель прекрасного, в стойку и начинаем. – Девушка направилась к ним.

- Э-э… вот что, прям так сразу? – Фрай в растерянности поднялся со своего места.

- А чего тянуть? Кроме того, думаю, что в прошлый раз я погорячилась. В общем, так, если сможешь провести хоть один удар за полторы минуты – ты выиграл. – Она остановилась в паре шагов от друга.

- Ладно, договорились. – Фрай, видимо решив что-то для себя, кивнул. – Бендер, засекаешь?

- Да тут я, тут, не шуми. – Робот демонстративно посмотрел на часы (перед этим заблаговременно спёртые у Фрая) и сказал: На старт… Внимание… Начали!

Парень изо всех сил рванулся вперед. Но всё равно, он действовал слишком медленно – Лиле не стоило особых усилий уйти в сторону, попутно слегка шлепнув его по затылку.

- В реальном бою ты был бы уже мёртв.

- Слушай, но у меня ведь было очень мало времени. Все эти доставки, совещания… Будь снисходительна. – Еще одна атака, снова впустую.

- В бою не спрашивают про обстоятельства – важен только результат.

- Ну-у… меня Бендер отвлекает! Чего он так ржет надо мной?

- Ты сам виноват. Ты позволяешь себе отвлекаться. – Лила легко увернулась от очередного неумелого удара. – Сдавайся уже, и признай своё поражение. Я милосердно скину пару дней из срока.

- Я никогда не сдаюсь. И сейчас не буду. А если так? – он неловко попробовал нанести еще один удар. Безрезультатно.

Следующая атака оказалась быстрее, от неожиданности девушка едва успела увернуться. Затем последовала удручающе плохо исполненная подножка и приближение на расстояние удара. Однако случайно полученное преимущество он глупо растратил, как обычно и бывало – в таком положении удар левой снизу вверх и с полного размаха был верхом неосмотрительности. Её действия были забиты на рефлекс – приблизится немного вперед, правой прижимая его руку возле локтя к боку и не давая ничего сделать. Чересчур медленный удар другой рукой так же был остановлен без проблем – перехватить запястье и слегка его повернуть ничего не стоило. Вот и всё, противник обездвижен, она вновь победила. Даже скучно.

Однако Фрай неожиданно улыбнулся и, кажется, слегка кивнул сам себе, будто радуясь её предсказуемости. А потом он сделал то, защиту от чего не разрабатывают ни в одной школе рукопашного боя – вдруг наклонился вперед и поцеловал соперницу. Её глаз широко распахнулся, такого Лила точно не ожидала. Сначала было несколько мгновений растерянности пополам с ошеломлением.

Затем последовало едва заметное пожатие плечами в духе «а почему бы и нет?», и она расслабилась, получая удовольствие от ситуации и не собираясь возражать против такого развития событий. Оба захвата разжались, левую ладонь она положила ему на плечо. Фрай так же слегка передвинул левую руку, теперь очень осторожно обнимая её за талию и слегка приближая к себе.

Будь Бендер не секундантом, а рефери, он бы, пожалуй, начал сейчас громко считать вслух, как в боксе. Но он просто удивленно следил за ними и поглядывал на часы – до конца «дуэли» оставалось меньше двадцати секунд. Робот уже собирался громко напомнить о своём присутствии, до того, как они начнут раздеваться, или делать еще что-нибудь подобное, чего видеть ему совсем не хочется. Но оказалось, что всё произошло совсем не спонтанно, и план Фрая включал в себя еще один элемент. Сгибальщик не сразу заметил, как парень очень осторожно поднимает свободную ладонь на уровень лица…

Лила даже не сразу ощутила едва заметный, можно сказать – деликатный,  щелчок по лбу. Открыв глаз, она отстранилась и удивленно посмотрела на друга – тот как раз опускал правую руку.

- И что это было?

- Ну-у… В общем-то, один удар есть… Получается, я, вроде как, выиграл. – Немного виновато сказал он. - Правильно, Бендер?

- Минута и двадцать четыре секунды. Совершенно верно, кусок мяса. Не ожидал от тебя, честное слово.

- Фрай, так ты… Заранее придумал… Просто воспользовался моментом… - Лиле не удавалось найти слов, такого низкого коварства она не ожидала. – Да как ты мог…

- Извини… - он развел руками, виновато и обезоруживающе улыбаясь, - но я знал, что у меня нет шансов против тебя в честном бою. И потом, ты ведь сама говорила про концентрацию, умение не отвлекаться и то, что важен лишь конечный результат?

- Но… - она попыталась возразить, однако на ум ничего не приходило. – Ну, хорошо, ты выиграл. Однако, поскольку способ был таким коварным, срок уменьшается до трех недель. Возражения есть?

- Нет, договорились. – Кажется, до него только сейчас начало доходить, что данная идея была отнюдь не самой лучшей.

- Зашибись! – прокомментировал Бендер, с лязгом хлопая в ладоши. – Поздравляю, мисс Невозмутимость и Холодный расчет! Хе-хе, обхитрили, как школьницу. Попалась на простейший трюк, глазастая, да еще и с радостью…

- Я тебя сейчас… - недобро сощурив глаз Лила шагнула к роботу. Чтобы тут же натолкнуться на вытянутую руку Фрая.

- Не выйдет. – Он покачал пальцем. - Уговор есть уговор. Три недели миролюбия и всепрощения…

- Дьявол! Но учти, Бендер, если ты меня достанешь, я, ведь, через неполный месяц с тобой сотворю такое…

- Это еще дожить надо. Так что, пока я с чистой совестью могу делать, что хочу.

- Черт с тобой. Моё дело – предупредить. Ладно, Фрай, теперь моя возможность отыграться. Подожди, я сейчас. – Девушка отправилась по трапу на корабль.

- Слушай, гамбургер, ты что, всё затеял только ради этого?

- А? – «гамбургер» вопроса не понял.

- Ну, весь спор и прочая ерунда – только чтобы поцеловать её?

- Нет, конечно, нет. – Фрай заметно смутился. – Хотя это было что-то… У меня просто не оказалось выбора, потому я так поступил. Совместил, так сказать, приятное с полезным.

- Ну-ну…

- А вот и я. Инструмент несколько староват, но мне он показался вполне достойным…

Фрай удивленно разглядывал предмет у неё в руках. Нечто, внешне напоминающее гитару, но довольно причудливой формы, из полупрозрачного пластика, а вместо струн был… свет, семь ярких белых нитей.

- Не понял… Это световая гитара?

- Да. Такая же технология, как в световых дубинках, мирное её применение. Кроме того, семь цветов, семь нот – идея лежала на поверхности… - она провела ладонью по струнам, беря простой аккорд, заставляя их дрожать, и переливаться чистыми спектральными цветами, после чего те вновь стали белыми. – Плохо, что песен под неё давно не пишут, я была вынуждена пользоваться теми, про которые ты мне говорил. Ладно, я тоже не маэстро, знаешь, мне легче рукой кирпич разбить, чем управляться со струнами. – Пожаловалась она.

- Что ж поглядим… - Фрай уселся на верхнюю ступеньку лестницы, ведущей из ангара. – Какая песня идет в качестве отчета? «Дым над водой»? – улыбаясь, спросил он. Лила опустила взгляд, разглядывая носки своих ботинок. Очевидно, что она рассматривала эту возможность.

- Нет. Это слишком банально. Нечто, более подходящее к нынешнему окружению, - она обвела рукой полутемный зал. - «Echoes in the dark», сгодится?

- Не ожидал. Послушаем… - парень покосился на Бендера, но тому на всё происходящее было глубоко наплевать.

Игра производила впечатление. Пусть с небольшими ошибками, но она хорошо исполнила композицию, а переливы света только усиливали эффект. Но что-то Фрая насторожило. Слегка механические движения, последовательность действий, а не импровизация. Потому, высказав положенные комплименты и закончив аплодировать, он предложил:

- А еще какую-нибудь? Ну, хотя бы вступление?

- Э-э-э…, но ведь разговор был только про одну песню? – она попробовала выкрутиться.

- Разговор был про освоение инструмента и «исполнение» одной песни. А не про «заучивание наизусть». – Произнес Фрай наставительно, удачно копируя её тон.

- Откуда ты…? А, ч-черт… Ладно, согласна, я просто выучила эту песню. Как ты понял?

- Ну, это заметно. Ты повторяла, а не играла сама. Тем не менее, технически, ты тоже выиграла. – Признал он. – Ну что, тоже срок в три недели?

- Заметано. Но я не совсем поняла, насчет повтора. Ведь когда играешь, ты просто воспроизводишь последовательность движений? – решила уточнить Лила.

- Не совсем… Вопрос в том, как ты их воспроизводишь. Механически, бездумно, либо осознанно и свободно. Можно назвать это способностью к импровизации. Давай, я покажу. Были песни, которые ты рассматривала еще, но не взяла из-за сложности? – поинтересовался Фрай, подходя к ней и принимая инструмент.

- Хм, я даже и не знаю. Мне понравилась «Breaking the habit», особенно припев, но я не смогла так сыграть… - произнесла Лила, когда они вдвоём сели рядом на ступенях трапа.

- Интересный выбор. Что ж, попробуем вместе? Смотри за руками, все довольно просто, уж точно легче, чем управлять кораблем. – Он начал играть вступление, быстро приноровившись к незнакомым струнам. После голофона любой другой инструмент не представлялся чересчур сложным в освоении. – Но одно условие: подпевай, так мне проще вспомнить мелодию.

- Но я не слишком…

- Хотя бы припев.

- Ладно, уговорил.

Отбивая ногой ритм, он закончил вступление, потом проиграл первый куплет. Почти тут же начал припев, который был значительно быстрее, цвета стали сменяться чаще. Лиле пришлось петь, стыдно было не поддержать друга:

I don't want to be the one*

Who battles always choose

Cuz inside I realize

That I'm the one confused

I don't know what's worth fighting for

Or why I have to scream

I don't know why I instigate

And say what I don't mean

I don't know how I got this way

I know it's not alright

So I'm breaking the habit

I'm breaking the habit tonight

Фрай не стал продолжать, только заставил струны заискриться всеми цветами одним резким взмахом. Ему было очень интересно, выбрала эту песню Лила случайно, либо тут был намёк. Если верно второе, то это давало определенные надежды. Но спросить прямо он, конечно же, не решился.

- Отлично. Удалось понять, в чем тут соль?

- Да, кажется, я начинаю улавливать… Но всё равно, этого недостаточно.

- Что еще сыграем?

- Например…

- Извините, что влезаю! – громко и раздраженно сказал из угла едва не умерший со скуки робот. – Но хотел бы напомнить, что уже почти ночь, а завтра с утра у нас встреча. Фрай, я тебе не заботливая мать, но завтра от тебя будет зависеть нечто очень важное… Мой зад, между прочим, блестящий, металлический и невероятно мне дорогой! Да и тебя, страх окулиста, это тоже касается. Команда была «отбой». – Бендер направился к выходу, не сомневаясь, что остальные последуют за ним.

- Блин, умеешь ты испортить настроение… - разочарованно протянул Фрай. Лила согласно кивнула. – Хотя, в чем-то ты, может, и прав, уже поздно. Идём домой.

- Идём. Не забудь Фрай, утром я зайду за вами, квартира должна блестеть…

- Слушай, имей совесть, ну хоть скидку за орков, а? – взмолился он. - А послезавтра всё будет, я клянусь!

- Так и быть… Один день прощается. Точнее – переносится.

- Да прекратите вы болтать или нет?! – разозлился Бендер. Он сам не мог понять, что его так выводит из себя в происходящем, да и не желал особо разбираться. – Идём!

Глава 3. Игры в дипломатию.

- Если бы я знал, какой моральный урод изобрел эту удавку, - пробормотал Фрай, пытаясь ослабить узел галстука, - то убил бы его еще в прошлом и не мучился бы сейчас…

- Фрай, вообще-то, галстуки изобрели куда раньше 20 века. – Лила, стоявшая на шаг впереди, повернула к нему голову. – Ты физически не смог бы этого сделать.

- Да? Жаль… Зато, не так обидно. Э-э-э, капитан Туранга, разрешите обратиться…

- Фрай, хватит меня подкалывать! Я тоже от этого не в восторге, но молчу ведь! – Теперь Лила полностью развернулась к нему. Они стояли на краю пустого летного поля только втроём, в ожидании высоких гостей. Вся остальная делегация встречающих расположилась метрах в тридцати от них, ближе к входу на космодром.

- Ну да, а кто перед зеркалом полчаса вертелся? – влез Бендер, но его проигнорировали.

- Хи-хи, извини, не смог удержаться. Я спросить хотел, почему ты не выбрала форму ДАП? Всё-таки, это наш флот, и встречаем мы тоже флотских…

Лила, все же, остановилась на парадной форме сухопутных войск Земли: классический фасон, тёмно-зеленый цвет, фуражка, галстук – всё строго и официально. Существовал, правда, и ряд неудобств: помимо сражений Фрая с галстуком, ей пришлось распустить волосы, но всё это было меньшим злом.

- Во-первых, я ненавижу велюр. А во-вторых, ты глянь на этого болвана и Кифа. – Лила указала на двух представителей ДАП. Когда-то, заказывая такую форму для своих войск (и себя любимого), Бранниган совершенно не рассматривал вариант с действиями на поверхности миров. В особенности – на ветреных планетах. А в Новом Нью-Йорке сегодня с самого утра дул порывистый ветер. Адъютант с самого начала вытянулся по стойке смирно, удерживая руками края одежды, чересчур короткой и излишне широкой для такой погоды. А вот Зэпп решил пофорсить и встал в свою обычную «героическую» позу, уперев руки в бока и расставив ноги. После нескольких конфузов, сопровождаемых плохо сдерживаемыми смешками и перешептываниями в духе «зато у него много других талантов», сравнявшийся цветом со своей формой адмирал последовал примеру Крокера.

- Не поспоришь. – Фрай кивнул ей. – Тогда еще вопрос. А почему ты стоишь впереди. Бендер, судя по погонам, пятизвездочный генерал, а ты всего лишь капитан. Как-то неудобно…

- Ага, сейчас… – Лила покосилась на плечи робота, куда тот приварил по пять тусклых мелких звезд. Мундира ему не полагалось, и, словно в отместку за это, робот привесил магнитами на грудь все медали, какие только у него были, причем несколько из них явно совсем недавно сменили владельца. – Роботам офицерского звания не дают. Он еще и знаки различия у другой армии спёр. Так что, Бендер у нас сейчас уоррэнт-офицер седьмого ранга, или, говоря в терминах той армии – самый-самый старший прапорщик.

- Ну а если все органические – шовинисты и параноики?! Вы все боитесь, что роботы вас превзойдут, а значит, их нельзя продвигать по службе?! – Возмутился Бендер. – Я был бы этим обижен до глубины души, если бы она у меня была.

- А вот еще…

- Хватит. Кажется, вот и они… - Лила подняла голову, остальные сделали то же самое. К земле приближался корабль, пока из-за расстояния нельзя было точно оценить его размер и форму. – Вы хоть встаньте поровней, что ли?

Сама Лила встала по стойке смирно, Фрай заложил руки за спину. Бендер просто сложил руки на груди, демонстрируя, что термин «почтительность» отсутствует в его базе данных. Звездолет приближался, становясь всё различимей и внушая всё больше уважения. Имея размер только в две трети Нимбуса, корабль выглядел куда более грозно – основные узлы прикрывало мерцающее силовое поле, многочисленные орудия и ракетные установки производили должное впечатление. Хотя с такими понятиями, как эстетика и дизайн, автор этого творения инженерной мысли определенно знаком не был – с виду звездолет напоминал черно-серый сплющенный утюг.

- Интересное судно. – Лила старалась перекричать рёв двигателей, ладонью прикрывая глаз от поднятой кораблем пыли. – Ударный авианосец, называется почему-то, если перевести, «Заросшая крепость». Частично переделан для перевоза десанта. Это всё, что удалось найти в сети.

- Не хотел бы я быть их врагом. – Фрай в последний момент поймал сбитую воздушной волной фуражку. – Хотя название, правда, странное.

Когда пыль улеглась, один из люков открылся, одновременно был спущен широкий трап. Вниз быстро сбежали четверо солдат Миры в силовой броне с какими-то замысловатыми пушками в руках, встали по двое с каждой стороны. Только после этого неторопливо начал спускаться еще один орк, наряженный во что-то вроде полувоенного френча. Видимо, все правители, вышедшие из военных, одеваются так, вне зависимости от мира, из которого они происходят. Хотя, похожие условия объясняют близкий стиль…

Они узнали виденного на фотографии Краса.

- Гляньте, у него на поясе болтается аннигилятор «Удар С20», я видела такой на последней выставке оружия. – Быстро проговорила Лила, глядя на массивный пистолет Кел-Авина. - Отсюда у меня две новости: хорошая и плохая. С какой начнем?

- Давай с хорошей. – Предложил Фрай.

- Эта пушка стоит как небольшой крейсер. Так что, деньги тут и впрямь замешаны немалые, а значит – нам точно выплатят всю ту сумму.

- Круто. Тогда, может, обойдёмся без плохой?

- Плохая новость в том, что на этой пушке даже нет предохранителя. Если мы ему не угодим – через полсекунды от нас останется только глубокая дымящаяся воронка.

- Без этой новости я бы чувствовал себя намного лучше…

Принц направился к ним. Гвардейцы образовали своеобразный квадрат с Красом в центре, каждый из них был в метре от охраняемой персоны, они идеально держали строй. В реальности главнокомандующий впечатлял куда сильнее, чем на изображении. Даже определение «шкаф» казалось для него чересчур слабым, скорее тут речь шла о сейфе. Его охранники выглядели не менее грозно, но, возможно, этому способствовала броня. Вся троица разом посмотрела в сторону основной группы встречающих, на высокого человека в обычной пехотной форме, стоявшего с самого краю. Его им представили как «полкового капеллана Причера». Он здесь на случай, если орков расположить к себе не удастся и девятой команде потребуется отпевание, как и пяти из предшествующих.

Инопланетяне остановились, ближайший гвардеец оказался метрах в двух от Лилы. Гость беседы не начинал, потому она заговорила первой:

- Земляне рады приветствовать вас, господин главнокомандующий армией Миры. Для нас большая честь принимать вас, и ваших подчиненных у себя. И мы…

- А я вот радости не ощущаю. – Прервал её орк. – Да и насчет чести есть сомнения… Где вас только набирают таких? В прошлый раз были какие-то штатские полудурки, сейчас – три штабные крысы. – Прямо заявил он, разглядывая всех троих. – Дроид не имеет понятия о знаках различия и субординации, на лейтенанте форма смотрится как седло на цигнозавре, он, похоже, её раз в год надевает. А всё это твоя вина, капитан, как их командира. Сидят в тылу, не могут отжаться три раза, не знают, с какой стороны ствол у автомата, но получают награды по праздничным датам и смеют называть себя офицерами. Ты, наверное, выстрелы видела только в кино? Глаза бы мои на такой бардак не глядели. Капитан, тебя рядовым назначить будет слишком много…

Он долго продолжал в том же духе. И Фрай и Бендер ясно видели, что Лила с трудом сдерживает растущую ярость – спина под кителем напряглась, кулаки сжались так, что побелели пальцы. Она не переносит обвинения в малодушии и неумелости, непригодности. А уж если эти обвинения еще и беспочвенны… Друзья  практически одновременно попытались поймать её за плечи. Однако оба схватили лишь воздух – девушка уже рванулась вперёд, начисто забыв о данном прошлым вечером слове. Длинный шаг, прыжок с переворотом, чтобы перескочить тянущиеся к ней руки орков, приземление на согнутые ноги. И еще один мощный прыжок вверх, с ударом коленом в челюсть. Лязгнув зубами и едва не откусив язык, Крас рухнул на спину. Лила приземлилась уже в боевой стойке, готовая отражать нападение гвардейцев. Однако те повели себя более чем странно: секунду посмотрев на всё это, охранники неожиданно взяли оружие «на караул» и вытянулись по стойке смирно.

- Приятель, кажется у них как на Трисоле, кто убил короля, тот теперь и главный. – Быстро прошептал Бендер Фраю.

- Ох, как я в этом сомневаюсь… И потом, она его не убила. Смотри, шевелится. Такой бронепоезд одним ударом не завалишь. Что-то тут странное творится…

Кел-Авин действительно медленно поднялся, держась за челюсть. Сначала он слегка поклонился Лиле, а потом по-земному отдал честь. После чего сказал:

- Прошу у вас прощения, капитан. Я не разобрался сразу. Мне следовало узнать в вас боевого офицера, который не привык ко всем этим церемониям. Я стыжусь своих слов и своей самоуверенности. Вы выбрали прекрасный способ, чтобы продемонстрировать мне мою неправоту. Помимо боевого опыта, вы также весьма образованы – даже у нас молодежь начинает забывать о ритуале «Тар асалош». Однако вы провели его блестяще, скажу вам больше – вы первая, кому за семь последних лет удалось его завершить. Потому, еще раз примите мои извинения. Могу я узнать ваше имя, и имена ваших подчиненных?

- Капитан Туранга Лила, первый лейтенант Филипп Фрай, э-э-э… уоррэнт-офицер Бендер Родригес. Мы отвечаем за вашу встречу, принц Кел-Авин…

- Просто Крас. Мы же все свои, после ритуала… Думаю, эта будет наш лучший визит на Землю, раз встречу проводят такие достойные бойцы. Что ж, продолжим всю эту протокольную скучищу… - орк вместе с охраной направился к основной делегации, Лила пошла рядом с ним, Фрай и Бендер держались позади. С корабля начали сходить остальные офицеры орков. – Скажите, а эти двое, это просто ваши подчиненные?

- То есть? – девушка не поняла вопроса.

- Обычно такие задания поручают только сплоченным коллективам. Робот тут просто для поддержки, а лейтенант, он ваш алафар?

- Извините, я не понимаю…?

- Удивительно, вы разбираетесь в таких тонкостях этикета, не зная простых вещей. Алафар, как говорится в нашем кодексе – верный спутник и самый близкий боевой товарищ. Тот, кто всегда прикроет. Тот, кто рискует за тебя своей жизнью, но за кого и ты несешь ответственность. Тот, кто рядом всю жизнь, и разделяет с тобой и победы, и поражения… Ну, там много еще, но, думаю, вы уловили смысл.

- Понятно. Ну-у… - Лила немного поколебалась, оглянулась на Фрая. Тут ведь явно имеется в виду не просто друг… Но потом она, все-таки, согласилась: Да, верно. Он мой ала… э-э… фар, верно? Вы правы. А робот просто наш товарищ.

- Я так и подумал. Что ж, до встречи. Еще раз извините за ошибку. Это честь, что меня встречают два таких достойных воина. Сейчас у нас отчет в штабе ваших сил, а потом ожидается банкет, где мы вновь сможем поговорить, капитан.

Орки мимо почетного караула направились к ожидающему их лимузину. Фрай, Лила и Бендер остались рядом с основной толпой землян, всё еще ошеломлённые всем происходящим. Они переглянулись, потом Лила позвала:

- Эми, ну-ка, подойди сюда.

Стажерка, до этого болтавшая с Кифом, что-то быстро сказала тому и подбежала к ним.

- О, Лила, вы просто отлично справились. Вот только я не поняла, а как это так получилось?

- Вообще-то, это я у тебя хотела спросить. – Произнесла Лила раздраженно. - Я смею напомнить, что ты вчера вызвалась идти с нами для «информационной поддержки», а вовсе не для болтовни со своим ухажером. И где обещанная помощь? Раз уж мы справились, я желаю хотя бы понять, как это у нас получилось.

- Да подумаешь, мелочь. Я посмотрю сейчас. – Эми достала из принесенной с собой сумки ноутбук, включила его и запустила поиск по сети. – А что искать надо?

- Что такое «тар асалош»?

- Сейчас… Три результата. Тебе нужен спутник второй планеты в системе Мегрец, национальное блюдо омикронцев или ритуал у орков?

- А ты сама как думаешь?!

- Скорее третье, но я не уверена… Так, ритуал… Служит для встречи высокого гостя после долгого отсутствия, символизирует… это пропустим… Выполняется: встречающий обязан нанести гостю, либо самому главному из гостей один удар, несмотря на его охрану и любые обстоятельства. Ритуал считается в полной мере завершенным, если ударом гостя удалось сбить наземь, и если он был нанесен без использования рук.

- Да уж, Лила, тебе чертовски повезло… - удивленно сказал Фрай, переглядываясь с ней.

- Нам всем повезло.

- Слушай, Эми, глянь там термин «алафар». Я что-то не понял, почему он говорил про двух сильных бойцов. – Попросил Фрай.

- Ну, так ведь с вами я, Бендер – машина уничтожения…

- Боюсь, ты не прав, - охладила его пыл китаянка. – Тут говорится, в качестве алафара – а по сути, это их аналог любимого или супруга – может выступать лишь равный воин. То есть, они считают, что раз Лила назвала Фрая своим кавал… э-э-э алафаром, то он не уступает ей по боевым навыкам.

- Очень сильно надеюсь, что мне не придется этого доказывать…

- Также, интересно, что у них при признании отношений алафары объединяют фамилии. А дети потом в зависимости от пола наследуют фамилию отца либо матери…

- Эй, Зоркий глаз, ты глянь, похоже вы с тем мужиком на одной распродаже ботинки брали. – Обиженный равнодушием Бендер нашел новую мишень для острот. – А я думал, что других настолько дурных нет. – Лила посмотрела, куда указывает робот.

Рядом с советником принца стоял незнакомый темноволосый человек лет тридцати, обладавший малоприметной внешностью, но притом необычной одеждой. После слов Бендера, рассматривать она его начала снизу вверх. Действительно, точно такие же ботинки, как у неё обычно (сейчас-то она была в туфлях), черные джинсы, тонкий тёмно-синий свитер, под которым ясно угадывался бронежилет. Длинный кожаный плащ и черные очки довершали образ.

- Что-то я его не помню. – Произнес Фрай.

- Мне кажется – он с ними. Может, советник какой-нибудь или посол? – Предположила Лила.

- Я себе послов как-то иначе представлял…

- Ладно, хватит трепаться, подходит время триумфа гениального Бендера. – робот потащил обоих к служебной машине, проигнорировав Эми. – Я должен лично проследить за всем, так что едем готовиться к банкету. Всё равно, официальной частью занимаются другие идиоты. Этот приём будут помнить в веках!

Ужин длился уже полчаса. С первым блюдом гости успели разобраться, теперь все ожидали второе. С малопонятных посторонним разговоров о последних операциях, офицеры перешли к более простому и явно очень давнему вопросу: какой из профессиональных праздников им считать своим. В милитаристском обществе Миры праздновались дни всех родов войск, потому выбор был богатый. В данный момент, орки никак не могли сделать выбор, к кому же им себя отнести: авиации, флоту, морской пехоте или десанту…

Бендер разрывался между кухней и обеденным залом, лично доводя некоторые кулинарные «шедевры» и постоянно раздавая приказы и пинки официантам и другим поварам. Все они были людьми или иными гуманоидами, видимо, роботу нравилась помыкать живыми, потому он так и подобрал себе команду. Всё мероприятие проводилось в посольстве Миры в Новом Нью-Йорке, которое регулярно использовалось подобным образом. Да и вообще – оно исполняло скорее роль здания для проведения торжественной части встречи, чем непосредственно посольства.

Фрай и Лила номинально играли роль телохранителей при Красе, то есть, стояли с двух сторон от кресла принца и изредка отвечали на его вопросы. Они находились слишком далеко, чтобы иметь возможность нормально поговорить, потому остальное время рассматривали зал или переглядывались друг с другом. Главнокомандующий занимал место во главе стола, рядом с ним сидели только двое: справа (со стороны Лилы) – его советник, выделяющийся среди остальных орков «штатским» костюмом вполне земного стиля, а также постоянным сумрачным выражением лица, слева (со стороны Фрая) – его алафар. Последнюю он представил как Хару Кел-Авин, «отличного снайпера и блестящего тактического командира». Такие слова о своей, по сути, жене немало говорили об обществе орков. Хара почти не уступала принцу в росте и телосложении, да и одета она оказалась почти также, разве что, вместо массивного аннигилятора была вооружена изящным, но не менее смертоносным, лучевым пистолетом. Подходящая пара.

- …так вы не используете минные поля и не применяете засады? – Лила понимала, что принца необходимо всячески отвлекать от подробного изучения содержимого принесенной тарелки, потому она и поддерживала разговор об их методах ведения войн. Трио во главе стола и земляне не участвовали в общем споре.

- Верно, капитан. Наш кодекс чести очень суров в правилах ведения битв, и мы всегда следуем ему. Только честный бой, отряд на отряд, армия на армию. – Крас, не глядя, принялся лазерным ножом пилить только что поданное блюдо. Нечто, похожее, на вкус Лилы, на пережаренные рога и копыта, всячески противилось действию когерентного излучения.

- Но ваши противники явно не так благородны, как вы? – спросила она, наблюдая за его стараниями. Вообще, её сильно удивило, что у всех орков были энергетические или атомарные столовые ножи, без которых разделать большинство «шедевров» Бендера было бы попросту невозможно.

- К сожалению, это так. Но это их дело, а наша честь, это наша честь. Кодекс не допускает двоякого толкования. А вы считаете, что нужно действовать иначе? Что если враг не выбирает средства, то всё дозволено и вам? И можно поступиться честью ради победы.

- Нет. Я всегда думала так же, как и вы, что честь дороже даже жизни. – Фрай тихо вздохнул. – Но как видите, мой… алафар не разделяет моих убеждений. А уж в ДАП, благодаря некоторым адмиралам, укоренилось мнение, что цель оправдывает любые средства и ради победы всё допустимо.

- Мой советник пытается убедить меня, что наш кодекс несколько… устарел, и я даже кое в чем с ним соглашаюсь, но о полном его переписывании думать пока определенно еще рано.

- Кстати, скажите, а можно не совсем корректный вопрос? – Лила понизила голос.

- Задавайте. – Крас сделал то же самое.

- А почему ваш помощник постоянно так пристально смотрит мне в глаз?

- О, ха-ха, тут всё просто. Видите ли, капитан Стотт еще и возглавляет нашу контрразведку…

- Ну и что, я, вроде, не совершила никаких преступлений против вас?

- Хе-хе, дело не в этом. Понимаете, у большинства представителей его профессии рано или поздно вырабатывается своеобразный рефлекс – когда он хочет посмотреть в лицо, то смотрит не в глаза, а в переносицу. Как вы понимаете, с вами этот трюк имеет прямо противоположный эффект… Хм-м, батарейки что ли садятся? – орк оглядел нож. Потом обернулся к советнику. – Шер, порежешь жаркое? Покажи нашим гостеприимным хозяевам настоящее мастерство.

- Как вам будет угодно. – Стотт наклонил голову. Кел-Авин подбросил свою тарелку вверх, его советник сделал плавное движение правой рукой, потом резко взмахнул… Что-то тонко просвистело в воздухе, и когда Крас поймал тарелку, её содержимое уже было аккуратно нарезано. Посмотрев на недоумевающих Лилу и Фрая, он счел нужным пояснить:

- Мономолекулярная нить толщиной в сотню нанометров. В умелых руках разрезает практически всё. А Шер настоящий виртуоз в обращении с этим оружием. Покажи им. – Советник равнодушно поднял правую руку, демонстрируя кольцо на массивном указательном пальце. Где-то на полметра из него выскользнула очень тонкая едва видимая нить, не толще паутины, потом втянулась обратно. После этой демонстрации Стотт вернулся к своей еде. – Полная длина – метра четыре, но это уже в бою…

- Ваш помощник – настоящий мастер национального оружия вашего народа… - решила высказать комплимент Лила. Хотя, она на самом деле была впечатлена и говорила вполне искренне.

- О, вовсе нет. Мы предпочитаем мечи. Это оружие воинов Адары, столь же коварное, как и их тактика. Мы в своё время немало намучились, загоняя их обратно в родную систему и заставляя подписать капитуляцию.

- Но тогда почему ваш советник так хорошо владеет этой штукой? – удивленно поинтересовался Фрай.

- Интересная история. – Произнес Крас, отставляя в сторону бокал, наполненный чем-то сине-фиолетовым, на вид невероятно мерзким и опасным для жизни. – Когда бои шли уже в их родной системе, на второй планете Адары рота Шера попала в засаду. Это было подлое нападение, но мы предпочитаем скорее умереть в бою, чем сдаться. Из всего подразделения выжил только капитан Стотт, но он был очень тяжело изранен такой вот плетью. Адарцы посчитали его убитым. Когда наши добрались туда и подобрали его, у него нашли одно из таких колец. Позже, он поклялся отомстить врагу его же оружием, что успешно и проделал.

- Он очень храбрый человек… ну, то есть орк. – Сказал Фрай.

- Без сомнения. Один из немногих живых кавалеров «Алмазного серпа», нашей высшей награды. Понимаете, её вручают за самопожертвование в бою, когда солдат, не задумываясь, рискует жизнью, спасая своих товарищей или выполняя важную задачу. В тот раз всё было именно так, он держался до последнего, приковывая к себе внимания большой группы противника так долго, что мы… Ладно, это уже секретная информация. В общем, он и его рота до конца выполнили свой долг. Когда капитана доставили в госпиталь, шансы, что он выживет, были один к трём. Когда его всё-таки вытянули с того света, сомнений в том, чем его наградить, не было ни у кого… Так, что-то я заговорился, даже не заметил, как мы уже разобрались с десертом… - удивленно произнес Кел-Авин, разглядывая пустую тарелку перед собой. Лила украдкой вздохнула. Не заметил, ну и отлично. Больше шансов для них выжить. Хотя, все-таки происходящее было странным. Она тихо спросила:

- Главнокомандующий, разрешите нас с лейтенантом обсудить один личный вопрос.

- Разрешаю. Как же, хех, я всё понимаю…

Лила знаком велела Фраю следовать за ней, после чего отошла на несколько метров от кресла принца. Но даже здесь она говорила шепотом, близко наклонившись к другу:

- Слушай, я ни черта не соображаю. Что тут творится? Банкет уже заканчивается, а никто еще не отравился! Более того, ни одно из них даже не стошнило.

- А я видел, как кто-то из них опрокинул свой бокал. – Поделился Фрай. – Не знаю, что там было, но оно прожгло титановый стол и через пол ушло дальше…

- Но орки выглядят вполне довольными, они даже и не собираются линчевать Бендера.

- Слушай, а вдруг он снова взялся за старое? Ну, помнишь тот пузырёк с ЛСД? – предложил идею парень.

- Хм, а ведь может быть… Предлагаю по пути на концерт его поймать и вытрясти правду.

- Не буду спорить.

Когда толпа орков, наконец, оставила опустевшие банкетные столы и направилась в концертный зал, Фрай и Лила перехватила Бендера у выхода с кухни. Усталый, но довольный робот шел с таким видом, словно только что дважды спас человечество от немедленно уничтожения, и сейчас ждал заслуженной награды. По пути он стянул с шеи фартук и, уже по привычке, убрал его в грудной отсек.

- Друг, поделись, много эликсира ушла на наших инопланетных гостей? - поинтересовался Фрай, подходя справа.

- Чего? Эй, куски мяса, что это с вами? – Бендер пребывал в полнейшем недоумении. Он ждал положенных аплодисментов, восторгов и слов о его непередаваемом великолепии. А тут задают какие-то странные вопросы. – Какого еще эликсира?

- Абсолютного вкуса. – Любезна пояснила возникшая слева Лила. – На таких кабанов, наверное, ушло по половине флакона на каждого…

- Эй, вы сейчас вообще про что? Какой, к Крэю, эликсир?! Я слишком крут, чтобы пользоваться подобным в таких элементарных делах! – возмущению робота не было предела.

- Ладно, а что у Краса было в стакане такое? – решил зайти Фрай с другой стороны.

- У большой шишки? Коктейль «Чужой против Хищника», моего изобретения. Четверть сока киви, четверть соляной кислоты, технический спирт, жидкий гелий-3, темное пиво, изотопы кобальта…

- И он это пил, не поморщившись! – прервала Лила перечисление ингредиентов. – Я уж молчу про то, что ты им дал в качестве «еды».

- Знаете что, девушка нестандартных цветов, не лезьте туда, где ни черта не смыслите! – пользуясь временно безнаказанностью, Бендер изо всех сил напрягал фантазию, желая поиздеваться над Лилой максимально разнообразно, пока есть такая возможность. – Я знаю кухню Миры от и до. Забавно, оказывается одна из поваренных книг, по которой я для вас готовил весь последний год, была снабжена надписью на обложке «для орков», я просто так далеко читать не стал.

- Значит, и та гадость тоже… - уточнил Фрай, непроизвольно потирая горло.

- Ты про тот детский коктейль? Да. Подумаешь, уксус с бензином… Слушайте, хоть они тоже мешки с мясом, но это настоящие мешки с мясом, не то что вы, слабаки. Они у себя там привыкли жрать абсолютно всё, им теперь любая еда мягче титана кажется детским пюре, а выпивка измеряется не градусами, а октановым числом и растворяющей способностью. И я с гордостью заявляю, что воплотил все их кулинарные пристрастия на одном банкете. Падите ниц пред гениальным стальным поваром смертные!

- Извини, Бендер, но сейчас на это нет времени, может как-нибудь в другой раз? Концерт начинается… - пробормотал парень.

Люди обогнули с двух сторон обескураженного робота и скрылись за дверью для персонала, которая вела за кулисы. Фрай посчитал нужным лично приглядывать за всем, Лила хотела его поддержать. Бендер же… Слегка успокоившись и взяв себя в манипуляторы, он пошел следом. Хотя бы, можно будет повеселиться и посмеяться над организаторскими талантами Фрая, в отсутствии которых робот был уверен стопроцентно. Концерт они провалят с гарантией, но разве такой великолепный ужин не искупит вины этого олуха?

Глава 4. Всё в этой музыке, ты только улови…

- Я точно всё предусмотрел… Я точно всё предусмотрел…

- Фрай, не мельтеши и сядь. – Скомандовала Лила, глядя как друг наматывает десятый круг от стены к кулисе. – Осталось только смотреть и получать удовольствие, изменить ты всё равно уже ничего не сможешь.

- Да, точно, ты, как всегда, права. Я просто волнуюсь. – Он сел на какой-то ящик рядом с ней, наконец-то сняв галстук и фуражку. Бендер стоял в паре шагов от них, раскуривая уже вторую сигару, прямо под щитом с красной надписью «не курить» на основных галактических языках.

- Вот оно, начало безграничного позора. – Торжественно прокомментировал он выход на сцену первой группы.

- Бендер, ты мог бы его пожалеть.

- Значение слова неизвестно, модуль с таким названием в системе не обнаружен.

- Привет, служивые, сегодня будем зажигать от души! – донесся крик со сцены. Лила ощутимо заволновалась. Она занервничала еще сильнее, когда зазвучал тяжелый рок, сопровождаемый словами:

We're all living in at Earth

Earth ist wunderwelt…

Однако Лила пока не стала критиковать Фрай, выглядевшего довольным собой и первым выступлением. Но когда вторая команда также заиграла что-то в стиле рок-музыки на повышенной громкости, она не выдержала и начала выяснение истины, старательно перекрикивая песню.

Brittle ice is under feet, platoon go off to the east

Shadows on the snow - imprints of the souls…

- Фрай, ты что натворил?! Это что, все будут в таком духе?! Тяжелый рок и песни об армии?!

- Разумеется! Я старался изо всех сил! Думаешь, так просто было подобрать репертуар?! Но я с этим справился! Да и согласись, исполнение достаточно изобретательно! – он гордо указал на сцену.

- Тут я с тобой спорить не буду! – Фрай воспользовался методом, который Никсон применил во время своей предвыборной кампании. Курьер добыл два десятка чистых роботел-болванок, к которым поочередно прикручивались головы исполнителей-людей (он арендовал половину зала музыки 20 века в Музее голов) и управляли этими телами. Наконец, установилась тишина, и можно было говорить нормально. – Но ты хотя бы прочел, что говорилось в том листке, выданном мэром?

- Само собой. Там по моей части было-то всего два предложения. - Отмахнулся он.

- Подожди-ка… Скажи мне, Фрай. А ты не догадался перевернуть листок? – Вкрадчиво поинтересовалась Лила.

- Что? Перевернуть, но зачем? – Он выудил из кармана смятую распечатку, как смог расправил и посмотрел на другую сторону. И тут же впал в ступор на пару минут. На другой стороне был текст, и, несмотря на небольшой объем – текст критически важный.

Фрай бы простоял так долго, но мощный вопль со сцены: «Hyper rock Hallelujah!!!» привел его в себя. Он вновь вслух перечитал задание:

- Провести концерт для делегации Миры. Будут главнокомандующий и весь офицерский состав… - переворот, - с «женами». Рекомендуется лирический репертуар. Нежелательно использование армейской тематики. – Он помолчал несколько секунд. – Вот черт!!! Кто ж знал-то?! Уроды, не могли, шрифт поменьше использовать, чтобы все влезло на первую страницу?

- Что ж, нам хана… - констатировал Бендер. – Не бойся, мешок с костями, мой непревзойденный банкет вытянет нас, несмотря на твой идиотизм.

- Хотелось бы в это верить. Слушай, Фрай, вдруг, еще можно всё исправить. – Лила успокаивающе погладила его по плечу. – Выйти, извиниться за накладку, собрать нормальную программу?

- Нет. Во-первых, уже поздно. А во-вторых, я никогда не отступаю, даже на неверном пути. Вдруг, в итоге он и окажется правильным? Пусть всё идет, как идёт.

Концерт продолжался. «I'm X-wing, the fighter...» сменяла «We Will Rock You», Фрай упрямствовал, Лила пыталась его убедить, Бендер предвкушал скорый разнос. Через некоторое время курьер все-таки сдался:

- Ну, хорошо. Исключительно в порядке эксперимента под занавес представления. Один артист у меня есть. Недавно орки провели военную операцию на Осирисе 3, в ходе которой ненароком снесли пирамиду позапрошлого фараона. В подземелье нашёлся этот кадр, успевший уже съесть всех священных жуков и написать два новых альбома. Теперь он невероятно хочет их отблагодарить. Давай, я его выпускаю, мы смотрим на реакцию. Сгодится?

- Вполне. – Лила кивнула. - Может быть, еще не поздно…

- Ладно. – Фрай достал телефон, набрал какой-то номер. – Сэр Элтон, ваш выход. Покажите им всю глубину вашей благодарности.

На сцену быстро выкатили рояль, потом исполнитель занял своё место. Он, вполне ожидаемо, начал с наиболее известной своей песни:

What have I got to do to make you love me?*

What have I got to do to make you care?

- Хе, вот тебе, сволочь… - приблизившийся к кулисе Фрай сделал в сторону сцены оскорбительный жест. На недоуменный взгляд подошедшего Бендера, он негромко пояснил: Последние три года я ненавидел эту песню. И как назло, её постоянно везде крутят.

- А сейчас что-то изменилось? – поинтересовался робот, когда они отвернулись от сцены и направились обратно к своим местам.

- Да, кое-что… И теперь мне на него наплевать. Но песню всё равно не люблю…

За спиной что-то ослепительно сверкнуло желто-зеленым цветом, по ушам ударил протяжный визг. Все трое разом бросились к краю кулис. На сцену падали тлеющие обломки рояля, а прямо перед Бендером шлепнулась кисть руки. Он подобрал её и горестно сказал:

- Ты погиб, как и положено истинному музыканту – на сцене… - он отбросил руку и сказал нормальным голосом: Ну, туда и дорога!

- Бендер, ты не постыдился снять с руки покойного два кольца? – его истинные побуждения не остались незамеченными Лилой. – Ты знаешь, как это называется?

- Невинное детское мародерство, даже не заслуживающее упоминания…

- Между прочим, статья 8052, часть 18, пункт 45 УК Земли, до четырех лет заключения…

- Какая статья? – изумлённо переспросил Фрай. – Сколько же их всего?

- Ну, за тысячу лет человечество успело придумать множество новых преступлений, не говоря уже про иные расы…

- Тише, вы двое! – прикрикнул Бендер. – Дайте послушать, чего они там разорались.

Действительно, из зала доносились крики, смысл которых сводились к двум вещам: «что это была за гадость?» и «пусть организатор теперь поет сам!» Выбора у Фрая не осталось. Он быстро вызвал одну из предыдущих групп и сам направился к сцене. Лила попыталась встать у него на пути.

- Я тебя не пущу туда. Тоже хочешь получить заряд из бластера? Не ходи.

- Лила, послушай, деваться нам некуда. – Попытался он её убедить. - Если мы сейчас их не успокоим, все наши усилия были впустую. От меня нужно совсем немного, каких-то три минуты продержаться.

- Да тебя же убьют, как и его, нежели ты не понимаешь?!

- Нет. Я не знаю, в чём тут дело, но прав был именно я. – Убежденно произнес Фрай. - Если я сейчас сыграю так же, как и остальные прежде, то всё будет нормально. Если я не выйду – все наши труды оказались напрасны. Ты ведь доверяешь мне?

- Доверяю. – Лила кивнула.

- Поверь и сейчас. Я знаю, что делаю. Э-э, ладно, я не знаю, что я делаю, но это работает, вот что главное. Меня ждут… - он сделал еще один шаг, теперь оказавшись к ней вплотную.

- Хорошо, иди. Я желаю тебе удачи, пусть тебе и на этот раз повезет, как обычно. Я надеюсь, что ты прав, а я ошиблась. Возвращайся… - добавила она шепотом, целуя его и отступая в сторону.

- Конечно, я вернусь. Куда я денусь? – он смущенно пожал плечами, направляясь к сцене.

Стоявший рядом Бендер поднял глаза к потолку, скривившись, насколько позволяло его лицо. Он ненавидел всю эту сентиментальную ерунду.

Фрай подошел к микрофону, взял протянутую одним из роботов гитару, почти такую же, на какой играл вчера. Зал успокоился, ожидая его выступления. Однако он заметил, что несколько офицеров не стали далеко убирать оружие. Закрыв глаза, парень задумался на несколько секунд, а потом начал играть. Тихая спокойная мелодия, никаких намеков на тяжелый рок, плавные гитарные переборы, остальные лишь слегка поддерживали его за клавишами и ударной установкой. Потом он начал петь, стараясь забыть про страх, чтобы унять дрожь в голосе:

This battle I can not forget, dead impregnate the air*

And from the firmament how silent rain...

Реакция зала удивила. Все молчали, все внимательно слушали, кто-то даже пытался неуверенно подпевать, некоторые просто кивали. Что-то было не так, слишком хорошо – тоже плохо.

…Talk to us: «need the height»

And not economize the bullets…

Ни одна песня до этого не вызывала такой одобрительной реакции – в чем же тут дело? Оправдывать успех своей гениальностью Фрай не собирался. Причина крылась в словах, он лишь давал возможность их услышать.

…On the sky hang and disappear star

No place for fallen.

Все-таки, это были военные. Первым начал аплодировать Крас, потом  к нему присоединились остальные. Короткие аплодисменты, но искренние, от души, а не из вежливости. А значит, они снова победили. Непонятно как, неизвестно почему, но и этот раунд остался за ними. Теперь необходимо только чисто протокольно попрощаться, и они свободны. Смахнув пот со лба, Фрай положил гитару на сцену и направился к выходу (вдруг возникло короткое чувство «дежа вю»). Лила и Бендер быстро присоединились к нему.

На выходе из зала к троице подошел главнокомандующий, Хара и Шер остались стоять поодаль. Крас заговорил первым:

- Я признателен вам, за отлично проведенный концерт, лейтенант. И вам, капитан, как его командиру. Какие тонкие лиричные песни. Не ожидал, что вы сможете подобрать такой прекрасный репертуар. А уж последняя композиция… Один из офицеров успел записать слова, но вы потом сможете предоставить нам запись, нужно будет перевести на родной язык? Я понял, что наш гимн десанта безнадежно устарел… Да-а, «бесшумным дождем падают звёзды»… Гениально. Я еще никогда не встречал столь краткого и информативного описания орбитального десантирования. Разве что, вы немного напутали в финале, «Звезда бесстрашия» вручается посмертно и переходит наследникам… Но, это мелочи, мы подправим.

- Было честью работать для вас, главнокомандующий. – Смогла произнести Лила. Она начала понимать, что им в очередной раз неслабо повезло. – Мы рады, что смогли оказать достойный прием нашим доблестным союзникам. Однако я прошу нас извинить – вскоре очередное задание, нам понадобится подготовка…

- Да-да, разумеется. Вы свободны. Еще раз благодарю вас, господа. Для воина честь дороже всего, но нельзя забывать и о средствах на оружие… Наша поговорка. Я настою на том, чтобы ваше вознаграждение было увеличено. И, само собой разумеется, что вы всегда получите нашу поддержку, если потребуется. Можете идти.

- Так точно. – Все трое отсалютовали… ну, уж у кого как получилось. Сделав разворот через плечо, они неторопливо вышли за двери зала. Как только тяжелые створки захлопнулись за их спиной, всё тут же изменилось.

- Йах-х-ха-а-а-а! – крикнул (но тихо) Бендер, подняв над головой руки и выставив в обеих зажигалках пламя на всю длину. – Великолепный Бендер снова выиграл! И заработал кучу денег!

- Мы это сделали! – Фрай и Лила произнесли это практически в унисон, обнимаясь. Так они дальше и пошли – он обнимал её за талию (на этот раз получилось куда уверенней), она положила ему руку на плечо. – Победа наша! – парень подставил свободную ладонь, девушка хлопнула по ней. Бендер что-то недовольно пробормотал про себя – это уже переходило все границы, раньше Фрай всегда давал пять именно ему.

- Отлично! Бендер, мой коммуникатор, пожалуйста. – Лила требовательно протянула правую руку. Робот замялся, всем видом изображая раскаяние:

- Коммуникатор… Так вот, оказывается, что у меня на банкете выпало. Извини, но мы его уже не найдём…

- Бендер, я, к своему невероятному сожалению, не могу тебя ударить. Но у меня хватит реакции перевесить одну медальку тебе на лоб, это ведь не насилие…

- Что б тебе пусто было, шантажистка! – робот счёл за лучшее открыть грудной отсек и, с грохотом покопавшись в содержимом, извлечь её браслет.

Взяв его, девушка вертела компьютер в руке, явно размышляя о том, как надеть его на эту же руку, притом на ходу, и не снимая левой с плеча Фрая. Друг пришел ей на помощь, забрав свободной рукой коммуникатор, и аккуратно защелкнув браслет у неё на предплечье, прямо поверх кителя. Благодарно кивнув ему, Лила обратила своё внимание на компьютер.

- Выход в сеть. Режим – поиск по единой базе данных. Предмет: Омикрон Кита, население, культура, искусство, музыка. Вывести текст наглядно. Начать поиск…

Скорость соединения была вполне приемлемой, уже через несколько секунд браслет повесил в метре перед ней голограмму обнаруженной страницы. Все трое уставились на результат, однако Бендер медленно читал, если текст был не в двоичном коде, а Фрай что угодно читал не слишком быстро, потому Лила сама начала вслух отмечать интересующие их моменты:

- Музыка у них едва начала развиваться… Делится на две категории: военная и гражданская… Военная достаточно близка к земной, смесь армейского фольклора и патриотических песен… Та-а-ак, гражданская… Тоже близка к земной, но «с поправкой на исполнителей», чтобы это значило? Ага, изначально превосходит по громкости и «тяжести» земную: их песни для девушек призывного возраста (слово «подросткового» как-то не очень подходит) на Земле почитаются наиболее фанатичными металлистами. А уж те композиции, которые они сами называют «роком», запрещены к ввозу на большинство планет, как психотропно-акустическое оружие массового поражения. Да-а-а, не хотела бы я это услышать… Зато, теперь понятна их реакция: сэр Элтон оказался просто за пределом их восприятия, а вот весь этот тяжелый рок – как раз то, что и требовалось их «дамам»… Черт, Эми должна была нам рассказать именно это, а не ту чушь, которую она протарахтела, перед тем как снова убежать к Кифу. Но важен итог – Фрай, это было просто отлично, ты всех нас выручил. Спасибо. – Она поцеловала его, он сильно покраснел.

- Да будет тебе. Я ничего такого не сделал. – Пробормотал он смущенно, при этом не переставая улыбаться. – А вот ты нас просто спасла. Так двинуть ему в челюсть… Мы победили только благодаря тебе.

- Да всё наоборот…

- Кхм, млекопитающие… - со злостью вклинился в разговор Бендер. – Даже как-то неудобно прерывать ваш оживленный беспредметный спор. Но считаю своим долгом напомнить, что только я, на самом деле,  подготовился к сегодняшней встрече и провёл всё идеально и по плану. Потому, я думаю, что заслуживаю благодарности за спасение наших жизней, можно и в денежном выражении…

- Да, тебе просто повезло, что твоя книжка оказалась для орков. По-моему, они и не заметили, какая там была еда. А вот она сделала всё от неё зависящее. – Высказался Фрай, недовольный тем, что их прервали и ему нужно смотреть на кого-то еще, кроме Лилы.

- Слушай, Бендер, это чистая случайность, что их вкусы совпали с твоей жутковатой стряпней. – Лила тоже была не слишком обрадована вмешательством. – Фрай сделал всё просто великолепно, его шоу вытянуло всю затею.

Получив такую синхронную отповедь, Бендер даже не разозлился. Он растерялся. Похоже, сбоит блок логики… Ведь именно он, Бендер, действовал по заранее подготовленному сценарию, тогда как им обоим всего лишь повезло. А они не обращают внимания на своего благодетеля, и ладно бы восхищались собой, так нет же – друг другом! Да и весь день они так себя ведут: игнорируют его слова, не замечают, словно он тут просто под ногами путается. Для Лилы это не так уж и необычно, просто опять не в настроении, но вот Фрай… Он не отходит от неё, замечает только её, будто позабыв, кто тут на самом деле его лучший друг. Это не первый раз за последний месяц, но сегодня перешло все границы.

Робот уже собирался облечь своё раздражение и недоумение в слова, но тут троица подошла к выходу из посольства. У дверей их ждал помощник мэра с несколькими подчиненными. Завидев радостно выглядящую (на две трети) команду, он сказал:

- Так это правда? Вы не только справились, но Кел-Авин еще и попросил увеличить ваше вознаграждение.

- А с этим есть проблемы? – угрюмо поинтересовался Бендер. Злость нужно было на ком-то выместить.

- Нет, вовсе нет. Просто несколько лишних бланков в придачу к обязательным. Вот, распишитесь, пожалуйста, здесь… - Чиновник откуда-то, казалось, из-за спины, извлек целую стопку бумаг. Очень толстую стопку. Фрай и Бендер сразу поскучнели, вид официальных документов навевал сон и вгонял в тоску.

- Ребята, можете подождать меня снаружи, я быстро. – Заметив их состояние, Лила решила в одиночку разобраться со всей канцелярщиной. Она слегка подтолкнула Фрая в спину. – Давай, я скоро буду.

- Хорошо. Идем, приятель, она сама разберется.

Снаружи к тому времени была глубокая ночь. Вдобавок, заметно похолодало, все-таки уже сентябрь, начало осени, ночь не назовешь теплой. Фрай поежился, для Бендера это была просто еще одна строчка в списке параметров среды. Человек и робот отошли к ограде посольства, здесь их слабо освещал лишь неяркий желтый фонарь над центральным входом. Фрай мечтательно смотрел в небо, Бендер с лязгом привалился к забору, сложив руки на груди и ожидая, когда друг заметит его недовольное состояние. Не дождавшись, поскольку курьер так и стоял, с рассеянной улыбкой глядя вверх, он начал разговор сам:

- Ну что, доволен, неблагодарный эксплуататор? – ядовито поинтересовался он. – Может, ты теперь ждешь, что я тебе дома буду тапочки приносить и квартиру убирать за тебя? Чтобы все сверкало, как она тебе приказывает.

- Кто? У тебя опять напряжение скачет? – друг посмотрел на него с искренним недоумением.

- Не прикидывайся. Ты меня прекрасно понимаешь. Я-то считал, что ты нормально относишься к роботам, а ты, оказывается, такой же, как все остальные куски мяса. Мы для тебя – рабы и покорное железо, способное только подчиняться и удовлетворять ваши жалкие нужды…

- Бендер, стой спокойно, у меня где-то тут был диск с «Доктором Вэбом», мы сейчас тебе поможем, не нужно нервничать… - парень заговорил, имитируя доброго психиатра из голливудских фильмов. – Скажи, в чем причина беспокойства?

- Да нет у меня вирусов! И ты еще спрашиваешь, в чем дело? Я сегодня увидел, как ты на самом деле относишься к нам. На примере тех несчастных роботов на сцене. Просто марионетки для ничтожных белковых…

- Нет, у тебя точно процессор перегрелся… Это же просто болванки, механизмы, у них нет души и как ты можешь равнять себя с ними?

- Вот как? Я тоже машина. И души у меня нет. А ведь это для тебя главное, для всех вас… - Бендер и не думал успокаиваться.

- Но ты не понял… Я не то имел в виду! Ну, не душа… Но ты разумный, а они – просто железо, их можно использовать как угодно, это как обычная кофеварка, например. А ты мой друг… - выдвинул Фрай привычный аргумент. Сделал он это напрасно.

- Во-о-о-от ка-а-ак? – протянул робот, вложив в вопрос весь свой сарказм. – Ну надо же… А мне вот что-то так не кажется. Ну да, ты говоришь со своим другом, хвалишь его за успехи, выслушиваешь его, не игнорируешь его, не оставляешь его без внимания… Вот только я думаю, что всё это относится не к тому, кого зовут Бендер…

- Ты про Лилу? – до Фрая начало понемногу доходить. – Но она моя любимая, я не могу себя вести с ней иначе, и более того, я не хочу поступать по-другому. Но ты по-прежнему мой друг…

- А кто важнее? Кто на первом месте? Она или я? – задал Бендер прямой вопрос.

- Она. – Курьер опрометчиво сказал то, что думал. – И никак иначе.

- Вот именно. А я что – подумаешь, сменный модуль. А теперь и отработанный материал. Пока она тебя третировала и в упор видеть не хотела – Бендер лучший друг и верный товарищ, на его сильном железном плече можно поплакаться на несправедливость, с ним можно посидеть вечером. Стоило ей на тебя поглядеть чуть иначе – Бендер отправляется на свалку истории, и всё внимание уделяется этому тайфуну в сапогах. – Робот сделал над собой усилие и продолжил чуть более дружелюбно: Ладно, я могу простить, каждому иногда вышибает процессор. Просто скажи мне, когда ты, наконец, сделаешь с ней всё, что собирался, и жизнь вернется в нормальное русло?

- Ты еще не понял? – Фрай тоже начинал закипать, его раздражал разговор о возлюбленной в подобном тоне. – Это навсегда, как я надеюсь. Чем дальше, тем ближе она будет ко мне и я к ней. Только вдвоём…

- И кроме неё тебе никто не нужен, так? – вспомнил Бендер их недавний разговор.

- Да! Только она и никого больше! – курьер охотно согласился. - Без остальных я как-нибудь обойдусь. Мы обойдёмся.

- И без меня? – в вопросе слышалась неприкрытая растерянность, но собеседник этого не заметил.

- Если потребуется. – В запале спора согласился Фрай. – Зачем мне кто-то еще, если она рядом?

- Да и мне на черта такой друг, который тут же уносится, виляя хвостом, стоит какой-то много о себе воображающей девчонке щелкнуть пальцами… - презрительно сказал Бендер.

- Ты переходишь границы, так говоря обо мне и о ней… - теперь Фрай уже не скрывал раздражения.

- Точно, ведь в ней все дело. Без Лилы ты опять станешь нормальным и адекватным, ну, в смысле, достаточно адекватным… - похоже, Бендер нашел решение возникшей проблемы.

- Повторяется история с Сеймуром? И что ты сделаешь, тоже бросишь её в магму? – парень прищурился и ироничный тон сменился ледяным: Советую, даже не пытайся и думать о чем-нибудь подобном.

- А что иначе? – Поинтересовался робот, казалось, уже нарываясь на неприятности.

- Ты потеряешь друга. – Тихо и неожиданно серьёзно произнёс Фрай.

- А разве еще не потерял?

- Нет, ты мой друг, Бендер, и после Лилы ты для меня…

- Я не хочу быть «после» кого-то! – крикнул Бендер. - Я лучший и единственный, я не бываю на вторых ролях. Пожалуйста, крутись вокруг неё, сколько угодно, а меня от этого избавь! Если ты – тряпка, это твои проблемы, пусть она из тебя верёвки вьёт вволю, раз ты не слушаешь умных советов.

- Похоже, это уже зашло слишком далеко… - начал Фрай с угрозой, теперь он тоже разозлился.

- Ну и пропадите вы все пропадом! – с этими словами Бендер развернулся и вышел, по пути проломив железную ограду посольства и даже этого не заметив. Такое обращение с решеткой показывало, что он совершенно потерял голову: в нормальном состоянии он не упустил бы возможности сделать себе красивый дверной проём, художественно отогнув один прут за другим, сопровождая это самодовольными заявлениями о своей неповторимости, как робота-сгибальщика.

Бормоча под нос ругательства в бинарном коде, робот направился к центру города. Последней его трезвой мыслью было: «а вот и подходящий бар. Мне нужно напиться…»

Глава 5. Полукровка.

Этот кошмар снился Бендеру не то, чтобы очень часто, но достаточно регулярно. Для его появления требовались два условия – что-то должно не ладиться в жизни и нужно уснуть (или отрубиться), не задав программу симулятору сна. В своё время, когда Фрай рассказал ему, что людям каждую ночь снятся случайные сны, без возможности их программирования, Бендер не мог в это поверить. Тогда он подумал, что застрелился бы уже после недели такой жизни. Ему для «свободной генерации» сна требовались экстраординарные обстоятельства, и видимо, прошлым вечером без них не обошлось.

Как обычно, всё та же бесконечная серая равнина под таким же серым небом. И по ней от горизонта до горизонта идут ровные колонны роботов. Сгибальщики, копии Бендера, одна и та же модель, никаких отличий между ними нет. И он один из них, шагающий вместе со всеми. Стоит ему перейти к действиям, как и начинается кошмар.

Желая выделиться из толпы, он достаёт бутылку «Старого Фортрана», открывает… Как вдруг замечает, что уже каждый из роботов держит в манипуляторах выпивку, здесь полный набор от самогона до элитного виски. И снова он один из многих, ничем не выделяющийся среди всех. Бендер еще только достает из грудного отсека сигару, а стоящие вокруг уже дымят вовсю. Один из них, глядя на него, произносит со смесью жалости и пренебрежения:

- Такой же, как и все…

- Ах, так, - Бендер вышел из себя, - ну и укусите мой…

- Блестящий… – продолжил его сосед.

- Железный… - донеслось слева

- Зад. – Закончил кто-то позади. Даже его коронная, лично придуманная фраза оказалась настолько банальной, что её использует каждый второй!

- Зато я нарушаю закон, я великий преступник! – зло крикнул он, надеясь на успех этого аргумента.

- Подумаешь… Тут все преступники. – Разочарованно протянул кто-то.

- Кто людям помогает, тот тратит время зря…

- Хорошими делами прославиться нельзя. – Просветили его соседи слева и справа. – Скорее исключением из правил будет тот неудачник, который вздумает жить по закону.

- Да и нарушать надо уметь, - начал кто-то, - я ограбил Национальный банк…

- А я развёл полтора миллиона пользователей через сетевую финансовую пирамиду…

- Убил 200 человек…

- Угнал ракетный крейсер прямо из ангара и впарил его нейтралам, которым он и даром не нужен… А ты? Мелкие кражи… Такой же, как все. – Подвел итог один из роботов.

- А зато я… - Бендер был уже в отчаянии и, смущаясь, выдвинул последний довод: У меня есть друг среди людей! Да, стыдно, но зато – уникально.

- Ха! Ты даже этого не смог добиться. Ты был простой заменой. Пока он не мог быть с ней, ему был нужен кто-то рядом. – К говорившему присоединялись всё новые голоса. - А теперь в замене отпала надобность, ты стал не нужен. Ты – только один из многих и далеко не самый лучший. Сменный модуль, только и всего… - закончили все хором.

- Нет!!! – попытавшись закричать, он проснулся…

- Проснитесь и пойте, мистер Родригес. Проснитесь и пойте… Нет, я не хочу сказать, что вы спите на работе – никто не заслуживает отдыха больше вашего… - казалось, что ироничный голос возникает прямо в голове, минуя звуковые сенсоры. Тем более, при ином положении дел Бендер бы его просто не услышал – в ушах стоял непрекращающийся треск статических разрядов. С остальными органами чувств ситуация обстояла не лучше. Картинка на видеокарту приходила черно-белой и в разрешении десять на двадцать, также сопровождаемая искажениями. Датчики прикосновения и отвечающие за равновесие гироскопы выдавали такую ересь, что их сразу же хотелось отключить. Внутренний таймер и система спутниковой навигации каких-либо признаков жизни не подавали.

Бендер никогда особо не скрывал, что его заветная мечта – убить всех людей. Но он мало кому говорил, что у него есть своего рода «программа минимум»: убить того человека, который додумался в обязательном порядке всем роботам прошивать симулятор похмелья. В то, что сделал это именно человек, Бендер верил свято, уже достаточно изучив коварную натуру этих существ. В свободное время он даже проводил расследование, желая найти подлую тварь и воплотить чаяния всех роботов о мести. Пока его усилия не увенчались успехом, но уже удалось очертить круг подозреваемых – главными среди них были Фарнсуорт и Вёрнструм, еще полдесятка ученых рассматривались во вторую очередь, но улик он еще так и не добыл. Как только у него появится хотя бы смутная тень доказательства, жертва будет обречена на мучительную и изобретательную смерть. Бендер даже подумывал о том, чтобы клонировать её перед казнью несколько раз, потому что не мог пока окончательно выбрать метод, достойный такого преступления против всей нации роботов.

Кроме как размышлять об этом, Бендеру пока ничего не оставалось. Он уже запустил дефрагментацию дисков и проверку системы, что обычно помогало, но ждать эффекта еще долго. Мысли с будущей мести неожиданно перескочили на проблемы насущные. Невозможность ничего вспомнить Бендера особо не нервировала – не в первый раз хорошо посидели (и, дай Бог, не в последний). Напрягало то, что он не смог узнать говорившего. А учитывая, что по фамилии его называли обычно кредиторы, следователи и прокуроры, возвращаться к реальности особо и не хотелось. Однако вдруг сквозь помехи и шумы пробился новый сигнал – в правую клешню кто-то вложил бутылку пива. Мгновенно сработала программа, вбитая где-то на уровне BIOS, ёмкость была открыта и опустошена за пару секунд. Все системы начали постепенно возвращаться в нормальное состояние, а потом он снова услышал тот же голос:

- Что ж, а теперь встань и иди, хе-хе…

Сейчас Бендер уже смог определить, что лежит на чем-то достаточно мягком, спиной кверху. Повернув голову, и кое-как сфокусировав взгляд, он разглядел рядом с кроватью знакомые высокие сапоги. Вопрос с личностью, разбудившей его, был решен.

- Отвали, Лила! Кстати, пиво могло быть и получше. А теперь, не мешай мне спать. Адиос.

- «Лила»? Хм, меня по-разному называли, но такого прозвища не припомню… Неужели я настолько переусердствовал с маскировкой? – казалось, голос немного изменился. Теперь можно было точно сказать, что он, во-первых, человеческий, а во-вторых, мужской.

С трудом Бендер заставил себя повернуть голову дальше и осмотреть человека полностью. Кожаный плащ, свитер, черные очки скрывают выражение глаз, но на лице застыла легкая ухмылка… Система распознавая чуть ли не скрипела, пытаясь установить, где довелось видеть его раньше, но результатов не было.

- Ты кто?

- Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. – Выдал его собеседник. Увидев, что робот никак не отреагировал, он грустно продолжил: Эх, никто в наши дни не читает классику… Ладно, поднимайся, нас ждут великие дела. Сейчас у нас экскурсия по базе, потом инструктаж…

- Не так быстро! Какая, блин, экскурсия… Где я вообще?! – робот всё-таки смог приподняться и оглядеть помещение. Больше всего оно оказалось похоже на казарму – койки (он лежал на одной из них), тумбочки (система тут же повесила целеуказание, как на объекты, способные содержать ценности), яркие лампы на высоком потолке и ни одного окна.

- Хех, там же, где и заснул вчера. Штаб-квартира войск Миры на Земле, казармы, минус второй этаж. Место дислокации нашего отряда, иначе говоря. - Разъяснил человек, не прекращая ухмыляться. Ситуация его явно забавляла.

- Стоп-стоп-стоп, не гони так быстро! А какого Рободьявола тут делаю я?

- В данный момент – ты задаешь глупые вопросы своему сослуживцу. А если в общем, то ты тут служишь. Со вчерашнего вечера. Я конечно понимаю, учитывая такую дозу алкоголя, даже робот может всё забыть… Но у тебя в памяти обязана сохраниться копия контракта.

Покопавшись на жестком диске, Бендер отыскал недавно полученный текстовый файл, открыл и прочитал по диагонали. «Договор…», «Бендер Б. Родригес принимается на службу в армию Миры, подразделение РДГ «Стилет»…», «сроком полгода…», «без возможности разорвать…», 01:13:36, 18 сентября 3004 года, и его цифровая подпись. Через несколько секунд, когда первый шок прошел, он слабо задал самый малозначимый вопрос:

- А что такое РДГ?

- Разведывательно-диверсионная группа. – Любезно разъяснил ему собеседник.

- Но орки не используют засады и тому подобное, кодекс запрещает… - что-то из событий последних дней, заполненных подготовкой к визиту, у него в голове всё-таки удержалось.

- Да. Так было раньше. Глупо, на мой взгляд. Но шесть лет назад капитан Стотт создал и лично возглавил это подразделение. Его логика не лишена изящества: кодекс запрещает подобные действия оркам, но он не запрещает подобные приказы и он не запрещает подобные действия не оркам. Вывод напрашивается сам собой – нанять на земле группу, которую возглавит орк. Что Стотт и сделал. Очевидно, его моральная гибкость оказалась выше, чем у его соотечественников.

- Сколько мне будут платить?

- Достаточно. Сумма зависит от конкретных операций, но это очень хорошие деньги.

- И последний вопрос. Как я на это вообще согласился?!

- Хм, что тут можно сказать… Всё довольно банально. Вчера капитану вздумалось прогуляться по окрестностям, и забрели мы в ближайший к посольству бар. Ты там уже был. Надрался, наверное, до того, что у тебя пи уже равнялось четверке… Орал на ползала, что жизнь несправедливо, все люди сволочи, в особенности некоторые. Стотт к тебе подсел, заговорил. Ты, обретя благодарного слушателя, громкость сбавил и принялся что-то ему излагать. Не знаю, я не слышал, но говорили вы долго, ты ему, наверное, все свои обиды расписал. Только пару раз ты громко говорил что-то про одноглазую ведьму, которая виновата во всех твоих проблемах и от которой стоило бы избавиться. А в конце Шер тебе сказал, что есть выход, достойный робота, вроде тебя. Контракт с нами. Ты с радостью согласился, все уладили за пару минут… Потом приезд на базу, пара доработок и вырубился ты уже здесь. Так что, добро пожаловать в наши славные ряды. – Незнакомец склонил голову, разведя руками.

- Теперь я всё понял. Что ж, приятно было познакомиться. А теперь не проводишь меня… э-э-э, как там тебя зовут? – он хотел сказать «на выход», но вспомнил, что так и не узнал имя собеседника.

- Ах, да, я же забыл представиться. Агент Джей Си Дентон. Можно просто Джей.

- Джей… знакомое имя… - в голове робота начали возникать ассоциации, он пытался вспомнить, где слышал нечто похожее. Точно, «Филипп Джей Фрай», его сосед… Однако на этом воспоминания не закончились. Имя словно послужило паролем, открывшем доступ ко всей памяти о вчерашнем дне (по крайней мере, той, что до первой рюмки). Он за пару секунд вспомнил всё произошедшее в последнее время, их с Фраем вечерний разговор. Раздался тихий скрежет металла, когда он с силой сжал кулаки.

- Какие-то проблемы? Не нравится моё имя? – Дентон заметил, что с роботом что-то не так.

- Совсем нет э-э…, Джей. Всё прекрасно. Так что, начнём экскурсию, или так и будем тянуть? Сам говорил, потом еще инструктаж.

- Да нет, идём. Следуй за мной. – Заложив руки в карманы плаща, Дентон направился к выходу. - Ну, для начала, эта казарма, где мы находимся. Здесь размещается оперативный состав, еще 16 роботов, кроме тебя.

- Только роботы?

- Разумеется. С людьми слишком много возни. А андроидов ничего не стоит доработать и обновить программное обеспечение, и они уже готовы к службе. Да и по характеристикам превосходят людей.

- А ты сам? Хех, такой же кусок мяса, а будет тут рассуждать о крутости роботов.

- «Кусок мяса»? – удивленно переспросил собеседник. - Хм, любопытное определение. Но в моём случае оно не совсем верно. Я не являюсь в полном смысле человеком. Киборг, проект предельного уровня нанотехнологии, может, слышал?

- Киборг? – теперь удивился Бендер. - Так ты полукровка. Ну что ж, сойдет, это всяко лучше, чем эти жалкие людишки, ты хотя бы наполовину наш.

- Ладно, мы отвлеклись. – Казалось, Джей был смущен полученным ответом и реакцией на своё происхождение. Стараясь это скрыть, он продолжил путь к выходу. - Идём. – Они вышли в коридор. – Там аудитория для лекций, здесь тактический зал, мой кабинет, дальше по коридору – кабинет Стотта.

- Он что, лично всем командует?

- Да. Как я и говорил, его соотечественники, хотя и признают вклад отряда в победу, относятся к нам настороженно. Они считают личное участие в наших действиях угрозой для своей чести. Здесь у нас ремонтная мастерская, вон там дверь в арсенал. В целом, планировка напоминает штаб диверсионной группы ЦРУ, только там кабинет начальника больше. И, уж точно, тут лучше, чем в штабе АНБ…

- Черт, почему у меня так всё чешется?! – Бендер с лязгом поскреб грудь. – Прямо сил нет.

- Ничего, пройдет к вечеру. Я же говорил о доработках? Вчера, после заключения договора, была проведена небольшая модификация.

- Вот с этого места поподробней. – Робот насторожился.

- Да, обычный комплект. – Агент не оборачиваясь начал перечислять, крутя в воздухе левой ладонью. - Лазер в правой кисти, крепления для орудия на левой руке, пусковая установка управляемых миниракет, встроенная в правое плечо. Пока не заряжено. А то была у нас тут пара… инцидентов. Ты еще вчера кричал, чтобы тебе поставили огнемет и бензопилу, потому что тебе нравится разделывать поджаренных человеков, но мы решили, что это будет уже чересчур.

- Надо же… Черт, не помню. Ха, так я теперь, выходит, боевой робот? Ну, держитесь все, Бендер теперь вам покажет! – он посмотрел на свои руки.

- Ну, и обычные мелочи. Лазероотражающее покрытие, универсальные механическая и электронная отмычки в пальцах левой руки.

- Я понял, счастье в жизни есть!

- На минус первом ничего интересного нет, а плюсовые этажи заняты орками, так что идём на поверхность, я покажу наш полигон.

Когда они выбрались наверх, у Бендера всё-таки включилась система навигации. Он определил, что этот комплекс зданий расположен на берегу, не так уж и далеко от офиса «Планет Экспресс».

- Вот, это наша часть полигона: стрельбище, полоса препятствий. Вон там – ангар для техники. Сейчас представлю личному составу. – Они приблизились к огневому рубежу, где стреляли по мишеням полтора десятка роботов. Бендер разглядел, что все они различных гражданских моделей, лишь немного доработаны здесь, как и он сам. Дентон поприветствовал сослуживцев: Привет, бойцы, провожу тут экскурсию для новичка. Кто не слышал, зовут его Бендером. Ладно, вы тут знакомьтесь, а у меня еще дела. До скорого, Бендер.

- Пока, Джей.

Агент тем же неспешным шагом направился обратно, остальные роботы немного удивленно переводили взгляд с него на новоприбывшего и обратно. Бендер не мог этого не заметить и потому возмутился:

- В чем дело, парни, что не так?

- Слушай, а чего это Отморозок с тобой так разговаривал?

- «Отморозок»?

- Ну, Дентон. Мы его так зовём, уж поверь, за дело. А с тобой он себя сейчас вёл не как мешок с костями, а как робот.

- Да? Не знаю. Просто потрепались по дороге… - он пожал плечами.

- Ну, ты, молодой, даешь… - один из роботов восхищенно присвистнул. - С ним и просто так потрепаться. Уважаю.

- А, в чем проблема? Он что, знаменитость какая-то, или что?

- Вроде того. Ты когда-нибудь слышал про АКООН? – поинтересовался другой робот

- Анти-терростический Комитет при ООН, кто про него не слышал? Была такая крутая организация лет десять назад, набирали туда реальных роботов и, вроде как, людей. Они задавали жару, но потом, говорят, сами друг друга перебили. А те, кто выжил – до сих пор в розыске с приказом стрелять на поражение…

- Вот. Дентон – один из них.

- Быть не может!

- Может, может… А ты с ним, вот так запросто. Ладно, что мы всё о нём. Давай знакомиться, что ли? Меня зовут Дрилл, это Тестобот, вон те трое - Гаспар, Бальтазар и Мельхиор, братья-тройняшки… - пожимая клешни и занося в базу данных новые имена, Бендер всё пытался понять, что же такого было в этом киборге, и почему он отнёсся к нему, иначе, чем к остальным.

Когда Фрай и Лила под руку вышли из ресторана, девушка невольно прикрыла глаз ладонью – оранжевое солнце светило прямо в лицо. Хотя было довольно поздно, здесь закат только начинался. В этот раз они выбрали не совсем обычное место – ресторан «Все виды Нового Нью-Йорка» представлял собой павильон на крыше одного из небоскрёбов в деловом центре города. Остальная часть плоской крыши отводилась под стоянку левитирующего транспорта и обзорную площадку, давшую название заведению. И когда улицы города уже погрузились в сумерки, здесь, на полукилометровой высоте, было еще светло.

Не прекращая разговора, влюбленные неторопливо приблизились к краю крыши и оперлись на высокие перила. Лила встала спиной к свету, Фрай напротив, положил локти на парапет и, слегка прикрыв глаза, рассматривал заходящее солнце. Вечер был теплым и тихим, ни ветра, ни даже облаков. О том, что на дворе конец сентября, а не середина июля напоминало лишь отсутствие удушающей жары. Из-за такой погоды Лила выбрала для свидания короткое красное платье, скорее подходящее для лета, а Фрай почти сразу снял пиджак.

- … а пятого я уже после этого затолкала в мусорный бак и там закрыла. Так последние два года до выпускного эти обалдуи меня за полмили обходили. А всего-то, обошлась несколькими приёмами детского уровня, ни один из придурков даже ничего достойного не показал.

- Да уж, я обещаю, что никогда не буду тебя злить или даже спорить с тобой. – Фраю вспомнилась поговорка: «некоторым женщинам лучше попасть под каблук, чем под горячую руку», но вслух он этого, разумеется, не произнес. – Себе дороже…

- Ну, не делай из меня такого монстра… Я изучала боевые искусства не для того, чтобы получить красивый цветной пояс, а чтобы не бояться пройти одной поздним вечером по своему району. И тебе советую.

- Да, я занимаюсь дальше, правда. Слушай, наверное, сейчас подходящий момент… - Фрай замялся. – В общем, я хотел извиниться за свой поступок во время нашей «дуэли». Я глупость сделал, а понял только потом…

- Да будет тебе. Не оцени я твой порыв, приложила бы от души… - она произнесла это весело, но явно не шутила, - а это оказалось… приятно… Так что, зла не держу, а, может быть, готова даже и повторить этот «инцидент» под настроение. – Она лукаво улыбнулась, продолжила чуть более строгим тоном: Единственное «но». Всё-таки, тренируйся дальше. С большинством иных противников у тебя этот фокус вряд ли получится.

- К-конечно… - парень растерялся от всего услышанного. Он даже покраснел, но в лучах закатного солнца, становившегося из оранжевого алым, это оказалось почти незаметно. – Я помню. Как я могу подвести столь очаровательного сенсея?

- Умеешь ты изобретать необычные комплименты. Послушай, Фил, я тут…

- Фил? – удивлённо переспросил Фрай, повернув голову к ней.

- Ну-у-у, а почему бы и нет… - Лила слегка смутилась. – Я подумала, ведь, на самом деле, я всё время зову тебя по фамилии. Ты же мой э-э… - не сумев продолжить начатую фразу, она решила отшутиться, - алафар, верно? Потому, как-то неудобно тебя называть, как на работе. А имя у тебя слишком длинное.

- Даже и не знаю… Мне нравится, как ты меня не назови. Но если без официоза, - он улыбнулся, ввернув умное словечко, - то «Фил» я не слишком люблю. Уж лучше, зови «рыжим».

- Но, это же обидное прозвище? Наверное, тебя так дразнили… - девушка не могла согласиться с предложенным вариантом.

- Почему? Нет, может для кого другого и обидное… Знаешь, меня так мама называла… - тихо сказал он, глядя мимо Лилы на заходящее солнце. – У отца и у брата были тёмные волосы, а у меня рыжие, как у неё. Поэтому мы и не путались, когда она звала меня. И потому, я никогда не обижался, если меня пытались дразнить этим прозвищем… - он замолчал, всё так же глядя вдаль.

- Ты скучаешь по ним? – Это было в большей степени утверждение, чем вопрос.

- Да… Знаешь, почему-то тяжелей всего даже не то, что я их больше не увижу. А то, что я не смог ни попрощаться, ни извиниться. И никогда уже не смогу…

Лила не знала, что тут можно сказать, она уже поняла, что зря повернула разговор к этой теме. Взглянув на друга, девушка заметила, что тот смотрит уже куда-то вверх. Вряд ли его так заинтересовало темнеющее небо, скорее, она бы сказала, что Фрай пытается не дать ей увидеть подступившие слёзы. Тем не менее, когда он продолжил говорить, голос был хоть и тихим, но ровным:

- А сильнее всего мне стыдно перед братом. И он и я были молодыми дураками… Я-то думал, что он не испытывает ко мне ничего, кроме ненависти и зависти. Я и сам считал, что отношусь к нему также. В таком возрасте еще не понимаешь, что на самом деле чувствуешь к близкому человеку, и, тем более, не можешь ему этого сказать. Мне его сильно не хватает, и я даже не успел извиниться перед ним… А он назвал сына в мою честь и воспитал так, чтобы он исполнил мою мечту… Как ты думаешь, кем я себя чувствую, думая об этом? Знаешь, я для себя решил, если у меня когда-нибудь будут дети…, если родится сын, я обязательно назову его Янси.

- На мой взгляд, очень хорошее имя. – Кивнула Лила, затем попыталась увести разговор от неприятной темы: А если родится дочь?

- Тогда имя ей должна придумать мама, я так считаю. У меня на этот счет никаких идей. Слушай, а вот, например, как бы ты назвала свою дочку?

- Я? – Она была в замешательстве. – Не знаю, как-то раньше над этим не думала… Виктория, к примеру. Или Ника.

- Узнаю характер Лилы. – Фрай, наконец, улыбнулся. – Извини, что-то я совсем э-эм… раскис. Прости, больше не повторится.

- Нет-нет, всё нормально. Я столько раз тебе плакалась в жилетку, а ты всё это выносил… - произнесла она с улыбкой. - Если захочешь что-то рассказать, чем-то поделиться, нежели я тебя не выслушаю?

- Больше не повторится. Просто… Отчего-то накатило вдруг. Я подумал, у меня ведь кроме тебя и Бендера никого тут нет. Ну, профессор, разве что… Произойди вдруг что-нибудь, я ведь так много не сказал вам. Тебе не сказал… - он замолчал, пытаясь собрать всю свою решимость и всё-таки произнести то, что давно собирался. Но Лила неправильно поняла эту паузу, решив, что он просто таким образом закончил предыдущую фразу.

- Мы всегда рядом с тобой. Кстати, о Бендере… Слушай, рыжий, так что у вас там произошло? – прозвище она выговорила медленно, словно пробуя его звучание. - Отчего он исчез, проломив ограду?

- Я ведь тебе уже говорил… - парень стушевался, после того, как она не дала ему закончить фразу. Три простых слова в очередной раз так и не прозвучали. – Он обиделся на нас. За то, что мы его не замечали, не уделяли внимания, не оценили вклад в победу. Ты же знаешь его самолюбие.

- Не натворил бы он чего… Хотя, задетое тщеславие это не так уж и серьезно. Если ты мне всё говоришь…? – она внимательно посмотрела на друга.

- Так и было. Бендер расстроился из-за того, что мы не замечали его весь день. – Невинный взгляд зеленых глаз всё-таки убедил её в искренности, но небольшие сомнения остались. – Но с ним всё нормально. Он мне сообщение на автоответчике оставил.

- Вот как? И что там было?

- Если опустить всю ругань и обещания, что мы еще пожалеем, то смысл прост. Он нашел себе место, где его ценят и уважают. А на нас он плевать хотел. Пожелает - сам найдет, но только вряд ли станет это делать…

- Тогда, ничего страшного. Не в первый раз и не в последний. Вернется через пару дней. Летим к Рас Альхагу без него?

- Пожалуй. Сам виноват, если обижается по пустякам. Я думаю, он за эти два дня успокоится, и когда мы вернемся, он будет в полном порядке.

- Верно. А теперь, пойдём уже. Темнеет, да и прохладно становится. – Они направились к лифту. – Фрай, а ты можешь проводить меня до дома? Тут не так уж и далеко.

- Разумеется! – Он, кажется, даже не сразу поверил в услышанное. - Какие могут быть вопросы. Хоть через весь город.

- Через весь не надо, это далеко. – Она отшутилась, пытаясь скрыть смущение. Такой мгновенной реакции она не ожидала, подозревая, что Фрай станет придумывать отговорки, потому что ему лень еще куда-то идти. – Ты же меня не понесешь, если я от усталости свалюсь?

- Почему же? Донесу в лучшем виде до самых дверей.

- Брось. Извини, конечно, но ты меня даже и поднять-то не сумеешь… - Лифт действительно был скоростным, они уже спустились вниз и вышли на улицу.

- А я на силе воли и через «не могу»! – Фрай подумал, что после таких слов просто идеально смотрелось бы их подтверждение. Однако делать этого он так и не стал. Во-первых, несмотря на слова о силе воли в своих физических силах он не был настолько уверен, а во-вторых, ему не хватало смелости для такого поступка. Потому, мысленно ругая себя за слабость и трусость, он только осторожно взял её ладонь в свою и спросил: Что ж, к твоему дому направо, не так ли?

Глава 6. Тактика выживания.

Занятие по тактике тянулось уже второй час. Верхний свет в зале был погашен, а картинка голографического проектора освещала только первые два ряда. Сидевший на самом дальнем, четвертом, ряду Бендер мог особо и не скрывать своего равнодушия к витийствованиям ответственного за теоретическую подготовку Велдера. Но, подчиняясь сформировавшемуся за четыре года рефлексу, он придавал себе заинтересованный вид. У многословных рассуждений о том, как отличить АТ-поле от Лямбда-привода по цвету дрожащего вокруг вражеского робота воздуха оказались неожиданно много общего с налоговыми раскладами и бизнес-стратегиями Гермеса. Оставив на происходящее в классе процентов десять системных ресурсов, Бендер занимался не слишком-то привычным и не самым любимым делом. Он размышлял.

Причем, будь эти мысли связаны с очередным ограблением (налётом, аферой, вымогательством и так далее), в том не было бы ничего странного. Но думал он совсем о другом. Робот пытался понять, какого черта он вообще тут делает. А из этого вопроса следовали два других: как он здесь оказался и почему не может вернуться назад. Ответ был один – оскорбление, может самое тяжелое, из всех возможных для него.

У всякого робота, если он, хоть немного, превосходит по интеллекту калькулятор или машину Тьюринга, есть в жизни особый пункт. Собственная индивидуальность, уникальность, выделение из массы себе подобных. И для роботов эта проблема стоит в десятки раз острей, чем для людей и инопланетян. Теория выделяет и для живых и для роботов три компонента, составляющие субъект: тело, врожденные качества (характер) и приобретенные качества (память). Бендер, равно как и все роботы, знал детали процесса воспроизводства собственного вида. Корпус создается на конвейере, он отличается от остальных в серии лишь индивидуальным номером. Память, необходимая для профессии, а также основные принципы, требуемые для жизни в обществе закладываются в первые минуты после сборки и включения, они идентичны для всей линии. С характером всё несколько изобретательней. Если два искусственных интеллекта хотят, скажем так, завести потомство, то происходит копирование их матриц личности, которые потом смешиваются в совершенно случайной пропорции, нередко даже целиком копируя один из базовых объектов. С одной стороны, такой способ позволяет заводить «детей» роботам совершенно несовместимых технически моделей, однако с другой стороны, в этом случае образец для получившегося нового ИИ также выбирается случайно. Исключения делаются лишь для роботов одного образца, самое большее – очень близких моделей, и в этом случае новая матрица помещается в аналогичного робота.

Однако Бендер отличался от большинства собратьев по расе тем, что слишком много времени проводил в обществе гуманоидов и, как следствие, знал о них куда больше среднего дроида. Так, например, пару лет назад он заинтересовался, как же весь этот процесс происходит у людей, ведь случаи «полной сборки» в генной инженерии единичны, а «мешков мяса» кругом полным полно. И потом, он подозревал, что должны же они были откуда-то браться и до изобретения генетики. Покопавшись в сети, робот отыскал подробное описание всего «технологического цикла» для человеков, в ходе изучения которого ему дважды, фигурально выражаясь, едва не стало плохо, а дочитав всё до конца, он впал в шоковое состояние, с единственной мыслью: «какое счастье, что я робот…» Тем не менее, позже он начал сомневаться в однозначности этой точки зрения. Ведь для людей рекомбинация, хаотичное смешивание признаков с непредсказуемым результатом шло по обеим категориям, и для внешности, и для характера. Кроме того, в отличие от подавляющего большинства роботов, у людей было детство… Приобретение основных навыков для жизни и для профессии, накопление базового опыта, укладывающееся для робота в полминуты, у них занимало два десятка лет! Двадцать с лишним лет без серьезной ответственности и финансовых вопросов, без необходимости пахать каждый день. Конечно, были и тяжелые случаи, вроде Лилы, но исключение скорее подтверждает правило. А ведь у людей еще существует и пенсионный возраст, за которым следует еще шестьдесят лет того же самого (в связи с успехами медицины, в 27м веке на пенсию стали уходить в столетнем возрасте; никто из команды «Планет экспресс» так и не придумал, как тактичнее сообщить об этом Фраю, до сих пор наивно считающему, что до пенсии ему осталось не так уж и много). Но что важнее, опыт, накопленный за эти два десятка лет уникален и неповторим, хотя и может быть похожим.

Вывод из этих рассуждений был неутешителен: роботы отличаются друг от друга полутора признаками (личность и приобретенная память), живые – по всем трём. Все достаточно разумные дроиды чувствует это, может и неосознанно, что делает для них задачу «выделяться из толпы» куда как более значимой, чем для людей. Первый шаг очевиден – доказательство самостоятельности, доказательство самому себе и окружающим существования собственной воли и отличия от сборочного станка или автоматического степлера. Способ для этого также очевиден: легко исполнять приказы, куда сложнее их не исполнять. А дальше каждый выбирает свой путь. Некоторые, как Флексо, проводит модификацию внешности, чтобы отличаться от своих собратьев по серии. Этот метод считался уделом слабаков, но он был довольно популярен. Второй способ основывается на развитии желания не выполнять приказы. Директивы собственной программы – первый шаг, нормы и законы общества – второй, оттого ИИ составляли около половины всего контингента преступников Земли. Третий путь был наиболее сложен, но и наиболее эффективен – слава. Стать известным именно как личность, а не как представитель своей модели мечтает каждый робот, способы для этого они применяют абсолютно все, впрочем, отдавая предпочтение не слишком законным. Исключение делалось для самоубийственных методов, роботы, не горели желанием обессмертить своё имя способом и обстоятельствами собственной смерти.

Для себя Бендер выбрал второй путь, иногда, не слишком-то успешно, стараясь пройти по третьему. Если не брать попытки прославиться, спонтанные и не удовлетворившие его результатами, всё было довольно просто. Последовательная игра против правил, нарушение всех созданных для роботов и людей запретов, после которого можно выжить. Практически идеальный образ циничного и беспринципного отморозка и анархиста, психиатры должны платить большие деньги за такой чистый образец. Если бы не одно «но»… Точнее, этих «но» было два: рыжий доисторический лентяй и одноглазая сиротка с кучей комплексов. Эти двое стали его друзьями, что совсем не соответствовало так тщательно созданному образу. Это раздражало его, да и другие роботы отпускали различные шуточки, в том числе и про смену ориентации с женороботов на людей… Но он не был бы Великолепным Бендером, если бы не нашел выход. Подсказку ему дал один из допотопных фильмов, притащенных Фраем. Там оказался отличный главный герой, французский киллер, бывший очень крутым парнем (пусть он и являлся человеком), но притом заботившийся о девчонке и комнатном фикусе. А спрашивается, чем Фрай хуже фикуса? Дальше был тщательно спланированная операция по показу этого фильма в одном из кинотеатров, куда «совершенно случайно», как раз завернул Бендер с толпой приятелей. После данной диверсии вопросы и издевки прекратились, а его даже еще больше зауважали. Кроме того, благодаря тесному общению с Фраем и остальными Бендер, порой и невольно, много узнавал о людях, после используя эти знания в своих целях. Но всё это было для других, а ведь оставался он сам…

Сначала он устроил Фрая жить к себе из любопытства. Дальше была помощь, Фрай или Лила помогали ему, он – им. Обычный расчет, вот только число спасений и услуг постоянно не сходилось, так что однажды он просто перестал считать. Видимо, это и называется дружбой… Всё, поначалу, было довольно просто, но около четырех лет назад возник новый фактор: Фрай влюбился в Лилу и началась бесконечная эпопея с попытками добиться её взаимности. Отношения в их трио претерпели определенные изменения. Фрай искал у Бендера утешения после очередного отказа, просил совета (напрасно), жаловался на жизнь, напивался с ним или по полночи проводил в какой-нибудь бильярдной (что, впрочем, обычно сопровождалось предыдущим действием), чтобы ненадолго забыть о Лиле. Впрочем, такие «обострения» случались пусть и регулярно, но не так уж и часто. Лила, после того как Фрай выводил её из себя нередко едва ли не демонстративно начинала болтать с Бендером, так же, она могла обсудить с ним вопросы, в которых Фрай еще не успел разобраться или для которых ему не хватало сообразительности. Так сказать, бонус, два друга по цене одного. Лила была очень одинока, и больше поговорить ей практически не с кем, кроме них двоих. Кроме того, Бендер порой служил кем-то вроде парламентёра и третейского судьи в их спорах. Он мог бы честно заявить – не будь его, эти двое давно бы разругались насмерть или передрались, точнее – она бы его избила. Однако рядом есть робот, который отвлекает часть внимания, и не даёт этим двум противоположностям убить друг друга. Все довольны, все прекрасно. Было…

Но теперь неожиданно происходит новая перестановка. Непонятно почему Лила вдруг изменила своё отношение к Фраю (опера потерпела полное фиаско, но мутантка как будто этого не заметила!). В результате получилась пара, которая, как ни удивительно, с каждым днём становится крепче. И в этих обстоятельствах Бендер вдруг оказался за бортом. О нём забыли, он стал не нужен, более того - превратился в помеху. Разумеется, отношение к происходящему между этими двоими у него было очень негативное. Бендер сильно удивился, пообщавшись с остальными коллегами и узнав, что в своей неприязни он одинок. Эми была счастлива за друзей, радуясь, что они наконец-то разобрались в чувствах друг друга. Гермес уже с нетерпением ожидал череды отгулов, потом, возможно, смена места жительства одним из сотрудников, затем свадьба, а там и декретный отпуск не за горами – всё это порождало кучи, да что там, горы разнообразнейших документов, справок и форм, которые ему придётся оформить. Воплощенная мечта. Рад был и профессор – намечался спонтанный эксперимент на совместимость ДНК людей и мутантов, который нельзя пропустить, и за который светит еще одна нобелевка. Зойдберг радовался просто за компанию с остальными.

Было еще одно обстоятельство – другие роботы его теперь просто засмеют. Не справиться с собственными питомцами, какой позор. А главное, он ведь ни в чем, совершенно ни в чем не был виноват! Они, разом забыв всё, что он сделал для них прежде, наплевали на старого друга, показав, что Бендер им больше не нужен. В мыслях мешались обида и злость, плюс добавлялась печаль – он хотел, чтобы всё опять стало, как прежде. Вот только сделать это не представляется возможным…

Совсем запутавшись в мыслях, Бендер не сразу услышал, как, перебивая лектора, включилась громкая связь. Сосредоточившись на происходящем, он узнал голос Стотта и решил всё-таки послушать.

- … я повторяю, общий сбор перед ангаром через десять минут. При себе иметь оружие, заряженное боевыми, повторяю, тревога не учебная. Руководство Земли поручило нам разобраться с проблемой, решить которую сами они не в состоянии. Если кратко, один час и сорок минут назад произошел захват заложников в посольстве расы таурийцев, это на окраине Нового Нью-Йорка. Местные слабаки отказались от захвата, мотивируя это большим количеством жертв среди гражданских при силовом варианте решения. Потому, эти чистоплюи отстранены от операции, штурм поручен нам. Вы лучшие, ребята. Подробную вводную получите по дороге. Вперед, время пошло!

Бендер одним из первых поднялся, скрежетнув суставами. В конце концов, с таким оснащением им ничего не угрожает, так почему бы не развеяться. Всё лучше, чем слушать нудные бредни или форматировать самому себе мозг этими вопросами.

- Семнадцатый, доложите о готовности. – Радиосистему Бендеру при модификации дорабатывать не стали, просто перенастроили, добавив несколько зашифрованных частот. После всех этих криптозаморочек и так не слишком выразительный голос Стотта на общей частоте вообще перестал содержать какие-либо эмоции.

- Да здесь, я, здесь. Семнадцатый на позиции возле черного хода, готов начинать.

- Штурм по команде. Ждите приказа.

Бендер еще раз огляделся вокруг, сверяя то, что видит, с картой. Двухэтажное бледно-желтое здание на окраине города в достаточно престижном районе. Узкие окна, крепкие двери, возможно, оно изначально предназначалось для того, чтобы держать внутри оборону. Впрочем, ограду вокруг посольства и двор весь состав группы преодолел без особых проблем, чему способствовали многочисленные кусты и деревца. Все семнадцать роботов замерли под стенами, возле главного и черного входов, а также рядом с двумя наиболее широкими окнами, которые предполагалось выбить взрывчаткой. Казалось бы, всё просто, зачем было привлекать их бронегруппу, вместо отказавшихся «Дельты» и шестого отдела полиции. Проблема была всего одна, террористы, одна из группировок радикальных ксенофобов, взяв здание под контроль, поставила по одной группе заложников у каждой двери и достаточно широких окон. Потому земляне настаивали на переговорах. Стотта подобные мелочи особо не волновали.

- Четвертый, на полметра вправо. Десятый, готовь орудие, лазером пользоваться только при необходимости. Второй, девятый, пойдете парой… - Шер командовал быстро и четко, приказы явно служили общей цели, а не отдавались, чтобы показать, «кто тут начальник». – Нулевой, доложите о готовности.

- Буду готов атаковать через полминуты. Заложников вижу, террористов тоже, потерь не ожидается. – Донесся голос Дентона. Ему была поручена самая непростая задача – добраться по коммуникациям до комнаты с основной группой заложников, обезопасить их и продержаться до подхода главных сил.

- Потери значения не имеют, у меня разрешения от Никсона на любые действия. Главное – уничтожить преступников, выживание гражданских – по ситуации.

- Приказ понял. Однако постараюсь действовать в рамках своих принципов.

- Главное – выполняйте задание, ваши принципы меня не интересуют. Дальше, Четырнадцатый, пойдешь в авангарде, Третий, готовь подрыв зарядов…

Бендер от нечего делать в очередной раз проверял оружие, изредка поглядывая на карту. Лазер был лишь вспомогательным стволом, основным – что-то вроде тяжелой снайперской винтовки, переходящей в противотанковое орудие, почти метровый ствол калибра 35 миллиметров и пять зарядов в магазине. Чудо это, названное Дёрт-Спайк, крепилось в районе левого локтя и запястья, так что вынесенная над стволом рукоять находилась в ладони. Человек обращаться с подобным был бы не в состоянии, даже робота жестокой отдачей поворачивало на месте и едва не валило с ног после каждого выстрела. Несмотря на архаичность устройства, эффект от него был более чем неплохим.

А вот на схему расстановки сил Бендеру смотреть было менее приятно. Стотт командовал, остальные послушно подчинялись. На плане светящиеся точки двигались рядом с особняком, занимая более выгодные для штурма позиции. Как в компьютерной игре, где орк был игроком, а они – персонажами без собственной воли. И робот знал, что это аналогия весьма и весьма уместна. За последние дни Бендер довольно близко сошелся с Дентоном, их отношения вполне можно было назвать приятельскими. От киборга он и узнал многое об этом отряде, пусть тот и работал здесь только полгода. Например, почему Стотт набирает, по сути, совершенно случайных роботов в свою команду, а не тех, кто мог бы разбираться в вопросе. Ответ оказался насколько простым, настолько же и унизительным. Заместитель командующего очень хороший тактик, для воплощения своих тактических наработок в жизнь ему нужны инструменты, послушные и не проявляющие своеволия. Берется обычный гражданский робот, ему прошивается базовый минимум: стрельба, передвижение в бою, обращение с оружием. И теперь он исполняет приказы Шера, как послушная марионетка, неспособный сделать что-то самостоятельно, поскольку сам в бою ничего не понимает. Очевидно, термин «разумная инициатива» Шер понимал как «преступное самоуправство». Но, судя по молчанию и покорности остальных роботов, их устраивало такое положение дел. А вот у Бендера терпения не хватило, потому он решил влезть хоть с каким-нибудь предложением, лишь бы продемонстрировать, что он тут вообще-то тоже существо мыслящее:

- Парни, а оно нам вообще надо, ломиться через дверь, которая наверняка заминирована и с той стороны десяток уродов со стволами? Давайте сквозь стену, мы роботы, или кто? Вот сюрприз им будет!

- Семнадцатый, отставить самодеятельность! – мгновенно оборвал его орк. Но несколько секунд поразмыслив, он продолжил: Хотя, там, правда, могут быть мины… Семнадцатый, вы гарантируете, что сможете пройти сквозь эти стены и тут же вступить в бой?

- Да не вопрос, командир! Я так часто делаю. Тут толщина-то… Это нас не остановит, в общем.

- Что ж, предложение принимается. Но если вы в следующий раз захотите влезть в переговоры, вы сначала спросите разрешения у меня. Всё понятно?

- Понял я, понял. Ну, в смысле, так точно.

- Вот и хорошо. Группа начинаем передислокацию. Четвертый, восьмой, на два шага влево, тринадцатый…

Через несколько минут все роботы заняли позиции у стен, примерно метрах в двух-трех от дверей и окон. Убедившись, что всё подготовлено как надо и обговорены все планы поведения внутри, Стотт, наконец, отдал короткий приказ:

- Группа, начать штурм.

- Фрай, переключи на «корень из двух», быстрее!

Парень, мирно дремавший на подлокотнике дивана, подскочил от неожиданности и, взмахнув руками, рухнул на пол. Влетевшая в комнату запыхавшаяся Лила подхватила на лету выпущенный им пульт и переключила телевизор с какого-то боевика на новости. Экран показал знакомую студию с Линдой и Морбо, ведущая как раз завершала предыдущее сообщение:

- …именно таким образом сегодня, двадцать второго сентября, открывается сезон осенних распродаж. И к менее значимым новостям. Вчера, в половине десятого вечера произошел захват Таурийского посольства одной из фашистских группировок. Морбо…

- Да, порой, и жалкие людишки могут совершить что-то достойное. Но, как это часто и бывает, они всё равно все глупо погибли, когда начался штурм. Морбо уже перестал удивляться их тупости.

- Спасибо, Морбо. Да, ситуация была разрешена штурмом здания, заложники освобождены, террористы перебиты. В этой акции были задействованы наши союзники, одно из подразделений армии Миры. И у нас есть уникальный репортаж с места событий.

- Лила, я не понимаю, что… - Подал Фрай голос, возвращаясь на диван.

- Не отвлекайся, смотри. Сейчас будет самое важное. – Не отрывая взгляда от телевизора, она села рядом.

Камера показывала главный вход в посольство, весь двор был занят машинами и напоминал дискотеку из-за разноцветных отблесков разнообразных мигалок. Через распахнутую дверь выводили заложников и вытаскивали носилки. Журналистка, молодая длинноволосая нептунианка в деловом костюме, смогла ловко пробиться сквозь толпу и пробраться к нескольким спецназовцам с оружием в руках, собравшихся вокруг пожилого чиновника в штатском. Оператор смог более-менее ровно удержать камеру, и девушка сразу начала задавать вопросы:

- Уважаемые зрители, перед нами начальник шестого отдела полиции. Скажите, как прошел штурм, есть ли погибшие…

- Дамочка, - чиновник поправил пенсне на носу, - это не ко мне. Мы и армия устранились от операции. Все вопросы – к нашим союзникам с Миры. Благодарю за внимание.

- А почему вы отказались от силового варианта, позволив действовать другим? – было видно, что журналистка нижней парой рук быстро записывает в блокнот ответы собеседника, удерживая микрофон верхней рукой.

- Потому что это было самоубийством, и для бойцов, и для заложников. Тот факт, что у орков погибли всего двое солдат, а среди заложников убиты лишь шестеро – случайность. Им просто повезло. Группа состояла из роботов, был предпринят удачный ход с атакой сквозь стены. Больше удачных идей  там не было. Всё, вот они идут, их и расспрашивайте.

Полицейский вместе с подчиненными направился к одному из фургонов, журналистка и оператор развернулись к новым жертвам. В кадре возник массивный тёмно-серый робот, судя по модели – бывший бурильщик. Оператор несколько раз давал приближения, выделяя уже засохшие брызги крови на его голове у основания антенны.

- Пожалуйста, расскажите, как прошла операция.

- Ну-у-у… так… Это… - робот явно не отличался красноречием, - Нам, того… поставили задачу. Мы над ней работали. И мы справились с ней!

- Подробности будут? – тяжко вздохнув, уже не так оптимистично поинтересовалась нептунианка. Она поняла, что дело близится к провалу. С подобным косноязычием рейтингов не заработаешь.

- Ну-у-у, это…

- Гаспар, прекрати мямлить. Вообще, уйди, пусти виновника торжества, дай с народом пообщаться! – бурильщика оттерли из кадра, а его место занял… Бендер!

- Лила, кажется, у меня галлюцинации…

- Нет, это на самом деле Бендер, смотри дальше.

Тем временем, получивший внимание прессы сгибальщик разливался соловьём:

- Да, они были круты, но сделали одну непоправимую ошибку. Они нарвались на меня. Бендера. Б. Родригеса. Потому не выжил никто, они не ожидали, что мы пойдём сквозь стены, они думали, что смогут нас обхитрить, прикрывшись заложниками. Но это мы их обманули и в результате, все террористы мертвы, почти без лишних жертв. И всё благодаря блестящему тактическому гению и прекрасному бойцу, мне, великому Бендеру. А не будь тут меня…

- Извините, но время дорого. – Перебила его журналистка, свободной четвертой рукой придерживая наушник. – Благодарим вас за интервью, мистер Бендер. Мы признательны вам, однако время не ждет. Мы завершаем наш репортаж, с вами была… - в кадре вновь возникла студия, очевидно нептунианка действительно не рассчитала времени, она даже не успела попрощаться со зрителями.

- И теперь к новостям погоды, - продолжила Линда передачу. – В Калифорнии ожидается цунами, но кому до этого есть дело… - Лила выключила телевизор.

- Значит, место, где его ценят и уважают… - произнесла девушка медленно. – Отряд спецназа на службе орков. Я не знаю, как он там оказался, но в чем я уверена, рыжий – мы обязаны его оттуда вытащить.

- Но зачем? – не понял Фрай. - Посмотри на него, он счастлив, он получил то, о чем всегда мечтал. Славу и уважение, плюс деньги. Просто, он нашел своё место.

- Фрай, он наш друг. Твой друг. Сейчас они улетают в очередной рейс, и мы его полгода не увидим. А в походе может случиться что угодно, его могут убить, это действующая армия, а они будут сражаться на передовой и даже за ней. – Спокойно объяснила она.

- Д-да, правильно, конечно, – произнес он неуверенно, - но ведь он робот, его так просто не убьешь. Подзаработает денег, проветрится, придет в себя.

- Как ты не понимаешь… Это диверсионная группа, я навела справки через сеть. – Девушка постучала пальцем по коммуникатору. - Участие в ней может плохо закончится. Очень плохо.

- Но почему?

- Да пойми же… Ладно, ты любишь смотреть боевики про шпионов и интриги спецслужб?

- Нет. – Фрай помотал головой.

- Почему, хочу спросить?

- Там в конце обязательно всех убивают. И главного героя, и девушку его, всех, чтобы никто не проболтался. А того, кто их убил, убивает вообще неизвестно кто за кадром… - принялся он объяснять.

- Вот именно! Дошло, наконец? – Девушка постучала курьера пальцем по лбу. - Их задача – заниматься разными грязными делами, на которые не соглашаются нормальные солдаты. И рано или поздно либо участники слетают с катушек и валят друг друга, либо узнают слишком много, тогда их убирает какой-нибудь большой жирный жлоб, сидящий наверху. Нередко второе маскируется под первое. Подобные отряды, порой, живут долго, их оперативники – никогда.

- Что ж… раз такое дело… Мы должны ему помочь. Пойти, поговорить… - Фрай словно убеждал сам себя.

- Так, Фрай, чего-то ты мне не договариваешь. Почему вы поссорились? Что вы друг другу наговорили? Я жду ответа. – Она пристально посмотрела другу в глаза. В последнее время подобные дуэли взглядов и простые случайные переглядывания стали для них явлением частым. И дело здесь не только в выяснение, чья воля сильней, для Лилы было важным еще кое-что. Ей было просто приятно смотреть кому-то в глаза, не ожидая, что он тут же отведет взгляд со страхом или отвращением. Наоборот, даже упрямясь либо не соглашаясь с ней, смотрел на неё Фрай только с преданностью и обожанием.

- Правда, он обиделся на нас за то, что мы его не замечали, - сейчас парень первым отвел глаза. – Но это оказалось только началом. Потом он стал высказывать иные претензии.

- И какие? Я слушаю.

- Как бы тебе сказать… Просто… О, вот, помнишь ситуацию с Сеймуром? – Он нашел подходящий пример.

- С твоей собакой? Да, помню. – Она кивнула.

- Вот. Сейчас всё то же самое. Только, скажем так, вместо Сеймура теперь ты.

Девушка замолчала ненадолго, решая, не решил ли Фрай над ней поиздеваться. Подумав, она пришла к выводу, что друг просто неуклюже изложил свою мысль, и обижать её нисколько не собирался.

- Вот значит оно как. Опять, ну, не ревность… зависть, наверное? Решил, что друг должен общаться только с ним, так что ли?

- Да, именно так. В общем, мы тогда поругались. Он о тебе нелестно отозвался, я не стерпел… Да, признаюсь, я погорячился в тот раз. Но он меня вывел из себя.

- Надо же… А я могу узнать, что вы говорили обо мне?

- Нет.

- А если я попрошу рассказать? – она вновь попыталась поймать его взгляд.

- Нет. Тебе это знать ни к чему. – Глаз он не отвёл, и было видно – можно пытать, не расскажет.

- Хорошо, не говоришь, так не говоришь. Но ты пойдешь вместе со мной извиняться перед ним. В тот вечер мы оба были неправы. И ты, и я. Мы обязаны попросить у него прощения. И вернуть назад.

- Может, ты пойдешь одна? Я не уверен, что смогу после всего перед ним извиниться. – Честно признался он.

- Пойми, сейчас особая ситуация. Мы обязан его вытащить, пока есть время. Переступи через гордость, ради друга, забудь о том, что он оскорбил тебя.

- Это я бы забыл. Но он оскорбил тебя. Этого я, боюсь, простить не могу.

- Но я прощаю. – Произнесла она. - Мы еще можем разобраться во всём этом, если успеем сейчас, пока не поздно. Если же мы этого не сделаем, то, возможно, никто из нас ни перед кем не извиниться уже никогда. Потому, мы пойдем вместе. И ты попросишь у него прощения. В конце концов, вы давние друзья, о чем ты как-то быстро позабыл. Рыжий, я эгоистов не люблю…

- Извини. Ты, как обычно, права. – Ему, на самом деле, было неловко. - Мы пойдем вместе. Вот только проблема… А как мы его найдем? Будем ждать очередного теракта?

- Есть вариант проще. Во-первых, профессор у нас мастер на все руки и гений на всю свою больную голову. А во-вторых, Бендер - робот, а значит, он постоянно находится в сети.

- И что?

- У Эми есть один бывший… Один приятель. Он неплохой хакер. И для него найти Бендера в сети, а потом установить его реальное местонахождения – пара пустяков. Поверь, это все мелочи. Куда сложнее будет извиниться.

- Я пообещал. Я это сделаю. Пусть будет и непросто…

Глава 7. Откровенный разговор.

Свою победу группа отмечала с размахом и в полном составе, включая даже обычно устраняющегося от такого рода посиделок Джея. Для торжества был выбран один из баров неподалеку от базы, отличавшийся диковатым названием «Дик и овцы», а также богатым выбором напитков для андроидов. Потому и в баре роботов оказалось больше половины. Бойцы отряда сдвинули рядом четыре стола, разместившись вокруг них, Дентону досталось место в углу, словно бы немного в отдалении, его сторонились остальные (кроме Бендера).

- Да, а потом одному снёс голову из лазера, второму два снаряда, его размазало! Тут-то враги и закончились! Это было круто, лучше выпивки, лучше электричества, лучше женороботов. Лучше всего этого вместе! – Увлеченно рассказывал Бендер, размахивая сигарой и кружкой с пивом. Его особо не слушали, остальные излагали примерно то же самое, в подобном шуме каждый хорошо, если хотя бы себя слышал. Дентон на всё это смотрел устало, но на последних словах Бендера решил нарушить молчание. Как ни странно, его не слишком-то громкий голос сразу перекрыл гвалт за столом:

- Так всегда и у всех. Сначала радость, возбуждение, ощущения собственной крутизны. Потом тоска и отчаяние. Потом просто равнодушие.

- Джей, ты сегодня чересчур мрачен, - на Бендера выступление особого эффекта не произвело. – Мне кажется, тут дело в недостатки алкоголя в крови. Добавь и сразу забудешь про всю эту философию и прочую ерунду.

- Что-то в этом предложении определенно есть… - агент поднялся с места. – Пойду, гляну, чего тут можно выпить. Бендер, что посоветуешь?

- Коктейль «Червь Морриса», не ошибешься.

- Спасибо. – Джей ловко растворился в толпе, в баре было полно народу.

Вдруг Бендер сквозь шум услышал взрыв хохота и пьяный голос:

- Эй, парни, кажется, я уже перебрал… Вы мне какой дряни в последний раз налили? После выпивки всегда в глазах двоится, а тут наоборот, я вижу перед собой девку с одним глазом вместо двух! – после этого засмеялось еще несколько человек.

- Фрай, если я сейчас со злости пну стол, это ведь не считается, правда? – спектр этого голоса был признан знакомым.

- Да, стол можно. – Второй голос тоже был опознан.

- Просто отлично. – Слова сопровождались звуком удара, за которым последовал треск, разноголосые вопли и грохот чего-то тяжелого.

- Лила! Я не имел в виду, что ты можешь снести пять человек.

- Извини. Хи-хи, случайность. Я просто ударила по столу, куда он полетел, это уже не моё дело.

- Господи, ты никогда не изменишься…

Вскоре к празднующей группе пробились Лила и Фрай. Бендер с раздражением отметил, что они уже привычно шли под руку. В правой девушке несла сложенный зонт – в Новом Нью-Йорке почти с обеда лил непрекращающийся дождь.

- Привет, Бендер.

- О, а вот и мои старые друзья! – от людей не ускользнуло, что здесь слово «старые» он использовал не столько в значении «давние» или «проверенные», а скорее как «бывшие». – Ребята, знакомьтесь, эти куски мяса зовут Фрай и Лила. А это вот мои новые друзья. Дрилл, Адит, Велдер, Бальтазар… Эй, а куда Джей запропастился?

- Слушай, Бендер… - Лила резко взмахнула правой рукой. Не слишком удачно, поскольку зонт точно угодил в только выбравшегося из толпы к столу Дентона.

Киборг слегка качнулся, но этого хватило, чтобы его очки свалились и полетели вниз. Девушка тут же перебросила зонт в левую руку (высвободив её), правой быстро подхватив очки на середине полёта. Протягивая их владельцу, она подняла голову и встретилась с Джеем взглядом. Как оказалось, в плане необычности глаз агент мог с ней состязаться – у него были довольно ярко светящиеся синим радужки и вертикальные зрачки.

- Прошу меня простить за неуклюжесть. Я не слышала, как вы подошли. Еще раз извините. – Лила слегка склонила голову, протягивая агенту его вещь.

- Ничего, без проблем, я сам виноват.

Пока Джей принимал свои очки, и надевал, возвращаясь на своё место, обычное ироничное выражение на его лице сменилось удивлением, чего прежде никто не видел. Видимо, ему уже доводилось сталкиваться с реакцией на свою внешность, потому сейчас он привычно ожидал страха и брезгливости. А вместо это получил восхищенный взгляд Фрая, пробормотавшего что-то вроде «вот круто, мне бы так», и спокойный, понимающий и участливый взгляд Лилы. После обычной реакции всех до них, это вызвало легкий шок.

- Ладно, Бендер, мы пришли к тебе. Или, если хочешь, за тобой…

- Вот как, очень интересно. – Робот откинулся на стуле. Остальные уже словно и забыли о незваных гостях, лишь Дентон следил за беседой.

- Ладно. Я хочу тебе сказать, что мы были неправы тем вечером. Мы забыли о тебе и не обращали на тебя внимания. Я прошу прощения. – Лила склонила голову.

- Да, Бендер, я тоже прощу у тебя прощения. – Присоединился к ней Фрай. - Извини, что мы себя так глупо вели.

- Хе-хе, вот оно как. Любопытно… Прощаю, потом деньгами отдадите. Только вот один момент… Фрай, ты пришел извиниться только за это? Или хочешь еще о чем-то поговорить и сказать, что был не прав?

- Нет. Тот раз… Мы оба были не совсем правы. Тебе не стоило так говорить, а мне – так отвечать. Бендер, ну, как ты не поймешь, это же совершенно разные вещи! То, что мы с Лилой… встречаемся, не означает, что ты не можешь быть нашим другом. Есть вещи, которые с женщиной не обсудишь… В конце концов, она боулинг не любит… - попробовал он объяснить.

- То есть, я тебе нужен именно в этом качестве, да? Замена, когда нужно с кем-то поговорить, а её нет рядом?

- Нет. Почему ты не можешь понять? Ты мой хороший друг, Бендер, ты мне дорог, но, как бы сказать, это иная плоскость…

- Знаешь что, кусок мяса, иди ты со всеми этими премудростями. Так, не так… Я отлично понимаю одно – я для тебя простая замена, и больше ничего. Я сам по себе тебя не интересую. Так что, идите, откуда пришли, не стану задерживать. – Робот отвернулся к собутыльникам.

- А теперь, Бендер, послушай меня. – Строго заговорила Лила, беря командный тон. - Чтобы ты там себе не думал, ты наш друг и нам не всё равно, что с тобой дальше будет. А ничего хорошего не предвидится… Ты хоть сам понял, куда влез и кто ты сейчас?

- Ха, а то как же? Само собой. Я теперь уникальный, единственный и неповторимый боевой робот с крутыми пушками и непробиваемым прикрытием из мощнейшей бронегруппы «Стилет». – Самодовольно заявил он. - Вот так. К тому же, я уже практически заместитель командира. По тактической части…

- Вот как… Тогда скажи мне, железный, сколько ваших полегло на штурме посольства? И сколько гражданских? – она прищурившись разглядывала робота.

- Да кто эти куски мяса считает? Пять или десять, какая разница? Что до наших – погибли двое.

- А ты не думаешь, что в следующий раз на их месте можешь оказаться уже ты?

- Вот еще! Один, как идиот, полез впереди толпы и его изрешетили. Второй, дурак, схлопотал ракету в голову, когда высунулся. А я, как положено умному и предусмотрительному роботу, шел сзади, подавая ценные идеи.

- Бендер, а если в следующий раз ваши передние шеренги закончатся раньше, чем враги? Что тогда? Или вас просто пошлют в самое пекло? Вообще, ты задумывался, почему в посольство отправили именно вас?

- Так мы ведь лучшие. Верно, ребята?! – роботы отреагировали согласными криками, Дентон продолжал хмуро молчать.

- Нет, Бендер, просто в том бою шансов спасти заложников, и выжить самим, практически не было. Вас отправили на убой, живьём на мины. Понимаешь, сейчас землянам очень не с руки ссориться с таурийцами. Потому наш спецназ на штурм не послали – погибли бы все, а такой дипломатический скандал совсем не нужен. Вы – другое дело. Можно будет заявить, что вы вообще действовали по собственной инициативе, а значит, Земля тут не при чем. Вас просто подставили.

- Ха-ха, а может быть, просто знали, что мы что-нибудь изобретем? - произнес он уже не так уверенно. - Нечто гениальное, на что способен только такой великолепный тактик, как я.

- Но даже если и так… Те двое погибших и шестеро заложников в таком случае на твоей совести. Ты в ответе за своих погибших товарищей. Ведь не скажи ты этого, может, потери бы оказались и больше, но те двое, вдруг, оказались бы живы. Как, интересные ощущения?

- Да ты вообще несешь чёрти что! Какая еще ответственность? Я отвечаю только за себя и перед собой.

- Уже нет. Теперь всё по-взрослому. Твои поступки, тебе и отвечать. А что будет в следующий раз? Если ты ошибешься в очередном гениальном плане, и погибнет пол-отряда, что тогда? Все они будут на твоей совести.

- Совести у меня нет! Это глупая человеческая идея.

- Может быть, но, как ты думаешь, будут ли слушать советов и приказов того, кто не несет за них ответственность, и только принимает победы, устраняясь при поражениях. Это тебе никого не напоминает?

- Не учи меня жить, одноглазка, не доросла ты еще до этого. Я за себя сам решу. Без чужих советов. Без твоих, в том числе. – Бендер обиделся на неё.

- Бендер, послушал бы ты её, в чем-то она права… - подал голос Дентон.

- Джей, в своих делах я разбираюсь сам. Без посторонней помощи.

- Бендер, повторяю, это не для тебя. Бери расчет и возвращайся к нам. Всё будет как раньше. Ведь было неплохо… - повторила Лила.

- Как раньше уже не будет. А потому я не вернусь. Здесь я важен, здесь я такой один. Здесь я незаменим. Разговор окончен.

- Что ж, как тебе будет угодно. – Фрай кивнул ему. - Просто не забывай, если передумаешь, мы тебя ждём. В твоей комнате я всё оставлю, как было, твоё место на работе за тобой. Просто приходи назад, когда тебе надоест играть в эти игры. До свиданья.

- Пока, Бендер. Надеюсь, увидимся еще. – Лила махнула рукой.

Вновь протолкавшись через, казалось, еще увеличившуюся толпу, Фрай и Лила добрались до выхода. Девушка раскрыла зонт, затем передала кавалеру. Размеры были явно не рассчитаны на двоих, потому, чтобы не промокнуть, им приходилось идти, тесно прижавшись друг друга. Впрочем, возражений по этому поводу ни у кого не было. Проходя мимо широкого окна и глядя на Бендера за столом, Фрай грустно сказал:

- Опять я всё испортил. Снова говорил не то, и не о том.

- Да всё нормально. – Она попыталась его успокоить. - Ты старался. Я тоже не смогла его убедить.

- Мне показалось, он начал колебаться. Ты его зацепила. Еще этот помог, который с ними был…

- Да, странноватый тип, но, мне кажется, его слова для Бендера что-то значат, что удивительно. Жаль, что разговор не продлился дольше. Я, кажется, поняла, какой аргумент для него важней всего.

- А я вот что-то не понял… - Фрай пожал плечами.

- Уникальность. Понимаешь, для него очень важно быть особенным, наверное, у многих роботов есть эта проблема… Если бы я сразу заговорила об этом, как знать, вдруг он бы вернулся. – Запоздало пожалела она.

- Ты предлагаешь попытаться убедить его еще раз?

- Да. Мы обязаны сделать это. В самом крайнем случае, в день отлёта мы с ним точно поговорим. Я уверена, у нас получится.

- Да уж. Слушай, говоришь про уникальность… - Фрай что-то придумал. - Это, вроде как, чем он отличается от других, верно?

- Да.

- Так ведь всё просто. Он единственный робот, известный мне, который дружит с людьми. Пусть он сам в этом не любит признаваться.

- А это мысль. – Она кивнула. - Где ж ты раньше-то был? Ладно, не обижайся, я шучу… Но над этим стоит подумать. Ладно, это терпит. Сейчас, куда мы вообще идём? – она посмотрела на друга.

- Э-э… если не ошибаюсь, вот это уже твой дом.

Они быстро дошли до дверей подъезда.

- Ух, ты, я и не заметила. Заговорились… Слушай, Фрай, на улице такая погода, зайдешь переждать?

- Наверное, нет… - Фрай медленно покачал головой. - Последний автобус скоро отходит, я на него не успею, а дома еще дел полно. Увидимся завтра утром, пока.

Быстро поцеловав её в щеку на прощание и вернув зонт, Фрай, втянув плечи, побежал под дождем к ближайшей транспортной трубе. По-прежнему стоя в дверях подъезда с раскрытым зонтом, Лила проводила его взглядом и тихо произнесла сама себе:

- Какой автобус, какие дела дома? Что это с ним? Можно подумать, он меня боится? Странно…

В четверг, после всей нудятины в классе (и небольшого веселья на стрельбище), Бендер отчаянно искал, чем бы развеять навалившуюся скуку. После нескольких минут раздумий всё-таки возникла идея, которую он посчитал достаточно разумной, чтобы тут же начать её воплощение в жизнь. Дойдя до кабинета Дентона, робот – невероятное дело – постучал в дверь.

- Открыто. – Донеслось изнутри, Джей был на месте и, вроде, настроен на беседу.

Переступив порог, робот на несколько мгновений замер. Виной тому был не интерьер офиса – тут всё оказалось стандартно: стул, стол с компьютером и сейф, плюс дверь в соседнюю комнату. Необычным оказалось занятие хозяина кабинета. Дентон, похоже не испытывая особых неудобств, устроился на спинке металлического стула, вдобавок, балансирующего на одной ножке, с толстой книгой в одной руке и ручкой в другой. Он быстро проглядывал том, постоянно делая исправления и комментируя их себе под нос. Бендер прочел надпись на обложке: «Теория заговора: дополненное издание, теперь на 35% больше жуткой правды».

- … дата создания ордена иллюминатов – ошибка на четыре с половиной года… «Маджестик 12», руководство… Неверно, Кримсон возглавляет тактический отдел, Ламана – технический, а отдела долгосрочного планирования у них вообще нет… «Люди в черном», адрес штаб-квартиры неверен, штатным вооружением является не Сёбуро, а Глок 76… Ошибка, еще одна ошибка, какой дилетант это писал?… - Отвернувшись от текста, он обратил внимание на визитера, - О, привет, Бендер. Нет, скажи, как можно выдавать это всё за достоверные сведения?

- Да ладно тебе, эту ерунду пишут, чтобы нахапать денег, особо себя не напрягая. Причем, трудятся над такими книжками неудачники, не сумевшие пробиться в сценаристы сериалов. Все знают, что «Маджестик 12» это выдуманная организация, которой друг друга «ботаники» шибко умные пугают.

- А может, они правы? – Дентон потер шею слева, - У меня до сих пор место болит, куда вошла пуля от несуществующего снайпера этой придуманной организации на их вымышленной базе. Только вот пуля была, почему-то, настоящая и болезненно реальная… Люди верят в правительственные заговоры. Я о них знаю. Именно поэтому шестнадцать организаций, половины из которых нет в природе, хотят меня убить. Так что при мне, никаких анекдотов про всезнающее ЦРУ и «Людей в черном». Ладно, что-то я заболтался… Так ты с чем пришел?

- Да я подумал тут… Джей, ты сильно занят?

- Не особо.

- Второй вопрос: как на счет сходить и выпить?

- Э-э-э, а почему я? Роботов же полно, все они на базе.

- Да ну, скучные они. С тобой хоть есть о чем поговорить. Обещаю, я не буду травить байки о ФБР и их тайнах.

- Это правильно. Ладно, почему бы и не пойти? Только учти, я ведь не человек. Потому употребляю спиртное для роботов, количество соответствующее.

- Да, а я в прошлый раз думал, что удачно пошутил… Ладно, так это же замечательно! Вперед.

На вопрос, почему им понадобилось занять именно этот столик, в углу бара рядом с черным ходом, Дентон пробормотал что-то про зоны обстрела и видимость всех дверей, но мысль свою развивать не стал. Дожидаясь пива, Бендер автоматическими «дворниками» смахивал с окуляров капли воды. Дентон протер очки, не снимая их, и сказал:

- Черт, ненавижу туман. Тем более, такой плотный. Уж лучше безлунная ночь.

- Кстати, давно хотел поинтересоваться: а тебе не тяжело ходить ночью в черных очках?

- Я не прячу глаза от света, я скрываю глаза от людей. Они, знаешь ли, на их свечение очень нервно реагируют. Я вижу в темноте и даже сквозь стены, правда, недалеко. И очки мне совершенно не мешают.

- А по виду о тебе такого не скажешь…

- Я же объяснял – проект предельного уровня нанотехнологий. Эти ученые запихнули в меня всё, что только можно и что хоть как-то сочетается. Что не сочетается, они впихнули вторым этапом. – Дентон криво улыбнулся. – Я могу отбить управляемую ракету, вроде твоей, без особых проблем. Так что, еще повезло, что у меня только глаза светятся.

- А ракету, это как?

- Да просто. Они управляются «взглядом», значит, есть радиоканал между снарядом и оператором. При приближении автоматически перебираются частоты, потом происходит взлом и всё – ракета отправляется «в молоко». Без каких-либо усилий с моей стороны, достаточно взгляда.

- Да, сильно… - признал Бендер. - Я бы не отказался от такого. Джей, знаешь, что я тебе скажу. Конечно, ты всё-таки человек. Но вот ты – настоящий человек. Были бы все такими, как ты, цены бы вам, человекам, не было. Сколько я тебя узнаю, понимаю – у тебя не стыдно поучиться даже роботу. Даже мне… Мне есть, чему поучиться у тебя и можно стремиться, в чем-то, быть похожим на тебя.

- Вот как… - Дентон был удивлён. - Значит, быть похожим на меня? Бендер, ты что, правда считаешь, что кто-то может захотеть стать таким, как я?

- Разумеется. Даже я слегка хочу.

- А можешь сказать, чем вызвано такое иррациональное желание. - Поинтересовался агент. - Я не могу этого понять.

- И он еще спрашивает. Да будет тебе… Ну, пускай, если так хочешь послушать комплименты. – Робот начал загибать пальцы. - Ты сам говорил, что заработал кучу денег. Ты ни от кого не зависишь. Можешь работать, на кого хочешь. Тебя знают все, вообще каждый. Ты один из самых известных преступников, тебя все бояться и уважают. Тебе известно много разных крутых тайн. – Здесь пальцы закончились. - Ты умеешь выделывать всякие мощные фокусы, лучшее от робота и человека сразу. Так что, скажу честно, я завидую тебе, Джей.

- Слава, деньги, сила, независимость и знания, так? Всего этого много, всё есть. – Он кивнул, соглашаясь, потом неожиданно спросил: А ты знаешь, что я с десяток раз смотрел на свой пистолет с одной мыслью: «сейчас застрелиться или подождать денек?» Впрочем, учитывая мои кости, скорее, пришлось бы воспользоваться гранатомётом, - мрачно пошутил Джей. – Ты подумал, какая у всего этого оборотная сторона? Какая плата? Я десять лет сплю, вскакивая от каждого шороха с оружием в руках. Не сажусь в машину, не заглянув под днище, в комнате всегда сижу лицом к дверям и так, чтоб видеть окна. На меня объявлена охота. Полтора десятка спецслужб и группировок. Я не могу расслабиться ни на мгновенье. Страшные тайны… Я забыл, когда нормально спал. Я о многом хотел бы забыть, но никогда не смогу. Я видел такие вещи, что пуля в висок кажется не худшим способом избавиться от памяти о них. Что касается силы… Я киборг. Существо, которого люди бояться, а роботы считают уродом и позором для своей расы. И человеком мне никогда не стать. Это одиночество, на которое я обречен. Мне ничего не нужно из того, что я приобрел. А из того, что было, осталась только моя глупая часть и мои чертовы принципы.

- Честь? – переспросил Бендер.

- Да, честь! И больше ничего. Хочешь узнать правду про эту знаменитую «резню в АКООНе»? – Дентон наклонился к нему ближе. Вопрос явно был риторическим, киборгу просто хотелось выговориться. - Узнать, как всё было на самом деле? Меня с братом с детства готовили к службе. Даже не к службе – к служению.

- У тебя еще и брат есть?

- Да, Пол. Вернее, был брат. Слушай дальше. Отдать жизнь за планету и правительство казалось очень почетным и героическим… Потом была академия, потом программа нанотехнологий. И вот она – долгожданная служба в секретной организации. Исполнилась мечта всей жизни. И поначалу всё шло неплохо. Мы убивали террористов, бандитов… И где-то через полгода брату отдали приказ убить гражданского, который чем-то мешал организации, который стоял между конторой и её целью, вина его доказана не была. Пол отказался и отправил шефа подальше. Мне отдали приказ ликвидировать обоих. Теперь уже я послал начальство, вместо них убив агента, пришедшего проверить результат. Анну, с которой мы вместе полгода проработали, я застрелил из-за чертовых принципов, которые она отказалась понимать. А я к тому времени уже много чего узнал. Что наша организация и вся наша борьба с терроризмом лишь прикрытие для махинаций правительства и нескольких корпораций. Что те, кого мы убивали, как преступников, всего лишь хотели сказать людям правду…

- И что было дальше?

- Пол погиб здесь, в Новом Нью-Йорке, прикрывая меня, когда квартиру, где мы скрывались, брали штурмом наши бывшие коллеги. Меня поймали, однако я смог совершить побег. И отомстить. Видишь, всё началось из-за одного человека, чье существование было очень неудобным для организации. И двух чертовых идеалистов, которые не смогли перебороть себя и выполнить приказ. После всего я ушел к этим «борцам за свободу». Я проработал у них ровно до того момента, как мне приказали убить пару «мешающих» людей, которые об этом и не подозревали. Я сорвался вновь… В конце концов, моя честь это единственное, что у меня осталось…

Он помолчал, глядя перед собой.

- Всё оказалось ложью и нелепостью, всё, чему меня учили и о чем говорили всю жизнь. Кроме умения убивать, всё остальное оказалось полной чушью… А больше я ничего не умею. Я получаю удовольствие от жизни, я вообще чувствую себя живым, только когда делаю свою работу. Шпионаж, диверсии, заказные убийства – это вся моя жизнь. Так я нашел для себя новый смысл. Я нанимался в одну структуру за другой. Все они говорили красивые слова о свободе ил службе обществу, о ценности каждой жизни и защите своих граждан. Каждый раз я брался за всё, но ровно до того момента, как мне приказывали устранить очередного «мешающего» человека… Тогда я убивал того, кто отдает приказ и тех, кто мешал мне уйти. Потом всё повторялось заново. Веришь или нет, но с некоторых пор я в одном кармане с удостоверением ношу гранату и выдергиваю из неё чеку, когда возвращаю документы. Я хочу найти организацию, которая действительно делает то, о чем заявляет, у которой остались хоть какие-то идеалы… Пока это мне не удалось.

- А ты не думал плюнуть на это и переступить через принципы?

- Думал. Не раз. Но тогда от меня вообще ничего не останется. Одна тень, которая умеет убивать. Хе-хе, злой призрак в черном плаще и пижонских очках. Я думаю, теперь ты понимаешь, как глупо мне завидовать? А я кое в чем завидую тебе…

- Ты? Мне? Но почему? – теперь растерялся Бендер.

- У тебя есть друзья, Бендер. Те двое, это ведь твои друзья?

- Да. Ну, и-и-и… что? Что в этом такого?

- Ты не понимаешь, какая ценность – настоящие друзья. Просто не понимаешь. Тебе может показаться, что дело самое обычное. Но на самом деле, это большая редкость. Поверь, я в жизни на многое насмотрелся… Потому и завидую. Тебе есть с кем поговорить, с кем поделится проблемами, кому довериться. Цени это.

- Ты так говоришь, как будто это нечто особенное.

- А так и есть. Уж поверь. У меня, вот, друзей нет. Я совершенно один, я никому не доверяю. У меня бывают враги и союзники, причем вторые имеют отвратительную тенденцию превращаться в первых. А друзей нет. Понимаешь, я сейчас это всё рассказал, потому что мне банально не с кем поговорить уже десять лет. Бендер, прими совет от того, кто пошел не тем путём… Помирись с ними. Я примерно понимаю, в чем проблема, и я советую тебе – забудь про свои обиды. Иначе в какой-то момент ты потеряешь их навсегда. Пока не поздно, сделай шаг назад.

- Скажи, Джей… Ты говоришь, что твой путь неверен, так? – серьезно спросил Бендер.

- Да.

- Ты сам это знаешь, но продолжаешь идти по нему. Почему?

- Потому что это был мой выбор. Мои принципы и моя честь ведут меня в тупик, но именно они делают меня тем, кто я есть.

- Вот потому и я сам решу за себя. Простить или нет. Вернуться или нет. Решение будет верным или неверным, но я выберу сам. Без твоих советов, или Стотта, или Фрая с Лилой. Потому что за себя я решаю сам.

- Похвально. Может самоуверенно, но я тебя понимаю. Слушай, мы, вроде, сюда пришли пить? А мы что-то болтаем и болтаем. После такой беседы, я чувствую, надо не выпить, а напиться. Как вы, роботы, говорите, в ноль?

- Верно! Сначала напьемся до перезагрузки, а потом и вовсе в ноль! Официант…

Глава 8. Вопрос морали.

- Так выпьем же за кибернетиков!

- Нет, за них уже два раза пили…

Джей поначалу держался сковано, но после шестой кружки пива беседа текла уже совершенно непринужденно. Правда, из разговора, иногда перемежаемого тостами, она всё больше превращалась в вереницу тостов, слегка разбавляемую разговорами. Однако способность изъяснятся членораздельно и робот и киборг пока сохраняли, но вряд ли это могло продлиться долго в таких условиях.

- Хм-м-м… Тогда давай за Мерфи? – предложил Джей, понимая, что рюмка (с пива-то они только начали) уже слишком долго стоит полной.

- За него тоже пили. – Обломал диверсанта Бендер. Его оперативная память была меньше подвержена воздействию алкоголя.

- За серию «Т»?

- Три раза и отдельно за Т-800 не чокаясь.

- За C2H5OH, тьфу ты, за C-3PO?

- Да ну его, он скучный… Еще бы Марвина предложил.

- Верно… За здравие меклонцев пили, это и я помню. О, тост за Молли Миллионс!

- Поддерживаю! За даму – стоя.

С большим трудом им всё-таки удалось подняться и даже сохранять вертикальное положение достаточно долго, чтобы успеть выпить. Когда они рухнули на стулья, Дентон начал разливать заново, уже менее разборчиво говоря:

- О, я придумал следующий тост! За Бак… бакм… инст… стера… Так, я понял, с меня на сегодня хватит. Если я не могу выговорить это имя, значит, норму свою выполнил.

- За Бак-ми-ни-сте-ра Фуллера, вот! – по слогам произнес сложное имя Бендер. - Я еще могу это выговорить. Значит, до предела нам еще далеко и мы можем сидеть дальше!

- Логика в этом заявлении есть…

- Только вот, слушай, Джей, если штаб закрыли шесть с половиной минут назад, как мы попадём в казарму?

- За это можешь не волноваться. Если надо – взлетим на крышу!

- Да-а-а? А мы это умеем?

Вопрос неожиданно заставил обоих задуматься на пару минут.

- Наверняка! Просто раньше никогда не пробовали… - решил, наконец киборг. – Друг, а я тебе раньше рассказывал страшную правду о сговоре правительства с Мамакорп?

- Нет.

- Ну, тогда слушай, и после этого пора выдвигаться к нашей штаб-квартире…

Сейчас взглядом капитана Стотта можно было, наверное, заколачивать гвозди. Только вот, для двух персон в его кабинете этого было совершенно недостаточно. Бендер никогда не признавал никаких авторитетов, и не собирался делать для орка исключение. В свою очередь, чтобы напугать Дентона, требовался тяжелый крейсер или термоядерный заряд с пятисекундным таймером, а на фоне этого Стотт явно терялся. Замкомандующего разглядывал визитёров поверх сцепленных перед лицом рук. На указательном пальце правой тускло поблёскивало кольцо, видимо, Шер с ним не расставался. На банкете Бендер не был свидетелем демонстрации талантов Стотта и последующего разговора, но Дентон уже просветил его о назначении этого перстня.

- Я позвал вас, чтобы прояснить подробности вчерашнего инцидента. – Он поднял один из валяющихся на столе листков. – Вчера в свободное время вы отправились в ближайший бар. Это ваше личное время, и вы вольны проводить его, как считаете нужным. Хотя вас, Дентон, всё-таки предупреждаю, не портите себе авторитет. Если вы комплексуете от того факта, что являетесь киборгом, это же еще не повод напиваться с роботами. Тем более – до такой степени.

Дентон тихо скрежетнул зубами.

- После этого, уже через сорок шесть минут после отбоя вы прибыли к расположению. На отказ вас впустить – преодолели ограду. Как у меня тут написано: один, разогнув прутья, второй, перепрыгнув. А там пять метров, между прочим. Ладно, это мелочи. Но что вам двоим понадобилось на крыше здания? Я уж молчу про то, что вы влезли туда, поднявшись на шесть этажей по отвесной стене. И зачем при этом было на два голоса орать песню «Большие надежды»? Вы же перебудили весь штаб!

Джей и Бендер переглянулись. Видимо, этого эпизода их память уже не сохранила.

- Следующей идеей было попасть с крыши в казарму по вентиляции. Притом, что казармы на втором этаже. На минус втором… Ладно Дентон, он опытный, он, можно сказать, всю жизнь этим занимается, но тебя-то, Родригес, зачем понесло за ним. Зато, надеюсь, теперь ты понимаешь, почему именно Дентон у нас выполняет функции диверсанта? Твой лязг в шахте было слышно даже в соседних зданиях, мне кажется. После чего вы вывалились в нашей мастерской…

Джей, едва заметно повернув голову к соучастнику, беззвучно прошептал: «я же тебе говорил, что мы не там свернули на третьем этаже».

- … выбили дверь, прошли мимо дежурного, будто так и надо, сказав ему, что у вас отстают часы на 10 минут. После того, как он впал в ступор от подобного оправдания, вы разошлись по своим местам, как ни в чем не бывало. О компенсации  за ремонт мы поговорим отдельно, но пока я хочу задать один вопрос: это больше не повторится? – несмотря на то, что равнодушный тон не изменился, вопрос явно предполагал только один вариант ответа.

- Так точно! Не повторится. – Произнесли оба в один голос. Каждый мысленно добавил что-то вроде «…в ближайшую неделю».

- Но всё равно… - орка на полуслове прервал звонок видеофона. Он ответил.

- Мистер Стотт? – экран был повернут к Шеру, потом присутствующие видеть его не могли. Голос собеседника был ровным и очень скучным, не выражая никаких эмоций. Даже Шеру было очень далеко до него.

- Да, это я. – Визитеры делали вид, что совершенно не понимают жестов начальника, которыми он пытался их выгнать.

- Это снова администрация президента. Мы бы хотели обсудить с вами один вопрос. Желательно, как можно быстрее. Сегодня вы сможете прибыть к нам?

- Да, это возможно. В чем именно дело?

- Извините, но я этого не знаю. Мистер Никсон лично вам обо всём расскажет. Когда вас ждать?

- В течение часа. И давайте обойдёмся без проверок и церемоний, мне тоже дорого время.

- Это и в наших интересах. Вас сразу пропустят к президенту. Всего хорошего. – Стотт отключил видеофон. Потом поднял взгляд на всё ещё стоявших перед ним визитеров и сказал:

- Беседа не окончена, однако мы поговорим позже. Свободны.

- Есть! – оба быстро покинули кабинет.

Уже за порогом Бендер поинтересовался негромко:

- Как ты думаешь, зачем его вызвали?

- Не знаю, но предчувствие у меня не слишком хорошее. Тут явно дело не в награде за удачный штурм. Сдается мне, Никсону понравилось решать свои проблемы нашими руками. И чувствую, что нас опять могут втянуть в очередную политическую игру, в которой выживают только игроки. Прямо как в молодости, честное слово…

- Вы хотели меня видеть?

- О, вы вовремя, капитан. Проходите, нам предстоит долгий разговор.

Если Стотт и был удивлён вызовом, по его лицу этого нельзя было прочесть. А ведь визит не просто в Белый дом, а лично к президенту Земли. Много времени дорога не отняла – с тех пор, как это здание в 28м веке было перенесено в Новый Нью-Йорк (вместе со знаменитой лужайкой), все вопросы решались здесь, без необходимости ехать в Вашингтон. К высшему лицу планеты Шера пропустили почти без задержек, лишь отобрав всё оружие, и сейчас он стоял посреди кабинета и ждал, пока Никсон начнет беседу. Президент явно тяготился отсутствием прежнего тела и неспособностью пройтись туда-сюда перед окном, потому банку с головой носило мимо окно роботизированное тело, доставшееся ему от Вёрнструма.

- Скажите, у вас признают демократические выборы? – Ричард начал издалека.

- Нет. Эта система нецелесообразна. Только единоличное правление может быть достаточно эффективным.

- Вы правы, конечно, это так. – Никсон кивнул в банке. - У нас всё обстоит точно таким же образом, за исключением системы определенных ритуалов… И выборы один из них. Чтобы кандидата выбрали, помимо денег на подкуп и промывание мозгов избирателям определенное значение имеет такая штука, как «предвыборная программа». Это что-то вроде короткого фантастического рассказа в жанре утопии, где рассказывается о рае на Земле, который наступит, если выиграет именно этот человек. Такая программа была и у меня. Пока вам понятно?

- В общих чертах. Мне не ясно, какое я имею отношение…

- Терпение, капитан, терпение. Это важное качество для политика. Компьютер, вывести на экран список моих предвыборных обещаний по степени важности. - Тело поставило банку на стол, чтобы Ричарду был виден большой монитор на стене и возникший там текст.

Вниз по экрану медленно пополз список, состоящий из двух колонок. Слева – обещание, справа – его нынешний статус. «Ликвидация безработицы», «безопасность граждан», «свобода слова» и прочие блага с одной стороны, а с другой каждый раз оранжевая надпись «не выполнено» или красная «провалено».

- На конец списка. – Скомандовал Никсон.

Здесь дела обстояли лучше. Последние, 213й и 212 пункты, «разобраться с глобальным потеплением» и «выиграть войну у Тарантулона 6», были обозначены зеленым.

- Понимаете капитан, чтобы меня избрали вновь, мне совсем не обязательно выполнять всё. Да это и не возможно. Но если я реализую еще пару обещаний, то люди смогут сказать «он уже начал», «нужно просто дать ему еще немного времени», «он работает последовательно и скоро доберется до верхних строчек». Конечно, не все столь наивны, но считающих так - большинство, и именно они пойдут на выборы. Мне же, со своей стороны, необходимо только разобраться с парой обещаний и жить припеваючи еще четыре года. Взгляните на пункт 211, за этим я вас и позвал.

- Благодарю вас за урок, это и впрямь интересная идея, я этого не знал… - орк искренне поблагодарил его. - Разобраться с проблемой мутантов. – Прочел медленно Стотт. – Я по-прежнему не понимаю… Я солдат и знаю только один метод решения проблем.

- Вы правильно меня поняли, капитан. Как раз это от вас и требуется. Мне понравилось, как вы разрешили ситуацию в посольстве, и полагаю, вы отлично справитесь и здесь.

- Требовать от меня чего-то может только мой командир. – Придрался к словам советник. – Почему бы вам не сделать это собственными силами? Я не думаю, что это опасно.

- Да я бы с радостью! Но все эти слюнтяи, чертовы либералы, пацифисты и прочие укуренные хиппи… Они же поднимут вой на полгалактики! «Кровавый режим» и всё такое… А я о них ведь забочусь. В общем, капитан, это должна быть именно ваша группа.

- Но в таком случае, гнев обратится уже на неё. – Шер тоже не был полным идиотом.

- К сожалению. Но вы останетесь вне подозрений, не волнуйтесь. «Внезапный сбой в логических блоках контроля роботов», вот как это будет названо в расследовании. Что автоматически даст мне законную возможность легко выполнить пункт 210 – «ограничить самостоятельность роботов». Мы ввёдем обязательную установку всем им дополнительных схем контроля и подчинения. Что до вас, я полагаю, выплаченной компенсации с лихвой хватит, чтобы нанять новую команду. Всё получится отлично. Произошел сбой, роботы уничтожили мутантов. Я тут совершенно не при чем, вы тоже. Но, так или иначе, проблемы этой больше нет. Красота…

- Капитал приобрести и невинность соблюсти… Кажется, это ваша поговорка? А каков здесь наш интерес? Зачем мне проводить эту акцию, да еще с потерей всего отряда?

- Ландскнехтов всегда можно набрать заново, не такой это редкий товар. – Презрительно выговорил президент. -  А цена… Думаю, вы согласитесь, если я скажу, что ваш главнокомандующий совершенно не умеет заключать контракты? Ну, не понимает он намёков, прямолинеен слишком. Вы – другое дело. Скажем так, пересмотр наших последних соглашений с омикронцами и Союзом Бетельгейзе в вашу пользу. Плюс все материалы по крейсерам проекта «Асгард». Вас это устраивает?

- Да. Договор заключен. Я могу идти?

- Подождите, есть еще одно обстоятельство. Компьютер, покажи последний открытый документ. – На экране возникло личное дело с фотографией. – Имеет место один казус…

- Мне знакома эта персона.

- Надо же. Эта, как вы выразились, персона – источник огромной головной боли. Раньше всё было нормально, жила себе, как представительница редкого вида инопланетян, никто и слова не сказал. Но полгода назад она подала заявку и официально перерегистрировалась как мутант. И этот жирный осёл, Попенмейер, пошел ей навстречу, оформив документы! А ведь это очень опасный прецедент, могут найтись желающие повторить его. Мы уже отклонили несколько прошений. Лучшим способом прекратить рост напряжение – устранить дестабилизирующий фактор.  Даже больше скажу… Это задание столь же важно, как и основное. Если не сможете выполнить главную цель, вы обязаны выполнить второстепенную. Награда за это будет равна основной.

- Вопрос будет решен. У нас есть сотрудник, подходящий для этого задания. Однако его я сдавать не буду, слишком ценный кадр. – Поставил условие Стотт.

- Как хотите, если он сможет всё сделать чисто, то почему бы и нет.

- Это профессионал. Каков срок исполнения?

- Четыре дня. Мы и так затянули с этой проблемой.

- Вас понял. Всё будет выполнено в срок.

Еще с вечера начались разговоры, что Шер опять нашел какую-то работу для своего отряда. Похоже, Никсону понравилось использовать «Стилет» для своих целей, и он собрался прибегнуть к их помощи еще раз. Однако подтвердилась эта информация только утром, когда Стотт вызвал всех роботов к тактическому залу для ознакомления с планом будущей операции. Перед этим он пригласил к себе Дентона, видимо, чтобы поручить ему отдельное задание.

Бендер в компании с Адитом первыми добрались до места. Судя по всему, беседа шефа с агентом затянулась. А услышав голоса из-за двери кабинета, роботы поняли, что разговор плавно, но уверенно переходит в скандал.

- Дентон, вы забываетесь! Я отдал вам приказ, и вы обязаны его выполнить.

- Я повторяю, приказы такого рода я исполнять отказываюсь!

- Агент, ликвидация отдельных персон входит в круг ваших обязанностей. Я не вижу ничего невыполнимого в данном задании.

- С технической точки зрения операция не отличается сложностью. Но она, скажем так, противоречит моим принципам.

Несколько секунд стояла напряженная тишина. Наверное, Стотт пытался осознать услышанное. Наконец, он смог продолжить:

- Что вы несете, Дентон?! Вы диверсант, шпион и наёмный убийца, предавший два десятка организаций. Какие у вас могут быть принципы?! Перестаньте набивать себе цену и приступайте к исполнению моего приказа.

- Говорю в последний раз – «нет».

- Вы уверен в своём решении, агент?

- Ну, раз вы так заговорили… Тогда…, пошел к черту, Шер, я увольняюсь! Вот удостоверение.

Роботы к тому времени подошли уже почти вплотную к двери. Услышав про удостоверение, Бендер резко отшатнулся в сторону, увлекая коллегу за собой. Сделал он это вовремя – почти в тот же момент дверь распахнулась от сильного удара, после чего врезалась в стену и повисла на одной петле. Выбивший её Джей, едва ступив в коридор, сделал шаг вправо, прижимаясь спиной к стене, вдобавок прикрывая голову руками.

Еще через секунду в кабинете произошел мощный взрыв. Слегка вздрогнуло всё здание, из дверного проёма в противоположную стену ударил целый столб дыма, пыли и разного мусора, слегка подсвеченный багровым.

- Но если есть те, кто приходит к тебе, найдутся и те, кто придет за тобой… – Пробормотал Дентон, безуспешно пытаясь отряхнуть плащ от грязи.

Проверяя едва не перегруженные аудиосенсоры, Бендер сделал заметку в памяти – спросить диверсанта, где тот берет такие мощные гранаты. Каких-либо сожалений из-за безвременной кончины своего начальника он не испытывал. А вот Адит сперва не поверил в то, что он видит, а потом начал наводить своё оружие на киборга, явно намереваясь мстить за Стотта. Однако прицелиться он не успел – Джей уже выхватил из-под плаща укороченный автомат, чтобы выстрелить навскидку длинной очередью. В таких условиях ничего не решает самое современное защитное покрытие, потому вихрь плазмы в упор просто снёс роботу голову.

Сначала Бендер машинально вскинул правую руку, переводя лазер в боевой режим, но остановил себя на середине движения. Во-первых, это вообще не его дело, ему безразличен и Стотт, и их с Джеем разногласия. А во-вторых, он ясно видел превосходство Дентона и понимал, что, несмотря на их приятельские отношения, сейчас агент без колебаний отправит его вслед за первой жертвой. Потому робот вернул оружие в походное положение и медленно опустил руку. Киборг кивнул, хотя его глаз не было видно, лицо выражало дружелюбие.

- Правильный поступок. Мне было бы неприятно в тебя стрелять. – Он опустил автомат. – Идём со мной. Больше тут делать нечего, они ничем не лучше прочих.

- Нет. Я сам разберусь, кто лучше, а кто хуже, и как мне поступать.

- Ты просто не знаешь, что…

Выбежавший из-за угла Дрилл правильно оценил происходящее, потому что сразу выстрелил ракетой. Бендер ничего не успел сделать, а вот Дентон, услышав знакомый звук, мгновенно обернулся, выставляя перед собой левую ладонь. На полпути к нему ракета почти вертикально ушла вверх, взрыв проделал внушительную дыру в перекрытиях, сквозь которую был виден потолок минус первого этажа. Не дожидаясь следующей атаки, Джей, казалось, прямо из рукава выудил электромагнитную гранату и резким движением швырнул её в противника. Угодил он точно в лоб, граната мгновенно прилепилась и тут же сработала, вырубая робота на несколько часов. Бендер в этот момент подумал, что Дентон носит свой плащ не только ради стиля, но и потому, что под ним, при желании, можно спрятать целый арсенал.

- Как хочешь. Но лучше бы тебе согласиться. – С обеих сторон послышался топот. Дентон кивнул на прощание и сказал: Смывайся отсюда при первой возможности.

Он без разбега прыгнул в проделанную ракетой дыру, почти мгновенно сверху донеслось шипение плазмы и грохот разрывов. Справа показались три робота, слева еще два. Один из них задал вполне естественный вопрос единственному свидетелю:

- Бендер, какого черта тут творится?

Однако услышать ответ он не успел. Из разгромленного кабинета вдруг вывалился Стотт. Орк был в грязи и копоти с ног до головы, но жив, здоров и даже вроде не ранен. Только кричал он в полный голос, то ли его контузило взрывом, то ли он не мог сдерживать эмоции:

- Будь проклят день, когда я нанял этого ублюдка! Ведь предупреждали, что с ним всё непросто… Черт, похоже, он не знал, что у нас рабочие столы предпочитают делать из титана! Так, а вы чего стоите?! Живо за ним! Задерживать необязательно, лучше уничтожить! Выполняйте!

- Есть! – все шесть роботов ответили синхронно и побежали к лестницам. Бендер радовался про себя, что Шер явно не слышал, о чем они с Дентоном говорили. Робот пока не собирался покидать организацию и уж точно не хотел быть записан Стоттом в предатели.

Киборгу почти удалось скрыться. Остановить его удалось только на пирсе. Уже изрядно потрепанный и неоднократно раненный Джей попал под перекрестный огонь и не смог вовремя активировать защиту. Одна ракета взорвалась в паре метров от него, вторая – практически под ногами. Взрывом тело сбросило в воду, найти его пока не удалось. Но победа далась не так легко: два робота восстановлению не подлежали, еще три оказались повреждены легко, их отправили в мастерскую. Потерь среди орков не было – Дентон не вступал с ними в бой, лишь пару раз применив гранаты с парализующим газом и станер. Бендер легко ушел из-под подозрения, свалив всё на контузию от взрывов и заевший в результате лазер.

Когда всё более или менее пришло в норму, Стотт всё-таки начал совещание, на ходу дорабатывая свой план операции в связи с изменениями обстановки. На подготовку акции оставалось чуть больше суток.

Глава 9. Решать – тебе.

Металлические ноги громко шлепали по воде, как не старались Бендер и Дрилл двигаться тише. На их счастье, стены плотно заросли плесенью и мхом, потому звук гас, а не разносился на полканализации. После всех потерь последней недели отряд теперь насчитывал всего тринадцать роботов, да притом еще, двое отправились на какое-то особое задание, потому Шер решил атаковать город мутантов пятью группами (в одной оказались трое) с разных направлений.

Пока они в молчании бежали по тёмным переходам, у Бендера было время подумать. Он не мог бы так уж точно сказать, почему решил остаться на службе, а не выбираться вместе с Дентоном. Тут было желание отстоять своё мнение, и не подчиняться Джею, не быть зависимым от него, чтобы не повторилась история с Фраем. Кроме того, он не желал возвращаться так просто, ведь это значило бы, что он проиграл, что именно его друзья были правы. А еще, ему нравилась эта работа. И еще кое-что, во время прошлого боя эмоции просто зашкаливали: эйфория, чувство вседозволенности, свободы, ощущение собственной правоты и нахождения на верной стороне – всё это сразу. Да и деньги, за операцию в посольстве была выплачена сумма, внушительная даже по максималистским меркам Бендера. Делаешь то, что доставляет удовольствие, так за это еще и платят. Хотя были и сомнения. Джей отказался от этой работы и отстаивал своё решение до конца. Кроме того, Бендеру время от времени вспоминались его слова, что вслед за радостью от сражения придёт тоска, а потом просто равнодушие. Он не мог себе это представить, но Дентон тогда говорил очень убедительно… Да и в самой формулировке задания что-то его смущало. То есть, какой-то особой симпатии к мутантам он не испытывал, да и большинство обитателей поверхности относилось к ним прохладно. Но хотя они окажут городу услугу и избавят от серьёзной проблемы, Стотт зачем-то сказал «вас защитят от последствий». Значит, реакция части людей на этот раз может быть далеко не столь одобрительной. Хотя это было лишено логики – ведь мутантов никто не любит – Бендер уже успел понять, что в случае людей логика регулярно оказывается бесполезна.

Туннель, наконец-то, закончился, роботы выбрались в какое-то техническое помещение. Квадратная комната, метров десять длиной и шириной, еще с двумя входами напротив, позеленевшие бетонные стены, пучки ржавых труб и свисающие с потолка кабели, пол покрыт слоем воды пополам с грязью. Центр зала еще хоть как-то освещался парой тусклых белых ламп, углы тонули в темноте.

Андроиды замерли на секунду в центре комнаты, соображая, куда им двигаться дальше. В этот момент, в одном из необследованных проходов сверкнула яркая вспышка, заставляя метнуться по стенам изломанные тени. Дрилл повалился на пол, вода зашипела на его корпусе, пробитым плазменным сгустком навылет. В тот же момент у Бендера пропала радиосвязь. Робот начал медленно отступать назад, направив все стволы на опасный туннель. Когда знакомый голос раздался с другой стороны, он едва не выпалил на звук.

- Бендер, это мы. Пожалуйста, давай поговорим. – Лила медленно вышла из темноты. Видно её было не очень хорошо, девушка надела черную форменную куртку, так как температура в подземелье лишь ненамного превышала ноль по Цельсию.

- Да, друг, давай обойдёмся без стрельбы. – Фрай вышел с другой стороны, тоже в куртке. Через правое плечо у него был переброшен ремень плазменной винтовки. Длинный ствол, с тремя короткими штырями формирующих магнитов у дульного среза, смотрел роботу точно в грудь. – Бендер, ты знаешь мою реакцию и потому – не провоцируй, прошу тебя.

- И как прикажете всё это понимать? – он скорее удивился, чем разозлился. Бендер пытался выйти на связь с остальными, но ему это не давалось.

- О вашей операции стало известно. Да, кстати, радиосвязь не работает, мой браслет всё глушит. – Лила похлопала левой рукой по запястью. – Давай поговорим наедине. Слушай, я не понимаю, на что рассчитывал ваш командир? Вас же всех посадят после этого. Бендер, массовый геноцид, это слишком серьёзно, чтобы, подобное прощать.

- Ха, нам ничего не будет. Нас прикроют.

- Кто? – Спроси Фрай

- Лично Никсон. Это его приказ, он и прикроет.

- Черт! Лила, я говорил тебе, что он упоминал о Никсоне.

- Да, но я думала, что это у него уже бред начался…

- Так, мясо, это вы сейчас про кого? Вообще, кто нас сдал? Откуда вы тут взялись?

- А ты не догадался? – Лила даже удивилась.

- Да, Бендер, представляешь, какое у всех было выражение, когда посреди экстренной планёрки в субботу вдруг вываливается вентиляционный люк, а оттуда… Выпадает прямо на стол едва живой мужик в черном плаще, промокший и израненный, в крови с ног до головы. Потом указывает на Лилу, говорит «мне приказали тебя убить, но я отказался» и вырубается…

- Хе-хе, воображаю ваши рожи. Жаль, меня там не было… - Казалось, просто идёт беседа старых друзей. – Погоди, но Джей погиб.

- Он специально подставился, направил ракету почти себе под ноги, чтобы все думали, будто он убит. Он сказал, одним выстрелом двух зайцев – орки прекратили погоню и потом, когда всё закончится, его посчитают мёртвым те, кто охотится за ним. Но всё равно, его крепко потрепали: множество ран, левая рука была почти оторвана. Человек на его месте отдал бы богу душу. Лила, ты не в курсе, у киборгов есть душа?

- Есть, правда они называют её призраком. Но вернёмся к нашим проблемам. Джей Си был очень плох, но, изредка приходя в себя, успел нам рассказать о вашем плане. А уж мы связались с Красом.

- С командующим?

- Да. У него был самый настоящий шок, но когда он пришел в себя, без разговоров согласился помочь и выделить любые силы. Рота солдат Миры находится в городе мутантов, они перекрыли все подходы. Понимаешь, Бендер, мутанты знают канализацию, как свои, – Лила запнулась, - ну у кого там сколько пальцев. Отыскать туннели, через которые вы полезете, было совсем несложно, тем более, что Джей просветил нас об общем плане атаки. За эти полтора дня мы даже успели повесить там по камере слежения.

- Зачем? К чему такие сложности. – Робот посмотрел вверх, словно ожидая и там обнаружить камеру.

- А ты не понимаешь? – спросил Фрай, поправляя оружие. – Чтобы узнать, через какой туннель пойдешь ты. Когда мы определили маршрут, то, прихватив вот эту штуку, отправились сюда. Вдвоём, больше здесь никого нет. Что касается четырех других групп, у каждой на пути орками устроена засада.

- Вы их перебьете?

- Сначала им предложат сдаться и сложить оружие. В случае неподчинения будут применяться меры… - объяснила девушка. – А тех двоих, что пошли за мной возьмут прямо там.

- Что? – Бендер растерялся. – За тобой? Но как Шер узнал, что ты в курсе?

- Бендер, не будь идиотом. Стотт ничего не знает. Я – тоже часть вашего задания. Я мутант. А Никсон выдал лицензию на отстрел всех мутантов. До единого. - Произнесла она зло.

- Вот как… Значит, Джей хотел предупредить меня об этом… - пробормотал робот тихо.

- Что?

- Ничего. Ты лучше скажи, зачем это всё? Вы решили убить меня лично, не доверяя оркам? Как я признателен…

- Бендер, ты что, совсем плохой? – поинтересовался Фрай участливо. - Неужели ты не понял? Мы здесь, чтобы помочь тебе…

- Ага, я вижу. У тебя в руках отличный инструмент для помощи ближнему. Вон, Дрилл от вашей теплой заботы валяется едва живой.

- Бендер, а ты когда узнал о целях задания, не подумал отказаться? - вкрадчиво поинтересовалась Лила.

- Нет, с чего бы вдруг?

- Ладно, наводящий вопрос… Как считаешь, мы ввязались во всё это дело только потому, что Джей Си рассказал всё именно нам и ради торжества справедливости?

- Ну, вроде того. Хе-хе, ты всегда была сдвинутой на справедливости, одноглазая.

- А ты не думаешь, что у меня тут есть некий личный интерес?

- Э-э-э… нет. Это же подземные мутанты, какое тебе-то дело до них?

- Там мои родители, придурок легированный! И они были бы среди ваших мишеней, не вмешайся мы в происходящее.

- И что с того? Тебе-то какое до этого дело?

- Ты что, серьезно?! Ты, правда, не понимаешь?!

- А что я должен понимать?

- Бендер, - влез Фрай, - ты хочешь сказать, что для робота отсутствие каких-либо теплых чувств к тем, кто произвёл тебя на свет – это нормально, так?

- Разумеется. С чего бы мне их благодарить? Вот еще! Я нормальный робот, а не мешок с костями, мне чужды эти животные атавизмы.

- Я поняла твою позицию. – Произнесла Лила излишне спокойным голосом. – Учти на будущее, что к этим вот… атавизмам люди относятся несколько иначе. Если это тебя наведет на какие-то мысли, поройся в памяти, найди эмоции, возникшие, когда ты заботился о сиротах из приюта, поставь в реверс и умножь на сто. Получишь примерное ощущение того, что я чувствую. И объяснение причин, почему я тебя без оружия разнесу в железную стружку, если ты сделаешь из этой комнаты хоть шаг. Уж прости мои глупые человеческие эмоции… - она улыбнулась так, что у Бендера сразу отпало малейшее желание проверить, а не шутка ли это. У Фрая от этой улыбки дрогнула в руках винтовка.

- Но вы мне так и не объяснили, какого черта явились сюда лично?

- А ты еще не понял? Нарвись ты на орков, шансы выжить были бы 50 на 50. А так, мы предлагаем тебе выход. Возможность спастись. Есть даже несколько разных вариантов. Лучше всего, если ты поможешь посадить Стотта и предъявить обвинения Никсону. К тебе тогда претензий никаких – ты работал под прикрытием. Можешь просто выйти из игры, сбежать отсюда, подделывать документы и перебивать номера на деталях. Есть вариант со сдачей полиции, но его всерьез даже не рассматриваем. Или…

- Или что?

- Ты можешь пойти до конца, Бендер. Но это не имеет никакого смысла, ваших уже повязали. И у тебя ничего не выйдет. В этом случае, я буду стрелять, пусть и не насмерть…

- Ты выстрелишь в меня?

- Да. Странно звучит, но для твоего же блага. Чтобы ты не прославился таким образом. Чтобы тобой не пугали детей. Пойми, Бендер, ты наш друг. Мы хотим тебе помочь. Я не знаю, как ты, но нам без тебя… не знаю, как сказать, скучно, плохо, что-то вроде этого…

- Ну-ну, будет врать-то… - робот смутился. - Что вам до меня и что мне до вас?

- Бендер, вспомни, каким ты был почти пять лет назад. – Произнесла Лила. – Какой была я. И каким был Фрай. Но в первую очередь – вспомни себя. И сравни с тем, кто ты сейчас. И кто мы. Ты видишь разницу?

- Ну, допустим, вижу, и что с того? Что в этом такого?

- Пойми, мы не можем вот так всё просто бросить, после всего, через что прошли вместе. Это ведь уникальное явление… Робот, который дружит с человеком. По-моему, иных таких нет. Ты понимаешь, что этим мы выделяемся. Мы среди людей, а ты среди роботов.

- Ну, ты уж среди людей и так неслабо выделяешься… Но что-то в этом есть. Ты хочешь сказать, я особенный, потому что общаюсь с вами?

- Да. Мы друзья. Обычно роботы общаются только с роботами, но тут уникальный случай. Понимаешь, Бендер, мы ведь влияем друг на друга…

- Вот еще, никто на меня не влияет.

- Нельзя жить в обществе и не изменяться под его воздействием. Не мгновенно, постепенно, исподволь. Тем более, если речь идет о друзьях. Ты меняешь нас, мы меняем тебя… Теперь в твоём характере есть что-то от меня, что-то от Фрая. Так же как и наших – какая-то часть от тебя. Так что, мы редкие экземпляры – люди, чему-то научившиеся у робота и робот, взявший что-то от людей. Других таких точно нет.

- Хм…

- Еще кое-что… Дентон, когда бредил, он сказал, что будь больше времени, хотел бы стать твоим другом. Знаешь, почему?

- Нет. Я так и не понял, почему он отнесся ко мне иначе.

- Он сказал, что ты не такой, как все прочие роботы. Что для тебя не так уж важна внешность, ты выше этих предрассудков. Что ты  выделился среди всех остальных именно этим, что единственный отнесся к нему…, не знаю, по-человечески, наверное…

- Правда?

- Да. – Подтвердил вместо неё Фрай. - Так что, ты понял, что тебе не надо быть убийцей и начинать геноцид, чтобы стать известным среди других и выделиться из толпы. Ты пойдешь с нами? Вернешься?

- Я даже не знаю…

- Как трогательно… - появление нового действующего лица не дало ему закончить фразу. Тень за спиной Фрая словно бы сгустилась и обрела самостоятельность. А также приняла вид орка в черном полувоенном комбинезоне с кобурой на поясе. Притаившийся в тени Стотт одним прыжком достиг землянина и ударил, прежде чем тот успел даже развернуться. Молниеносная серия из нескольких ударов – в спину, по шее, под сердце – и курьер согнувшись падает наземь, а Шер небрежно направляет так легко отобранную винтовку на Лилу. Казалось, нацеленное на него орудие Бендера он и не заметил. – Извините, что прерываю вашу беседу, но момент представился мне подходящим. Не дергайтесь, мисс, с такой дистанции, я и с закрытыми глазами, не промахнусь, хех, мимо вашего глаза.

- Стотт, какого черта ты творишь?! Что ты с ним сделал?!

- Успокойся, Родригес. С человеком всё в порядке. Он просто без сознания. Я не хотел, чтобы он помешал нашей беседе. А нам есть, о чем поговорить.

Девушка осторожно покосилась на Фрая, потом на Бендера. Робот, вроде поверил. Но она знала этот крайне неприятный приём. Тут есть два варианта. Либо Шер ошибся при его проведении, ослабив один из ударов, который убил бы её друга (при этой мысли, сердце словно пропустило один удар). Либо он всё сделал как надо, и теперь Фрай лежит живой и способный слышать происходящее, но парализованный на некоторое время. Судорога, сводящая большую часть мышц – очень неприятное дело, и очень, очень болезненное. Лила почувствовала, как её рассудок начинает застилать пелена ненависти и постаралась взять себя в руки. Удалось ей это не до конца.

- Я, знаете ли, имею привычку на подобных заданиях приглядывать за новичками. В очередной раз убедился в полезности этой практики. Вы тут столько всего наговорили… Приходится оперативно менять планы. Выполнить задание в полном объеме не представляется возможным, однако завершить вторую его половину, похоже, удастся. Бендер, ты мне поможешь, не так ли?

- Что?

- Слушай, всё это чушь… Я помню, что ты думаешь на самом деле. Помню, что ты тогда говорил. Что во всем виновата эта девчонка. Что без неё всё было бы прекрасно. Что из-за неё все беды. Что ты бы с радостью избавился от неё… Это твой шанс. Выполни приказ и исполни своё желание. Убей её. Поступи так, как делают все крутые ребята, реши проблему одним махом, без разговоров и этих глупых сомнений. Твой друг ничего не узнает. Просто случайный инцидент. А ты разом избавишься от сложностей.

- Бендер, послушай меня, если ты это сделаешь, ты совершишь ошибку. – Теперь Лила поняла, зачем было поступать с Фраем именно так. Если Бендер сейчас её убьёт, Фрай об этом узнает. И потом о какой-то дружбе между ними не может быть и речи. Бендеру останется два варианта: будка самоубийств или… работа на Стотта. - Это не метод. Ты поступишь, как марионетка Шера. Пойми, если Фрай, правда, твой друг, так действовать нельзя. Представь, как если бы мне приказали убить тебя. Я этого не сделаю, потому что ты друг Фрая, ты дорог ему, почти так же, как я. Сделай так, как поступают настоящие друзья, докажи, что Дентон не ошибся в тебе, что ты на самом деле отличаешься от всех остальных роботов…

- И что, Бендер, ты в это поверишь? Правильный выход тут только один, сделать, как я говорю…

- Бендер, слушайся меня, я хочу тебе помочь…

- Так, заткнулись оба. Вы мне надоели. Я сам разберусь, без ваших нотаций. Это мои друзья, а только я решаю, как я буду обходиться со своими друзьями. Разберусь, без чужой помощи. – С этими словами, он направил орудие на Стотта.

- Выбор сделан. Жаль. – Похоже, того подобные действия не слишком взволновали.

Однако за руками робота он следил. Стоило тому изготовиться к стрельбе, как орк открыл огонь первым. Мастерский выстрел был направлен в магазин орудия, и он достиг цели. Мощный взрыв отшвырнул Бендера к входу в зал, швыряя уже сильно помятый ударной волной корпус о стену. Левую руку разнесло в клочья сразу. Проследив взглядом полёт своего бывшего подчинённого, Шер забыл о последнем противнике. Он обернулся на звук, когда Лила была уже рядом, она успела схватить винтовку и не дать ему прицелиться, пытаясь вывернуть оружие из рук. Бойцы были равны, ни ему, ни ей не удалось провести ни одного удара в полную силу, мешали блоки и постоянные перемещения. Но девушке удалось до конца реализовать преимущество неожиданности. Она перескочила через винтовку, тут же подбивая орка под колени и освобождая одну руку. Чтобы не получить удар и не рухнуть на спину, Стотт был вынужден отпустить оружие и перевернуться в воздухе, в падении ударив ногами. Лила отпрыгнула, чтобы погасить энергию удара, и сделала кувырок через одну руку. Она тут же вскочила, вскидывая винтовку… И увидела бледную усмешку орка, замершего с отведенной в сторону правой рукой. Ствол упал на пол тремя кусками с идеально ровными срезами. Последняя линия была всего в паре сантиметров от её пальцев, сжимающих цевье.

- Чертова плеть… - выдохнув это, она отбросила бесполезное оружие.

- Именно так. Что ж, теперь моя очередь. Извини, времени на игры нет, хотя, мне было бы любопытно… Приказ есть приказ, ты стала слишком большой головной болью для влиятельных людей. – Шер вытащил свой пистолет левой рукой, снял с предохранителя и прицелился.

Очередь лазерных импульсов пронеслась перед ним, один чисто срезал кисть. Стотт мгновенно присел, поворачиваясь на месте стремительно выбрасывая правую руку в сторону сумевшего подняться Бендера. Второй очереди не последовало, нить сработала надежно – сначала упала отсеченная рука, потом начала сползать верхняя половина головы, а затем и всё тело рухнуло несколькими частями. Не глядя на это, Шер взмахнул плетью, очерчивая вокруг себя смертоносный круг и не давая приблизиться Лиле. В каком-то роде, ему повезло – луч одновременно прижег рану, теперь кровотечение ему не грозило, а на боль, похоже, он внимания не обращал.

- Ты умрешь…

- Ты, правда, думаешь, что можешь угрожать мне смертью? – искренне полюбопытствовал орк. - Похоже, всё-таки придется заняться тобой лично. Тем интереснее. Но ведь так будет не честно, правда? – Шер медленно потянул здоровую руку назад, готовый в любой момент нанести удар. Потом достал из-за спины боевой нож, повернул в ладони. – Так будет справедливо, не правда ли? Твоё оружие… Лови.

Резким взмахом он швырнул клинок, просто, без всяких вращений. Потом удивленно хмыкнул. Девушка замерла на месте, слегка отклонив голову и зажав лезвие между ладонями перед самым лицом. Разведя руки, она поймала оружие правой по пути к полу.

- Спасибо. Ваша честность безгранична… - голос заметно дрожал, она впервые выполнила этот трюк с настоящим оружием. Руки болели от напряжения, она знала, что это её предел.

- Да не за что. У тебя неплохая реакция. И отличный глазомер. – Шер бледно улыбнулся. – Тем интереснее… Скажи, тебе, наверное, любопытно, зачем Никсону потребовалась твоя жизнь?

- Нет. Я это уже поняла. Мне куда интереснее другое: как ты, орк, превратился в такого урода. Ведь для вас честь на первом месте, а ты даже не знаешь значения этого слова. - Она медленно пошла кругом, противник сделал то же самое.

- А много ли ты знаешь? Да, я слышал, что тебе рассказывал Крас. Да, так всё и было. Для него… Там погибла вся моя рота, а я выжил. Мне дали этот чертов «Алмазный серп»… Знаешь, в чем особенность этой награды? Почти всегда её дают посмертно.

- Ты должен гордиться. – Шер вдруг взмахнул рукой. Лила отскочила, но недостаточно быстро. Глубокий порез остался на левом плече, по щеке потекла кровь из длинной царапины.

- Не бойся, толщина нити такая, что раны от неё залечиваются без шрамов. Конечно, если три адарских ублюдка не соревнуются, кто вырвет у тебя больший кусок мяса одним ударом… Так чем? Чем мне гордиться? Когда я вышел из госпиталя, где меня собирали по кускам, я кое-что понял… Ничего не изменилось! Нам с детства вдалбливают эту чушь о чести, о долге, о смерти за свой народ, в бою… Всё это полный бред! Вот, я умер там, в песках Второй Адары за свой народ. Что-то изменилось для меня? Да ни черта! Я уже был мёртв, понимаешь? А раз я мёртв, мне всё дозволено, и плевал я на кодекс. – Она с невероятным трудом увернулась от удара по ногам.

- Ты сошел с ума! – Лила в последний момент отклонилась, пропуская плеть мимо горла, но на обратном взмахе ей достался удар по бедру.

- Нет, я вполне нормален. Просто я открыл глаза… Я вернулся на войну с Адарой. Я лично шел в бой и разрабатывал операции. Я не брезговал ничем, самыми их грязными и подлыми уловками. Терять мне было уже нечего, моя честь вместе с жизнью осталась в тех песках… Меня не понимали, тогда я действовал один. Я нашел того адарца. Я вызвал его на поединок на хлыстах, как принято у них. Он принял вызов, у них есть самые элементарные представления о чести в дуэли. Я убил его этим вот ножом. Броском, его реакция оказалась хуже твоей. Умирая, он сказал мне, что я занимаю его место и принимаю его роль. Ты знаешь, я его понял… - девушка не успела увернуться от очередного удара, сумев лишь закрыться рукой. Конец плети распорол рукав, но отскочил в сторону. Браслет выдержал удар, с лихвой отрабатывая все деньги, когда-то заплаченные за него.

- Зато я тебя не понимаю.

- Всё просто. Я убил его, пожертвовав за это честью, я стал одним из них, я занял его место. Я это понял. Как думаешь, почему я, являясь третьим лицом в армии, нахожусь в звании капитана?

- Хе-хе, больше звёздочек не дают? – с этими словами она решилась на атаку. Орк еще не восстановил равновесие после предыдущего выпада, потому не сумел ударить в полную силу. Нить вскользь прошла по груди и левой руке, но Лила прорвалась на расстояние атаки. Прямой удар в горло Стотт отбил искалеченной рукой. Когда она перевернула клинок и попыталась ударить сверху вниз – не дрогнув лицом, принял нож на ту же руку. Тут же повернул её, пытаясь вырвать оружие, одновременно нанося удар правым локтем. Нож она успела выдернуть, от удара уйти, так что он только скользнул по волосам. Но инициатива уже была потеряна, удар плетью мог последовать в любой момент. Она оттолкнула орка левой ладонью, заставив потерять равновесие, и прыгнула в сторону, кувыркнувшись в воздухе. Свист достал её уже при приземлении, но Шер опоздал -  нить лишь срезала часть «конского хвоста».

- Нет. Капитан Шер Стотт погиб вместе со своей ротой. Я - это уже не он. Всего лишь призрак. Который может служить своему народу. Я это понял. И начал служить. Начал воевать не так, как велит наш пыльный кодекс, а так, как воюют с нами. С волками жить, по волчьи выть, ведь так вы говорите? Меня не понимали, мне отказывались подчиняться. Я создал своё подразделение. Послушное. Правда, нанимать его пришлось здесь. Мы не брезговали ничем. Расстрел пленных, диверсии и провокации, уничтожение гражданских. Всё ради победы. И победа была нашей!

- И как же ты смог это сделать? Крас не полный идиот. Он видит, кто ты есть и что творишь.

- Принц слишком любит легкие победы. Он верил мне. Он давал мне то, что я просил, не интересуясь подробностями. Полагаю, позже из него выйдет отличный политик, не уступающий земным. Но пока он слишком держится за кодекс, стараясь отступать от него по минимуму. Это пройдет… - Лила уже слабела от потери крови, реакция подводила. Она в очередной раз отскочила недостаточно проворно, расплатившись за это еще одним порезом на ключице. Потому она старалась поддерживать разговор, хотя стоило бы беречь дыхание. Так был шанс вывести его из себя, заставить действовать импульсивно. Шансов в бою у неё не было с гарантией.

- Интересно, сколько тебе пообещали за мою жизнь?

- Деньги меня не интересуют. Но за вас мы получим немалые выгоды. Я счел оплату достойной.

- Достойная плата за смерть нескольких тысяч… Ты настоящий маньяк, Стотт. Ты даже хуже. Для тебя жизнь просто ничего не стоит. Ни жизнь, ни честь, ни своя, ни чужая.

- Конечно, что мне терять. – Взмах плети едва не оставил Лилу без руки. Она даже подумала, не рискнуть ли с броском ножа, но отказалась от этой идеи. Скорости орка хватит, чтобы мелко нашинковать клинок еще на подлете.

- Но я знаю, почему ты лично ввязываешься в операции. Почему всё это говоришь мне. Я знаю, почему тебе нет покоя.

- Вот как, очень любопытно.

- Сомнения, Шер… У тебя остались сомнения. Ты еще помнишь, кем ты был раньше. До того, как сделать первый шаг на этом пути. Ты до сих пор не веришь себе. И не веришь в свой выбор. Ты постоянно сомневаешься. Тебе нужны доказательства.

- Как интересно, в чем же я сомневаюсь?

- В цене. Ты продал свою честь за месть и за победу. За славу, за своё положение. Ты до сих пор не веришь, что был прав. Ты плетешь интриги, ты лично ввязываешься в бой, ты своими руками убиваешь… Ты хочешь доказать, что не зря пожертвовал честью за победы. И раз за разом у тебя не получается, и ты не веришь себе.

- Что ж, кажется, у меня появилась отличная идея. Ты ведь, такая же, как все наши. Честь дороже жизни, правда?

- Да, в отличие от тебя, для меня это так. – Тяжело дыша произнесла Лила, понимая, что ничего хорошего от него ожидать не следует.

- Прекрасно, прекрасно. – Орк остановился, она тоже. – А как тебе такой вариант. Вон там лежит твой товарищ и подчиненный, за которого ты в ответе, твой друг. Вполне живой, он нас даже слышит, наверное. У тебя появляется выбор. В одном случае, я его убью, а потом займусь тобой, ты знаешь, что моя победа лишь вопрос времени. В другом случае… Мне, так или иначе, нужно исполнить задание, а ты активно этому сопротивляешься. У тебя есть нож. Полагаю, этого вполне достаточно для решения проблемы. А его жизнь меня не интересует. Не думаю, что ты примешь от меня какую-либо клятву, но я могу пообещать, что в этом случае он останется жив.

- Ты предлагаешь мне…?

- Да, именно так. Альтернативой будет его смерть. – Он отвёл в сторону правую руку. – Я считаю до десяти. После чего, или ты поступаешь, как велит честь, или я убиваю его, и мы продолжаем наш поединок. Время пошло. Десять…

Она буквально застыла на месте. Словно не веря, посмотрела на оружие, зажатое в правой руке, перевела взгляд на Фрая.

- Девять… восемь…

Пальцы на рукояти побелели, она поднесла клинок к груди, потом подняла к горлу.

- Семь… Правильно, давай, всего один взмах.

Лезвие просвистело в паре сантиметров от шеи, она опустила его, уже держа в левой руке, и произнесла:

- Иди к черту, Стотт! Ты его не убьешь. Я отказываюсь, и теперь в этом смысла нет!

- Шесть… Я убью его, чтобы показать серьезность своих намерений. И чтобы ты знала, что виновата в его смерти. Пять…

- Провались в ад, Шер. Я не собираюсь умирать из-за него. Убивай, если хочешь.

- Четыре… Что ж, ты сама так решила. Три…

- Да, моя жизнь мне дорога. Хочешь, убивай.

- Два… А как же честь?

- Плевать на честь, свою жизнь я ценю выше!

- Молодец, девочка, ты начинаешь меня понимать. Один… Еще не передумала?

- Нет, его жизнь твоя. А мне моя дороже.

- Слово леди – закон. Ноль… - Шер взмахнул рукой.

Лила мгновенно рванулась вперед, чтобы оказаться между ним и Фраем. Даже Стотт не сразу отреагировал на стремительный бросок. Два шага для разбега, длинный прыжок, перекат по бетону и она вскочила на ноги, выставляя перед собой правую руку. Плеть ударила по предплечью, куртка была разрезана, но браслет выдержал удар, нить стала наматываться на него, всё глубже врезаясь в коммуникатор. Девушка дважды взмахнула рукой, наматывая еще две петли на пока держащийся браслет и отдаляя хлыст от Фрая. Шер попытался что-то предпринять, но не успел совсем немного. Девушка крутанулась на месте, натягивая плеть до упора и буквально подтаскивая врага к себе. Стотт попытался закрыться, но не сумел, нож в её левой руке достиг цели, вдобавок, удар наложился на ускорение. Клинок глубоко вошел Стотту в грудь. Замерев на секунду, Лила прыжком развернулась обратно, вырывая правую руку из петель и нанося удар ногой, чтобы отшвырнуть орка назад и вбить нож уже по гарду. Как раз в этот момент коммуникатор не выдержал, разлетаясь несколькими осколками с бритвенно острыми краями. Ослабшая плеть в нескольких местах хлестнула по предплечью, потом там же прошлись куски металла и пластика.

Едва не теряя сознание от болевого шока, девушка приземлилась на одно колено, опершись левой ладонью об пол. Правую руку она держала на отлете и старалась в ту сторону не смотреть. Сумев поднять взгляд, она увидела, как Шер безуспешно пытается встать. Потом Лила озаботилась куда более важным вопросом. Она посмотрела на Фрая. Друг был жив и не ранен, судя по взбаламученной грязи, нить не дотянула сантиметров пяти до шеи… Она снова глянула на орка. Потом с трудом поднялась на ноги, подошла к Фраю и присела рядом с ним. Нежно проведя рукой по волосам, тихо прошептала:

- Не бойся, это скоро пройдет. Только подожди немного. Я сейчас к тебе вернусь. Только закончу одно дело. Проучу кое-кого. Я сейчас приду…

Она встала, подошла к отстреленной кисти орка. Упершись ботинком, вытащила из неё пистолет левой рукой. Правая болела невероятно, но была на месте, даже, вроде бы, всеми пальцами удалось пошевелить. А она совсем не предполагала, начиная последнюю контратаку, что руку удастся сохранить. Потом она подошла к так и не сумевшему встать Стотту. Лила поставила ногу ему на грудь, прицелилась в правое плечо. Даже в такой ситуации Шер смог засмеяться и произнести:

- Вот ты и приняла эстафету… Ты теперь такая же как я… Или как тот адарец… Не забудь потом забрать кольцо себе… Как знак… Честь за победу. Ложь ради собственного спасения… Ты подставила друга, ты нарушила своё слово – всё, лишь бы победить… Теперь эта роль достается тебе…

Казалось, она его совершенно не слушала. Девушка посмотрела на обломки Бендера в углу, потом на скорчившегося от боли Фрая. Оглянулась назад, в сторону подземного города. Её глаз сузился, пистолет немного поднялся вверх.

- Ты умрешь.

- Ха… убив меня, ты ничего не изменишь… И ничего никому не докажешь… Я давно мёртв… Стреляй, если хочешь…

- Хочу. И выстрелю. Умри окончательно…

Комнату озарили две яркие вспышки. Потом Лила выпустила оружие, позволив ему шлепнуться в грязь. Постояв несколько секунд без движения, она повернулась, чтобы идти к Фраю. Но вдруг посреди шага упала на пол, рядом телом Стотта. Болевой шок, потеря крови и невероятное напряжение оказались сильнее, у неё просто закончились последние силы. Уже теряя сознание, она успела подумать: «надо же, какая нелепая смерть…»

Лила пришла в себя от упавшей на лицо холодной капли. Раскрыв глаз, она увидела над собой потолок. Переплетение ржавых труб и покрытый плесенью бетон, редкие тусклые лампы – она явно все еще в канализации. Но потолок двигался, а значит, она не осталась лежать на том же месте. Ощущение было совершенно незнакомым, но девушка догадалась, что кто-то несет её на руках.

Переведя взгляд в сторону, она попыталась разглядеть неожиданного спасителя. В слабом свете Лила смогла увидеть совершенно бледное лицо с застывшим упрямым и сосредоточенным выражением. Если бы не цвет волос, она бы, скорее всего, не узнала Фрая, так не похож он был сейчас на себя.

- Рыжий… - тихо позвала она.

Он взволнованно посмотрел на неё, не прекращая шагать, потом наклонился к ней и прошептал на ухо:

- Ничего не говори. Ты серьезно ранена, не шевелись и не стоит говорить. Мы уже почти добрались… Потерпи еще совсем немного. Ничего не бойся, я позабочусь обо всём, фиалка. Всё будет хорошо, не волнуйся…

Он продолжал говорить что-то еще, но Лила его уже не слышала. Почувствовав себя в безопасности, девушка позволила себе вновь потерять сознание.

Глава 10. Что-то кончается, что-то начинается.

Поздним утром в среду делегация Миры готовилась к отбытию. На этот раз не было никаких церемоний, а после того, как все военные взошли на корабль, на космодроме остались только трое. Стоящий у трапа Крас Кел-Авин с одной стороны, Фрай и Лила с другой стороны. Влюбленные поддерживали друг друга, парень был чересчур бледен, а девушка едва держалась на ногах от слабости; а её правая рука все еще оставалась забинтованной. Орк был в своём обычном наряде, земляне оделись в гражданское – отпала необходимость в маскировке и дипломатических играх. Кроме того, и Фрай, и Лила были в солнцезащитных очках.

В госпитале девушке почти сразу рассказали о том, что произошло после её выстрелов и потери сознания. Оказывается, тот короткий разговор ей не привиделся, Фрай действительно, едва сумел пошевелиться, как немедленно бросился к ней. Потом поднял на руки и нёс два с лишним километра до поселения мутантов и развернутого там лазарета орков. Где по предательски скользким трубам, где по колено в «воде», притом, что парень только отошел от паралича, а она, вдобавок, весит больше него. На прямой вопрос он лишь пожал плечами и ответил: «я не мог поступить иначе». Успел он очень вовремя, еще некоторое время на том полу, и она бы не дождалась рассвета, умерев от переохлаждения и потери крови. Впрочем, Фраю этот бросок тоже дался нелегко. Сдав её врачам и спокойным голосом объяснив характер ранений, он рухнул как подкошенный. Остановка дыхания, перебои с сердцем – переутомление наложилось на еще не прошедшие последствия удара. К счастью, врачи оказались рядом и успели помочь.

Вырваться из госпиталя, принадлежащего посольству Миры на эту встречу оказалось очень непросто. К счастью, персонал больницы целиком состоял из вольнонаёмных землян, а слухи о том, что эта фиолетововолосая девушка расправилась с заместителем командующего (орком!) в рукопашной один на один, распространились почти мгновенно. Все два дня большая часть врачей и медсестер старались не появляться рядом с её палатой и, завидев Лилу, переходили на другую сторону коридора. А уж все лечебные процедуры выполнялись так осторожно, словно стоит причинить пациентке хоть малейшее неудобство, и они получат фурию, отрывающую головы всем подряд. Однако в данной ситуации были и положительные стороны: когда её отказались выпускать, Лила персонал банально запугала. Сделала она это настолько успешно, что её не просто отпустили, но заодно и выписали, согласившись, что на оставшиеся процедуры она может приходить, когда сама того захочет. Фрая, поначалу, тоже хотели оставить под наблюдением еще на пару дней. Но одного взгляда и вопроса, хорошо ли они подумали, хватило, чтобы пребывающие между паникой и истерикой врачи отдали ей курьера и любезно проводили к выходу. Лиле могло послышаться, но, кажется, они забаррикадировали дверь чем-то тяжелым, стоило ей отойти на пару шагов.

Однако Бендера с ними не было. Робот все еще оставался в мастерской, ремонт продолжался и окончательно завершится еще не скоро. С телом особых проблем не было, хотя после всех повреждений его оказалось проще восстановить заново (разумеется, уже без всех боевых модификаций), чем собирать прежнее. Сложности были с головой. Нить прошла буквально на пару сантиметров ниже процессора и накопителей памяти, не задев их, но пребывание тонких чувствительных схем в токсической жиже на пользу им точно не пошло. Фрай тогда прихватил с собой верхнюю часть головы, закрепив ремнём от винтовки на плече. Техникам удалось предотвратить необратимые изменения, но за сохранность всей памяти робота они бились до сих пор. Впрочем, теперь это был вопрос времени, в положительном исходе сомнений уже не оставалось.

- Вы следите за последними новостями? – орк начал разговор первым. После того, как они покачали головами, он продолжил: По всем канал рассказывают о произошедшем. Сейчас всё выглядит следующим образом: слетев с резьбы, заместитель командующего армии Миры воспользовался служебным положением и по неизвестной причине отдал приказ штурмовать город мутантов. Однако, по счастливой случайности, о его планах стала известно, и наша армия при поддержке местной полиции провела спецоперацию. РДГ «Стилет» объявлена вне закона, большая часть бойцов отряда уничтожена, после отказа сдаться. Командир убит при нападении на гражданское лицо; пределы допустимой самообороны нарушены не были. Таким образом, все стрелки перевели на Шера, с которого уже не спросишь. Сумасшествие, посттравматический синдром, переутомление, стресс и так далее…

- Но ведь вы знаете, что это не так? – угрюмо поинтересовалась Лила.

- Конечно. Это официальная версия. Только вот, боюсь, она так и останется единственной. Потому что никаких доказательств того, что Стотт действовал по приказу, нет.

- Как нет? Он мертв, но ведь осталось множество улик и свидетелей! – не поверил Фрай.

- Лишь на первый взгляд. О звонке из администрации кроме самого Шера знали двое. Один из них официально мёртв, показания второго не могут служить доказательством. Учитывая характер повреждений, память Бендера могла пострадать, она и пострадала в определенной степени, потому не может быть представлена в суде. Больше никто не знал. Что касается откровений капитана, то Бендеру веры нет, как я уже говорил, а вы оба заинтересованы в определенном исходе дела. На ваших словах обвинение не построишь.

- И что, теперь последует традиционный финал спецопераций? Нас тихо уберут, как свидетелей? – произнесла девушка негромко.

- Нет. Я перед отлётом заглянул к вашему президенту, и мы с ним поговорили с глазу на глаз. Среди иных любезностей, я ему очень вежливо намекнул, что если с любым из вас троих что-нибудь произойдет, то Никсона тоже ждет… несчастный случай. Я не помню, что точно ему сказал, что-то там про кипятильник и банку с головой, но он впечатлился и выразил полное согласие с моим мнением. Ваш правитель – трус, и в данном случае это хорошо. Он слишком дорожит своей э-э-э… шеей, чтобы рисковать.

- А Бендер? – спросил Фрай.

- Да, как быть с ним? Участие в операции и в иной деятельности отряда – не шутки.

- Он там никогда не состоял. Не числится в базах данных. Не был в ночь с двадцать седьмого на двадцать восьмое в канализации.

- Но осталось куски тела, их забрали как вещдок. – Не согласилась Лила.

- Тело принадлежит совсем другому роботу. К нему же относятся все записи в базах данных. Понимаете, мы совсем недавно приняли на работу одного специалиста. Среди прочего, он был рад оказать услугу Бендеру. И он очень хорошо знает устройство склада ФБР, а также их компьютерные сети.

- Значит, он теперь у вас? – спросила она.

- Да. Мы считаем, что он может нас многому научить. Во всех смыслах.

- Главное не отдавайте ему… неправильных приказов. – посоветовал Фрай.

- Да, я понял, чем это чревато. Наши отношения строятся на доверии. Он объяснил мне свою позицию по вопросам подчинения, и я с ним согласился. Надеюсь, что взаимовыгодное сотрудничество продлится, как можно дольше.

Они замолчали. Так прошло где-то полминуты. Потом орк сделал пару шагов вперед и произнес:

- Что ж, полагаю, пора прощаться. Простите меня за всё. Для меня было большой честью познакомиться с вами. Прощайте. Кажется, у вас принят такой жест… – он протянул ладонь для рукопожатия.

Никаких ответных движений не последовало. Фрай сложил руки на груди, Лила завела за спину. Земляне продолжали молча смотреть на собеседника. Внезапно Крас подумал, что не только яркое солнце стало причиной того, что люди были в непрозрачных очках. Возможно, они просто не хотели, чтобы орк видел их глаза. После всего произошедшего, им нужен был виноватый. Шер погиб быстро и в бою, глупо ненавидеть того, кто уже мёртв. Никсон оказался вне досягаемости, сколько-нибудь реальной возможности призвать его к ответу не было. Чувство беспомощности заставляло искать того, кого можно обвинить в произошедшем, и в том, что, к счастью, так и не случилось. Так их взгляды обратились на главнокомандующего. Вину его недооценить было сложно, ведь Стотт мог проводить свою политику именно благодаря попустительству принца, предпочитавшего не разбираться в причинах военных успехов советника. Хотя он явно подозревал, что тот действует в нарушении кодекса чести и принятых правил. Разумеется, обвинять Краса во всех грехах было нельзя, но люди не могли сдерживать эмоции, уж слишком свежими были воспоминания о пережитом, и слишком легко было представить все события, которые удалось предотвратить. Они с трудом пытались держать себя в руках, но чувства были сильнее логики.

Неловкая пауза затягивалась, наконец, еще через несколько секунд Крас убрал руку, тяжело вздохнул и проговорив:

- Я понимаю… Я не буду отрицать того, что виноват во всём случившемся. Это был мой подчинённый, мой советник. Я бы мог сказать в своё оправдание, что он мне лгал, а орки не знали раньше лжи от соплеменников. Он не рассказывал мне правды, скрывал факты и представлял всё в ином свете. Но я понимаю, что всё это не оправдывает меня, а лишь усугубляет вину.

- Шер выразился несколько иначе. Он сказал: «принц слишком любит легкие победы». – Жестко произнесла Лила.

Лицо командующего исказилось, а сам он сгорбился, как от удара под дых. Постояв так несколько секунд, он произнес, не поднимая взгляда:

- Жестоко… Но я это заслужил. Я полагаю, мне, как потерявшему честь офицера, следовало бы пойти и застрелиться. Однако у нас запрещен суицид, но есть такая традиция: покрывший себя позором воин отправляется на передовую, в самую гущу боя, чтобы смыть с себя позор кровью, своей и своих врагов. Я знаю, что бесконечно перед вами виноват. Потому я принял решение. Сейчас мы стартуем и направляемся на ближайшую границу ДАП, где идет война. После чего вступаем в бой, ни на букву не отступая от кодекса. Мы вернемся через полгода… Я надеюсь, что тогда я хоть немного приближусь к искуплению вины и возвращению своей чести. Может, я смогу поднять взгляд от земли. И я хотел бы верить, что тогда вы хотя бы позволите мне посмотреть вам в глаза. Сейчас я этого не достоин. А теперь, прощайте! Мы отправляемся на войну!

Не поднимая глаз, принц развернулся на месте и начал подниматься по трапу. Земляне отошли на безопасное расстояние, почти к самому входу на космодром и уже оттуда наблюдали, как звездолет поднимается над землей и быстро исчезает в безоблачном небе. Сегодня и вправду выдался яркий день, солнце светило изо всех сил, небосвод был насыщенного синего цвета. Последний день сентября, вскоре всё затянут серые низкие тучи.

Фрай и Лила неторопливо покинули лётное поле и пошли прочь от космодрома. Курьер снял очки, зацепил за ворот футболки, капитан свои оставила на месте. Вид их был немного необычен – широкая пластина сплошного темно-фиолетового стекла, под которой практически невозможно было различить не только выражение глаз, но даже их количество. Они не были подарком, но купила она их по совету Фрая, сказавшего, что «они тебе очень идут, особенно по цвету». О том, что очки скрывают глаз, он в последний момент тактично умолчал.

- Ого, уже почти полдень. – Фрай посмотрел на часы. - А мы еще собирались проведать Бендера. Что, идём к нему?

- Да. Пойдём пешком? – уточнила Лила. - Мне нужно восстанавливаться, да и погода сегодня чудесная.

- Конечно, всё как ты скажешь.

Некоторое время они шли в молчании, причем, как бы отдалившись слегка друг от друга, только держась за руки.

- И что, вот так всё закончится? – Лила заговорила первой. – Лживая официальная версия, которой все поверят. Никсон выйдет сухим из воды. Большинство роботов уничтожено, остальным, наверное, сотрут личность. Эти извинения и нелепая попытка загладить вину. Мы едва не погибли, вообще, это чудо, что удалось избежать жертв.

- Жизнь состоит из случайностей. Нам повезло, и всё закончилось неплохо. А однажды не повезет Никсону, и он получит по заслугам. Непременно. – Уверенно заявил Фрай.

- Хотелось бы верить…

- Лила в чем дело? Что с тобой происходит? – он обеспокоенно посмотрел на неё. В очках отразилось его взволнованное лицо.

- Фрай, скажи мне… Только честно… Ты считаешь меня монстром?

- Господи, я ведь говорил тебе сотни раз, это не имеет никакого значения, даже наоборот…

- Я не про внешность. Я про свой поступок и свой позор. Тогда, той ночью… Ты ведь всё прекрасно слышал. Ты слышал, как я подставила тебя под удар. Ты слышал, как я нарушила своё слово. Я думаю, ты даже слышал, что Шер мне сказал. Что я теперь такая же, как он, что убив его, я приняла эстафету…

- Лила, послушай… - он осторожно снял её очки, поймал взгляд. – Я тебя и не думал ни в чем обвинять. Ты спасла меня. Мне было бы достаточно, чтобы ты спаслась сама. Но ты совершила невозможное, и едва не погибла, спасая всех нас. Так что забудь об этом. Что же касается твоего поступка, то тут так просто не скажешь… Я знаю, как много это для тебя значит. Но ты так поступила, спасая всех нас.

- Ты знаешь, что пожертвовать честью, чтобы сохранить свою жизнь – это несмываемый позор? Бесчестье, от которого никогда не отделаться.

- А если ты спасла чужие жизни, жизни своих близких? Как быть тогда?

- Я не знаю… Но всё равно, я теперь ничем не лучше Стотта.

- Ты поступила так ради других…

- А он всё это творил ради своего народа. Благородная цель, как ни посмотри. Так в чем различие?

- Я не могу точно сказать, но чувствую, что ты не права… - Фрай помолчал. – Слушай, а может дело в ответственности? Он там много чего наплёл, что он тут, как бы, и не при чем. Всё делает кто-то другой. А ты – совсем иное дело. Лила, ты понимаешь, что это был именно твой поступок. И именно тебя за него мучают совесть и чувство вины. Ты не такая, как он.

- Пожалуй…

- Я вообще думаю, что ты всё сделала правильно. Но если тебе угодно считать, что ты в чём-то пошла против чести – пусть так. Тогда для тебя самое главное – остановиться, сделав первый и последний шаг по этому пути.

- Да. Ты прав. Главное, ни в коем случае не повторять подобного… Но меня по-прежнему мучает чувство вины… Ведь всё повернулось именно так только из-за меня. Не убей я его, у нас был бы свидетель, доказательства. А так, всё бесславно завершилось. Только потому, что я не смогла сдержать свои чувства, всё закончилось именно так. Из всей этой истории я, пожалуй, вынесла свой урок. – Она вздохнула. - Я больше никогда не буду совершать непоправимые поступки.

- А я вот один непоправимый поступок хотел бы совершить именно сейчас… - произнёс Фрай, останавливаясь.

Они шли через парк и сейчас стояли на одной из аллей. Деревья, кусты, опавшие листья на земле – всё вокруг было разных оттенков оранжевого и красного. «Все оттенки рыжего цвета» - подумала Лила, тоже останавливаясь. Фрай очень хорошо смотрелся на этом фоне. И он явно выбрал это место для чего-то важного.

- Знаешь, там, в подземелье, я очень боялся. Не за тебя, я знал, что ты справишься. Даже не за свою жизнь. Я боялся, что умру и не успею сказать тебе кое-что важное. Несколько слов… которые мне страшно было произнести раньше…

- Но… мы ведь уже говорили об этом? – Лила сразу поняла, что он имеет в виду. – Недавно… Все эти две недели… Всё и так понятно…

- Нет. Это всё уловки. И игра словами. – Произнес он твердо. - Может это и глупо, но я чувствую, что обязан назвать всё своими именами. И сказать то, что думаю. Только сейчас понял, что это так просто… Лила, я тебя люблю. Надеюсь, ты ответишь так же честно?

- Разумеется. Я тоже боялась и не хотела говорить этого прямо… Но сейчас, незачем хитрить. Я тоже люблю тебя.

Они долго стояли так, просто глядя друг на друга и ничего не говоря. Главные слова уже произнесены, а необходимости в других не было. Неизвестно, сколько бы этот миг продлился, но всё когда-нибудь заканчивается. Легкий порыв ветра прошелся по кронам, пятна света и тени скользнули по лицу, нарушая застывшее мгновение и напоминая о том, что вокруг время движется по-прежнему.

- Слушай, мы вроде бы куда-то собирались? – неуверенно поинтересовалась Лила, возвращаясь к реальности.

- Да, что-то припоминаю… Точно, Бендер. Мы уже совсем рядом… Идём?

- Идём. Возвращаться на полпути – плохая примета.

Уже на выходе из парка Фрай задал вопрос:

- Как ты думаешь, после всего, когда он придет в себя… Бендер смирится с нашими отношениями?

- Не знаю. Мне показалось, он всё-таки что-то понял.

- Да, раз уж он встал на нашу сторону.

- По-моему, он тогда встал на свою сторону. – Поправила его она.

- Что ты имеешь в виду?

- Хотел решать сам. Без наших поучений. Поступить не так, как хотим мы, а как хочет только он сам. Что-то вроде этого, как мне кажется. Что он может помириться с друзьями, а может отправить подальше. Но со своими друзьями он разберется сам, без чужих советов.

- Ты думаешь, всё дело было только в этом?

- Как знать… Может быть, и нет. У Бендера не спросишь – сразу закроется и спрячется. Выдаст что-то вроде «вы мне еще должны были по 200 баксов».

- Верно. – Фрай кивнул. - Но ведь, как бы там ни было, он жив и он остается нашим другом. Всё остальное можно решить. Однако мне бы очень хотелось, что б он смог понять, что любовь и дружба, во-первых, разные вещи, а во-вторых – их можно совмещать. Зато, теперь мы с тобой во всём разобрались и можем называть вещи своими именами, без хитростей. Любовь это любовь, дружба это дружба. Надеюсь, теперь он поймет.

- Пока не спросим, не узнаем. Что ж, вот мы и пришли.

Еще через четверть часа блужданий по коридорам пара добралась до дверей того бокса, где проходил восстановление Бендер. Внутрь их пока не пустили, потому Фрай и Лила отошли к окну в конце коридора. Больше здесь никого не оказалось. В падающем через стекло ярком свете кружилась пыль, слабо пахло машинным маслом.

- Нет, ты слышала, они его в первый раз включат только вечером. Еще через четыре с лишним часа.

- Что ж поделать. Ох уж эти мне перестраховщики… С другой стороны, будет время решить один небольшой вопрос.

- Какой?

- Кто к нему пойдет. Только ты, на суровый мужской разговор с глазу на глаз и не для женских ушей. Либо пойдём вместе, пусть не обманывается и привыкает к этому. Как ты считаешь, что выбрать?

- Черт, даже не знаю. Оба варианта интересны. Может, монетку кинем?

- Рыжий, ты сам знаешь, что для меня это плохо заканчивается.

- Тогда, одолжи монетку, дорогая, а кину я её сам.

- Что ж, почему бы и нет? Хм, кстати, хотела спросить… Ты помнишь, как меня назвал, там, в подземелье, когда нёс на руках?

- Я столько всего наговорил от страха… Но да, помню. Фиалка. Тебе очень идёт. Цвет волос, цвет глаза, по-моему, сложно придумать что-то более удачное. Тебе не понравилось?

- Почему, понравилось, можешь звать меня так. Я просто удивилась. Всё было так неожиданно, новые ощущения, и новое имя пришлось кстати…

- Я тебя не совсем понял…

- Ну, меня никто и никогда за всю жизнь не носил на руках. Может быть, в самом раннем детстве, но я этого не помню. Потому, я даже сразу не разобралась, что происходит, а потом не могла понять, что чувствую при этом.

- Да, и что же? – взволнованно спросил он.

- Мне понравилось. Очень. Если ты когда-нибудь повторишь, я буду благодарна. Я никогда настолько не чувствовала себя в безопасности…

- Что ж, как только немного приду в себя, займусь тренировками в тройном объеме. Если бы я знал… А я боялся, что ты очнешься, и почувствуешь себя оскорбленной.

- Правда? Ха, конечно нет. Как много мы еще друг о друге не знаем…

- Да, тут ты права. Но до того как опять начнём разбираться с проблемами, у нас есть четыре часа. Хватит, чтобы узнать друг друга лучше, правда?

- Еще как!

----------------

*Примечание, перевод англоязычных фрагментов:

I don't want to be the one                         (Я не хочу быть той,)

Who battles always choose                      (Кто всегда выбирает сраженье)

Cuz inside I realize                        (Потому что в душе понимаю,)

That I'm the one confused                         (Что я просто запуталась)

I don't know what's worth fighting for        (Я не знаю, чего стоит эта битва,)

Or why I have to scream                           (Или почему мне хочется кричать)

I don't know why I instigate                       (Я не знаю, зачем я провоцирую,)

And say what I don't mean                                    (И зачем говорю не то, что думаю)

I don't know how I got this way                 (Я не знаю, как оказалась на этом пути,)

I know it's not alright                                 (Но знаю, что он ведет не туда)

So I'm breaking the habit                          (Потому я прекращаю это)

I'm breaking the habit tonight                    (Я прекращаю сегодня же)

(С) Linkin Park “Breaking the habit”

What have I got to do to make you love me?         (Что я должен сделать, что бы ты меня полюбила?)

What have I got to do to make you care?              (Что я должен сделать, чтобы ты заботилась обо мне?)

(C) Elton John “Sorry Seems To Be The Hardest Word”

This battle I can not forget, dead impregnate the air   (Мне этот бой не забыть нипочем, смертью пропитан воздух)

And from the firmament how silent rain...                  (А с небосклона бесшумным дождем…)

…Talk to us: “need the height»                                 (…Нам говорили: «нужна высота»)

And not economize the bullets…                              (И не жалеть патронов…)

…On the sky hang and disappear star                      (…В небе висит, пропадает звезда)

No place for fallen.                                                             (Некуда падать.)


(С) Владимир Высоцкий «Звёзды», перевод мой.



К списку всех фанфиков


Наверх
Все эпизоды онлайн Скачать все эпизоды Комиксы Субтитры Русские аудио дорожки Музыка из серий Удалённые сцены Видеобонусы с DVD Видеоигра Футурама Оригинальные обои Темы для рабочего стола Музыка (MIDI) Скринсэйверы Серии в скриншотах HD скриншоты Настенные календари Скины для WinAmp`a Песни Кэти Сигал
Генолаборатория Угадай цитату Leela`s Birthclock Для мобильника Кроссворды Шуточный фан-тест Серьёзный фан-тест
Неприятности, как они есть
Кое-что о сферонском синдроме
Brannigan the Best
И ГРУСТНО, И ГНУСНО
Там, где рождается дождь
Pawell
Work More - Работай Больше!Независимый Форум о Симпсонах и ФутурамеThe Infosphere: A Futurama WikiЗапчасти для автомобилейАмериканский Папаша Онлайн - весь сериал American Dad!Futurama-FranceThe Futurama PointИНФОСФЕРАРекламное агентство РеверонCan't Get Enought FuturamaСимпсоны в РоссииFuturama-MadhouseFuturama-Area.DEFuturamer.ruMass Effect - вселенная игр серии




Яндекс.Метрика
службы мониторинга серверов Firefox Download Button количество читателей онлайн и всего

Разработка и поддержка: Pawell

Ключевые слова: футурама, futurama, Фрай, Лила, Бендер, Зойдберг, комиксы, музыка, обои, футурама онлайн, futurama, Fry, Leela, Bender, Zoidberg, смотреть футураму, туранга лила, филипп фрай, бендер родригез, мэтт гроунинг, futurama DVD, matt groening, david cohen, XX fox

Страница сгенерирована за 0.532238 секунд